Хочу покончить с жизнью: «Я хочу умереть на своих условиях» История американки, которая перепробовала все способы лечения и решилась на эвтаназию: Книги: Культура: Lenta.ru

Содержание

russian suicidal

Мы рождены со способностью покончить с собой. Ежегодно во всем мире этот выбор делает один миллион человек. Даже в обществах, где самоубийство запрещено по закону или обычаю, люди всё равно лишают себя жизни.

Многим людям, которые хотят покончить с собой, кажется, что другого выхода у них нет. В этот момент их мир описывается словом «смерть», и не следует недооценивать их желания — оно реально, сильно и безотлагательно. Волшебных лекарств от него нет.

Но верно и то, что:

  • самоубийство является необратимым решением временной проблемы;
  • когда мы угнетены, мы склонны видеть вещи в очень узком аспекте нынешнего момента. Через неделю или через месяц вещи могут выглядеть совершенно иначе;
  • большинство людей, когда-либо думавших о том, чтобы покончить с собой, теперь рады, что они живы. Они говорят, что они не хотели лишить себя жизни — они просто хотели, чтобы прекратилась боль.
  • Самый важный шаг — поговорить с кем-либо. Людям, которые хотят покончить с собой, не следует пытаться справиться с этим желанием в одиночестве. Им следует обратиться к кому-либо за помощью — НЕМЕДЛЕННО.
  • Поговорите с родственниками или друзьями. Просто поговорите с членом семьи, или другом, или коллегой — это может принести огромное облегчение.
  • Поговорите с oдним из бифрендеров — друзей в беде. Некоторые люди не могут говорить с родственниками или друзьями, им легче говорить с незнакомым человеком. В разных странах мира действуют центры по оказанию помощи в беде, в них работают бифрендеры-добровольцы, которые обучены слушать.
  • Поговорите с врачом. Если человек длительное время угнетён или чувствует, что он близок к самоубийству, он, возможно, страдает клинической депрессией. Депрессия — это психическое состояние, вызванное нарушением химического равновесия, и врач может излечить его, прописав лекарство и/или назначив терапию расскажите мне об этом ещё.

ремя — очень важный фактор в выздоровлении, но важно и то, что происходит в это время.

Когда человек чувствует, что он близок к самоубийству, ему следует немедленно поговорить об этом с кем-нибудь.

«Я хочу умереть на своих условиях» История американки, которая перепробовала все способы лечения и решилась на эвтаназию: Книги: Культура: Lenta.ru

Смерть сопутствует жизни с начала времен, однако это не значит, что в процессе умирания не происходит никаких перемен. «Современная смерть: Как медицина изменила уход из жизни» — книга молодого американского врача Хайдера Варрайча о том, как в результате достижений современной медицины изменились все аспекты окончания человеческой жизни: от чего мы умираем, когда умираем, где умираем и как умираем. Книга опубликована в рамках издательской программы Политехнического музея и входит в серию «Книги Политеха». С разрешения издательства «Альпина нон-фикшн» «Лента.ру» публикует фрагмент текста, посвященный дебатам вокруг закона об эвтаназии.

Головные боли начались у жившей в пригороде Сан-Франциско Бриттани Мейнард вскоре после свадьбы. Головная боль — это чрезвычайно распространенный симптом: нам редко удается прожить без нее хоть сколько‐то времени, иногда даже один день без доступа к кофе. У многих из нас за всю нашу долгую жизнь не случается сердечного приступа, инсульта или даже инфекции мочевыводящих путей (особенно у мужчин), но почти у каждого в тот или иной момент болит голова. Из почти 40 миллионов американских пациентов, которые жалуются в течение года на повторяющиеся головные боли, лишь совсем у немногих это связано с угрожающим жизни онкологическим заболеванием. После тщательного обследования, включавшего МРТ головного мозга, оказалось, что Бриттани попала в их число.

Она поступила так, как поступил бы на ее месте любой другой больной с потенциально излечимой формой рака, — она легла на нейрохирургическую операцию, которая подразумевала удаление части костей ее черепа. Тем не менее у женщины случился рецидив, и на этот раз была уже неизлечимая четвертая стадия. С лечением или без него, пациенты с таким диагнозом живут менее года. «После нескольких месяцев в поиске решения мы с моей семьей пришли к тяжелому выводу,— написала она. — Лечения, способного сохранить мне жизнь, не существует, а рекомендуемые методы сделают оставшиеся мне месяцы невыносимыми». Она обдумала возможность традиционного паллиативного ухода в хосписе, но посчитала, что у нее «могут развиться боли, устойчивые к морфину, а также изменения в личности, вербальные, когнитивные и моторные нарушения практически любого рода». В итоге она приняла решение не уступать контроль за своим уходом из жизни ни болезни, ни врачам. Бриттани и ее близкие собрали чемоданы и отправились в Орегон.

— Я хочу умереть на своих условиях.

Путь Орегона к тому, чтобы стать первым американским штатом, где легализовано самоубийство при содействии врача, начался в 1990‐е годы, когда борьба за право на смерть находилась в своей самой активной и непростой фазе. Начиная с публикации статьи «Все кончилось, Дебби» в 1988 году и первого самоубийства, организованного Джеком Кеворкяном в 1990‐м, эвтаназия и самоубийство при содействии врача бурно обсуждались на медицинских конференциях, в законодательных органах, в судах и в самом американском обществе. В 1994 году с небольшим перевесом в 2,6 процента голосов избиратели Орегона сделали его первым штатом, где неизлечимо больным пациентам было разрешено самоубийство при содействии врача.

Заседание Сената штата Калифорния, на котором обсуждался закон об эвтаназии. В руках у сенатора — портрет Бриттани Мейнард

Фото: Rich Pedroncelli / AP

Практически сразу, еще до того, как этим правом кто‐то смог воспользоваться, федеральный судья наложил на это судебный запрет, мотивировав свое решение тем, что принятый закон не предоставлял желающим им воспользоваться равной с остальным населением «защиты от самоубийства». Однако этот запрет был отменен в 1997 году, и в США наконец появились законные самоубийства при содействии врача.

Правила, установленные штатом Орегон, были очень похожи на те, что применяются в других частях света. Заявителем может быть взрослый человек старше 18 лет, способный принимать решения, связанные с медициной, проживающий в Орегоне и страдающий неизлечимым заболеванием с ожидаемой продолжительностью жизни менее полугода. От пациента, который удовлетворяет всем этим критериям, требуется составить один письменный запрос на назначение смертельной дозы препарата, заверенный двумя свидетелями, а также сделать два устных запроса выписывающему рецепт врачу.

Этот врач должен убедиться в наличии неизлечимой болезни и в том, что пациенту осталось жить менее полугода. Аналогичное заключение должен дать еще один его коллега. Если кто‐либо из них подозревает, что пациент недееспособен или имеет какое‐то психиатрическое заболевание, его направляют к психиатру. После информирования пациента о других возможных альтернативах врачи также обязаны поинтересоваться, не хочет ли пациент уведомить кого‐либо из своих ближайших родственников.

В дискуссии, где почти никто и никогда не соглашался на компромисс, орегонский «Закон о смерти с достоинством» произвел эффект разорвавшейся бомбы. Опросы, проводимые в 1990‐е годы, показали, что подавляющее большинство медиков выступали против самоубийства при содействии врача и эвтаназии. Врачи некоторых религиозных убеждений (иудеи и те, кто не ассоциирует себя с какой‐либо религией) были более открыты к идее эвтаназии, но все же большинство из них по‐прежнему выступали против. Хотя орегонские врачи скорее поддерживали этот закон, работники медицинской сферы в других штатах были настроены гораздо более скептически.

Однако опросы показали, что американские медики постоянно получают просьбы о проведении эвтаназии от своих пациентов и что небольшой их процент соглашается на это, несмотря на противозаконность таких действий. Общенациональное исследование выявило, что около 5 процентов американских врачей вводили пациентам смертельные дозы препаратов, в сравнении с 7 процентами в штате Орегон. Опрос, проведенный среди медсестер отделений интенсивной терапии, также показал, что каждая пятая из них вводила пациенту смертельную дозу лекарств по его просьбе с прямым намерением прервать его жизнь.

Поскольку эвтаназия и ее вариации оставались под запретом, а их исполнителям могли предъявить обвинение в незаконном лишении жизни, весьма вероятно, что эти опросы занижали распространенность подобной практики, — однако большинство наблюдателей все равно очень удивились.

С другой стороны, широкая публика, хотя и была настроена более благожелательно, по‐прежнему казалась разделенной на два равных лагеря. Категорией, которая решительнее прочих выступает за легализацию эвтаназии или самоубийств при содействии врача, всегда были и будут те немногие, к кому эти вопросы имеют самое непосредственное отношение, — пациенты с неизлечимыми заболеваниями.

Для меня это наиболее важная в данной дискуссии группа населения, однако именно ей часто не удается поучаствовать в обсуждении. Пациенты с неизлечимыми заболеваниями уступают по численности и широкой публике, и медицинскому сообществу. Кроме того, из‐за своего диагноза они часто не в состоянии действовать за пределами больницы, дома престарелых или хосписа, где проводят большую часть своего времени.

Когда самоубийство при содействии врача наконец стало в Орегоне законным, многие полагали, что этот штат превратится в настоящее последнее пристанище для пациентов, стекающихся туда со всей страны в попытке взять под контроль окончание своей жизни.

Фото: BAXTER / BSIP / Legion-media.ru

Другое опасение, возможно, более оправданное, заключалось в том, что основными жертвами этой инициативы станут пациенты, находящиеся в неблагоприятном экономическом положении — представители национальных меньшинств и больные без страховки, которые не могут себе позволить полноценное лечение и будут вынуждены выбирать этот путь. В отличие от Нидерландов, где медицинская страховка есть у всех, в Орегоне на момент принятия закона насчитывалось около полумиллиона не имевших ее жителей.

Обширные данные, собранные за шестнадцать лет с начала действия закона в 1997 году, позволяют по большей части рассеять эти опасения. За этот период 1173 пациента обратились с просьбой о назначении смертельной дозы лекарств, а две трети из них (752 человека) воспользовались этим рецептом.

Речь идет о считаных случаях на каждые 10 тысяч смертей. Средний возраст таких больных составляет 71 год, а 77 процентов из них находились в диапазоне от 55 до 85 лет. Всего шестеро, подобно Бриттани Мейнард, были моложе 35 лет. Подавляющее большинство воспользовавшихся законом пациентов — белые (97,3 процента), имели медицинскую страховку (98,3 процента), умерли у себя дома (95,3 процента), получали паллиативный уход (90,1 процента), имели законченное среднее образование (94,1 процента) и болели раком (79,8 процента).

Около половины из них были мужчинами (52,7 процента), состояли в браке (46,2 процента), имели высшее образование (45,6 процента) и умерли в отсутствие врача (44,7 процента). Примечательно, что с 1997 года лишь один такой больной умер в больнице. Несмотря на опасения, что уязвимые группы населения будут с большей вероятностью совершать самоубийство при содействии врача, за все время эвтаназию в Орегоне совершили лишь 12 человек, не имевших медицинской страховки, и один афроамериканец.

Что побуждает неизлечимо больных орегонцев принимать такое решение? Тремя важнейшими причинами, называемыми пациентами, являются: потеря независимости (91,4 процента), отсутствие возможности заниматься тем, что приносит радость (88,9 процента), и утрата собственного достоинства (80,9 процента). Недостаточное медикаментозное снижение боли упоминалось в качестве причины лишь 23,7 процента опрошенных. Довольно неожиданный результат, учитывая, что от 65 до 85 процентов пациентов на поздних стадиях рака испытывают сильную боль. Это важно, поскольку многие критики самоубийства при содействии врача считают любое такое решение отражением недостатков паллиативной помощи и обезболивания. Тем не менее, как показал голландский опыт, легализация эвтаназии лишь подчеркнула значение паллиативного ухода, благодаря чему врачи стали лучше осознавать свой долг по отношению к умирающим пациентам.

Высказывалось предположение, что большинство запросов на эвтаназию делается под влиянием депрессии. Но исследования, проведенные в штате Орегон, показывают, что депрессия — это один из наименее значимых факторов, которые побуждают пациентов к принятию такого решения. Иногда дело ограничивается только получением выписанных препаратов. «Как только препараты оказались в моем распоряжении, — писала Бриттани, — я испытала невероятное облегчение». Треть пациентов даже не использует полученные препараты, а остальные делают это спустя иногда довольно значительное время (от 15 от 1009 дней) после подачи запроса на получение смертельной дозы.

Фото: Philippe Wojazer / Reuters

Когда штат Орегон впервые разрешил самоубийство при содействии врача, противники этого решения очень часто проводили параллели с нацистскими экспериментами. Теперь мы можем с уверенностью утверждать, что на свете есть мало мест, где умирать лучше, чем в Орегоне, и это касается не только тех, кто решил покончить с собой. Вместо того чтобы стать предостережением против скользкой дорожки к евгенике, Орегон послужил образцом для нескольких других штатов. В 2008 году избиратели штата Вашингтон приняли похожий на орегонский закон, тоже легализовав у себя самоубийство при содействии врача.

Следующим стал штат Монтана, где в 2009 году Верховный суд постановил, что не существует закона, запрещающего врачам помогать пациентам самостоятельно ускорять свою смерть. В 2013‐м конгресс штата Вермонт принял Закон о праве пациента на выбор и контроль над окончанием жизни, который похож на упомянутые выше акты. Совсем недавно, в 2016‐м, так же поступила и Калифорния, а за пределами США закон о содействии в смерти был принят в Канаде.

Мать Бриттани Мейнард обращается к СМИ после принятия закона об эвтаназии, сентябрь 2015 года

Фото: Carl Costas / AP

За несколько дней до смерти Бриттани Мейнард многим начало казаться, что она передумала. На видео, опубликованном 29 октября 2014 года, она говорит: «Я так много смеюсь и улыбаюсь со своей семьей и друзьями, что сейчас, кажется, совсем неподходящее время». Услышав это, я написал ей электронное письмо, в котором попросил ее описать свое психологическое состояние. Ответа я не получил, а 2 ноября появилась новость, что Бриттани покончила с собой, как и собиралась.

«Пока, мир. Делитесь хорошей энергией. Если вам помогли, помогите кому‐то еще», — такой последний статус она опубликовала на своей странице в Facebook. Пять штатов уже узаконили самоубийство при содействии врача, но осталось 45 других, где оно противоправно, и даже в этих пяти оно по‐прежнему используется лишь абсолютным меньшинством пациентов. Тем не менее существуют абсолютно законные и гораздо более распространенные практики, которые могут значительно ускорить наступление смерти пациента, причем они чрезвычайно напоминают активную эвтаназию. Я помню немало ночей, когда слышал — и выполнял — просьбы удвоить дозу вводимого через капельницу препарата, пока линия на кардиомониторе не превращалась в прямую.

Перевод Марии Смирновой

Интернет: Интернет и СМИ: Lenta.ru

Каждые 40 секунд в мире происходит самоубийство. По данным Всемирной организации здравоохранения, за год суицид совершают 800 тысяч человек. Убедительных исследований о влиянии социальных сетей на эту статистику не существует. Однако год за годом находятся случаи, позволяющие с уверенностью говорить, что зависимость есть. Испытывающие психологические проблемы пользователи находят в сети утешение, однако нередко тем, кто уже задумывался свести счеты с жизнью, это идет только во вред. Сами соцсети не справляются с фильтрацией подстегивающего к самоубийству контента, поэтому спасать людей от суицидальных мыслей приходится тем, кто уже пытался покончить с собой, но смог найти выход. 22-летняя норвежка Ингебьерг Блиндхейм (Ingebjørg Blindheim) буквально вылавливает в Instagram людей, подверженных суициду, и отговаривает их от мыслей о смерти. Она не считает, что поступает правильно, но по-другому жить не может.

В мае 2019 года 16-летняя школьница из Малайзии покончила с собой по решению подписчиков Instagram. Она опубликовала на своей странице опрос, стоит ли ей уйти из жизни: «Это действительно важно, помогите мне выбрать смерть/жизнь». Мнение большинства — 69 процентов за смерть — определило судьбу подростка.

Двумя годами ранее ушла из жизни 14-летняя Молли Рассел. Родители некогда жизнерадостной Молли уверены, что на ее решение уйти из жизни повлияли алгоритмы Instagram, подкидывавшие подростку контент, связанный с самоповреждениями (self-harm) и суицидом. Родители выяснили, что перед смертью девочка просматривала множество видеороликов о самоубийстве. «Instagram помог убить мою дочь», — убежден отец погибшей.

Долгое время влияние соцсети на смерть Молли не придавали огласке, пока в начале 2019 года ее отец не обратился в СМИ. После скандала администрация Instagram анонсировала sensitivity screens — новый инструмент, скрывающий публикации с изображениями самоповреждений и самоубийств. Сегодня Instagram призывает пользователей оперативно жаловаться в администрацию на записи, демонстрирующие или пропагандирующие самоубийства или причинение себе увечий, обращаться в службу спасения, предоставлять потенциальным жертвам любую помощь. Платформа ввела ограничения на поиск подобного контента и расширила запрет на публикацию графических изображений нанесения себе вреда. Теперь в Instagram нельзя размещать рисунки методов самоубийств, включая анимацию и мемы. Если ввести в поиск в Instagram запрос suicide, на экране появляется «Предупреждение о контенте», однако ничто не мешает нажать на кнопку «Показать публикации» и просмотреть 8,4 миллиона записей, связанных с этой темой, но не отмеченных хештегом #suicide (изображения с таким хештегом недоступны для просмотра). Эта темная сторона социальных сетей процветает день ото дня, привлекая в свои ряды наиболее чувствительных и уязвимых.

Молли Рассел

Фото: семейный архив Расселов

В то время как Instagram старается решить эту проблему административными методами и внедрением умных технологий, неравнодушные пользователи пытаются помочь заблудшим душам в сети самостоятельно. Среди таких спасателей — жительница Норвегии Ингебьерг Блиндхейм.

В любую свободную минуту Блиндхейм берет в руки смартфон. Незнакомая ей молодая девушка выкладывает в сеть свои мысли: «Я хочу покончить с этим. У меня нет сил двигаться дальше». Подобные ситуации могут возникнуть несколько раз в неделю. Она спасает множество жизней, не являясь при этом ни психологом, ни медсестрой. Для большинства пользователей Instagram подобная публикация — всего лишь очередной крик о помощи незнакомого человека. Но для Блиндхейм словно маяк — нужно действовать быстро и осторожно.

Материалы по теме

18:34 — 17 мая 2016

22-летняя норвежка по праву считается спасателем в Instagram: с чутьем настоящего детектива девушка находит тех, кто делится в социальной сети своими планами уйти из жизни, чтобы предотвратить беду. Считая своим долгом спасать тех, кто сам себя уберечь не может, Блиндхейм пристально следит за 450 пользователями платформы. Большинство из них — молодые девушки, которые пишут о своей боли. Но среди них есть и несколько парней.

«Я вижу много людей, которые хотят умереть, — объясняет норвежка. — Я не собираюсь просто смотреть, как кто-то заявляет, что хочет убить себя, и игнорировать это, надеясь, что все будет хорошо».

У Блиндхейм нет специального образования, равно как и официального разрешения на оказание психологической помощи. Это не та работа, о которой она мечтала, но, начав помогать, отвернуться от помощи потенциальным самоубийцам или людям с психическими расстройствами она уже не может. По ее словам, зачастую доброе слово незнакомого человека становится для них единственной надеждой в жизни.

Ингебьерг Блиндхейм

Фото: @ingebjorgfb

Девушка знает об этом не понаслышке. В подростковом возрасте Ингебьерг страдала от расстройства пищевого поведения, но не получала поддержки от близких и искала ее на просторах соцсетей. Она читала публикации в Twitter и поражалась тому, что люди могут открыто обсудить там свои проблемы — от анорексии до намеренного причинения себе физического вреда — и снискать поддержку и заботу тех, кого заботят аналогичные темы. «Я тоже хотела подобной поддержки, так как не получала ее от своих друзей», — сетует девушка.

Однако такое внимание, которое люди с похожими психологическими проблемами способны оказать друг другу в социальных сетях, не всегда идет им на пользу. Порой в погоне за популярностью, большими охватами и лайками они выдумывают яркие тексты и выкладывают мрачные суицидальные изображения, способные привлечь внимание пользователей, заинтересовавшихся темой самоубийства. Для задумавшихся проститься с жизнью такие посты могут стать руководством к действию, инструкцией о том, как причинить себе вред, поясняет Ингебьерг.

Во времена, когда Блиндхейм страдала от расстройства пищевого поведения, в поисках утешения она опубликовала в Twitter фотографию своего невероятно тощего тела. Вскоре к ней обратился врач. Он предупредил о том, что девушка, сама того не желая, может вдохновить других девочек на голодание. «Я думаю, что социальные сети дают вам идеи о том, как вы можете убить себя, как морить себя голодом и прятать пищу, которую вы должны были съесть, как скрывать свое расстройство от других людей», — заключает Ингебьерг.

К такому выводу она пришла относительно недавно, а всего несколько лет назад девушка и сама пыталась наложить на себя руки. Перед суицидом Блиндхейм оставила сообщение о своих намерениях в сети. Публикация, которая должна была стать последней, спасла ее жизнь — один из знакомых вызывал службу спасения. «Мое подсознание, вероятно, хотело, чтобы кто-нибудь меня спас, но моя цель была умереть», — вспоминает она.

Решение спасать посторонних от самоубийств Блиндхейм приняла после смерти подруги. Четыре года назад они вместе проходили лечение от психического расстройства. Обе выписались из клиники в одно и то же время, но вскоре подруге стало хуже. Она разместила в социальных сетях фотографию железнодорожных путей и через несколько часов покончила с собой, несмотря на отчаянные звонки подруги с просьбами оставаться в безопасности.

«Потеряв лучшую подругу, я пообещала себе: сделаю все, что в моих силах, чтобы люди не чувствовали ту боль, которую почувствовала я, когда это случилось», — рассказывает Блиндхейм.

Материалы по теме

00:04 — 7 марта 2017

Запуганные предки

Как Россия поверила в миф о зловещем синем ките и массовых самоубийствах детей

Норвежка признается, мысль о том, что где-то находящийся на грани человек страдает от того, что у него нет собеседника, способного выслушать и понять его, в буквальном смысле не дает ей спать. Чего не скажешь об экстренных службах, куда волонтерка обращается в первую очередь, почуяв неладное в сети.

Вычислив человека, который близок к причинению себе непоправимого вреда, она сообщает об этом в полицию и службу спасения. Однако с сожалением констатирует: часто ее просто не слышат, несерьезно относятся к ее предупреждениям. Это приводит к фатальным последствиям: на ее памяти несколько человек можно было спасти, если бы полицейские отнеслись внимательнее к ее словам. Один из последних трагических случаев произошел в 2019 году. Блиндхейм обратилась в полицию по поводу девушки, собиравшейся свести счеты с жизнью. Стражи порядка заверили, что причин для беспокойства нет, ведь девушка уже 16 раз грозилась свести счеты с жизнью, но слова оставались словами. Но уже на следующий день в доме бившей тревогу норвежки раздался звонок: полицейский сообщил ей о суициде той самой девушки.

«Я умоляла их проверить ее, убедиться, что она в порядке. Но они не восприняли меня всерьез», — негодует проигнорированная Блиндхейм.

На сегодняшний день в Норвегии уделяют большое внимание проблемам психического здоровья молодежи, их «суицидальному» поведению в социальных сетях. Журналистка из Норвежской вещательной корпорации Аннемарт Моланд (Annemarte Moland) изучила активность молодых девушек в Instagram. Она занялась этой темой в рамках расследования истории о трех девочках-подростках, покончивших с жизнью. У одной из них был аккаунт в Instagram, где она делилась мыслями о самоубийстве. В ходе расследования Моланд обнаружила более тысячи похожих Instagram-профилей. Среди них — страницы молодых девушек и подростков как минимум из 20 стран. Обмениваясь мыслями, они составили целую суицидную сеть. Девушки общаются как обыкновенные подростки, для многих из них это единственное место, где можно получить понимание. Несмотря на вроде бы душеспасительный пафос, самые большие охваты получают публикации не с жизнеутверждающим смыслом, а наоборот — с изображениями причинения себе увечий.

Фото: Yannis Behrakis / Reuters

«Мне показалось, что они толкают друг друга все ближе к краю. Но, когда они доходят до края, все пишут: «Нет, не делай этого, оставайся в живых»», — говорит Моланд.

За год расследования журналистка выяснила, что как минимум 15 девушек из Норвегии, состоящих в так называемой «суицидной сети», покончили с собой.

Блиндхейм рада, что внимание на проблему обратили крупные медиа и правительство Норвегии. Местная вещательная корпорация NRK привлекла ее к съемкам документального сериала «Самоубийство в Instagram», и девушка получила возможность поделиться собственным опытом. В своем Instagram-аккаунте она призывает власти Норвегии, полицию, социальные службы не закрывать глаза на психическое здоровье людей, не оставлять их наедине со своими проблемами. Норвежка обращает внимание на ответственность, которую берут на себя так называемые помощники тем, кто стоит на пороге самоубийства: «Это не может больше так продолжаться. Мы не профессионалы. У нас нет никакого способа сделать все правильно. В случае, если что-то пойдет не так, мы останемся с огромным чувством вины. Когда я обращалась за помощью, на мне лежала большая ответственность. К сожалению, несколько раз я звонила слишком поздно».

Мужской суицид: чем он отличается от женского и почему случается чаще

  • Хелен Шумахер
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

По всему миру статистика одинакова: женщины чаще страдают от депрессии, чаще склонны покончить с собой, но самоубийц тем не менее больше среди мужчин. Отчего так?

Шесть лет назад мой брат покончил с собой. Ему было 28.

К несчастью, самоубийства случаются не так редко, как нам хотелось бы думать.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) за 2016 год (это самая последняя глобальная статистика, которую можно найти на эту тему), в мире было совершено около 793 000 самоубийств. Большинство — мужчины.

В Великобритании уровень суицидов самый низкий с 1981 года — 15,5 на 100 000 человек.

Тем не менее самоубийство по-прежнему остается главной причиной смерти у мужчин до 45 лет. И гендерный разрыв никуда не девается. Среди британских женщин уровень суицидов — треть от мужского, 4,9 на 100 000.

Этой тенденции уже много лет. «С тех пор, как мы начали вести эту статистику, существует такое неравенство», — говорит психолог Джилл Харкави-Фридман, вице-президент, отвечающий за исследования, в Американском фонде предотвращения самоубийств, организации, оказывающей поддержку тем, кто пережил самоубийство.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Почему же мужчины так страдают?

Суицид — очень деликатный и сложный предмет, в котором переплетается множество причин, и то, что люди кончают с собой, естественным образом отсекает нас от полного понимания того, почему они это сделали.

Тем не менее, поскольку мы все больше разбираемся в проблемах психического здоровья, растет и понимание тех факторов, которые влияют на этот трагический выбор.

Один из сложных вопросов — почему такое различие между женщинами и мужчинами. Он тем более непонятен, поскольку женщинам, как правило, чаще ставят диагноз «депрессия».

Более того, женщины с большей долей вероятности предпринимают попытку покончить с собой. Например, в США взрослые женщины делают это в 1,2 раза чаще, чем мужчины.

Вот только методы у мужчин часто гораздо более радикальные, в результате чего помощь, даже если и приходит, оказывается запоздалой — уже ничего поделать нельзя. Ну и то, что у мужчин больше доступ к средствам самоубийства, тоже играет роль.

Отчего же мужчины так страдают? И можно ли с этим что-то сделать?

Факторы риска

Один из ключевых элементов — общение и общительность. Конечно, будет большим упрощением сказать, что женщины более склонны делиться своими проблемами, а мужчины — более замкнуты.

Но правда то, что на протяжении поколений в обществе существовал и существует стереотип: мужчины должны быть сильными и не должны признаваться в своих страданиях.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

С самого раннего возраста мы приучаем мальчиков к тому, что плакать — это проявление слабости

Часто это начинается с детства. «Мы твердим: мальчики никогда не плачут», — объясняет Колман О’Дрисколл, бывший исполнительный директор Lifeline, австралийского благотворительного общества, обеспечивающего 24-часовую психологическую поддержку тем, кто склонен к суициду.

«С самого раннего возраста мы приучаем мальчиков не показывать эмоций, потому что показывать эмоции — это «слабость», — говорит она.

«Матери куда чаще разговаривают с дочерьми, чем с сыновьями, больше делятся с ними своими чувствами и опытом, — говорит она. — Мы будто по умолчанию ожидаем от женщин большей эмоциональности».

Мужчины же куда реже признаются, что чувствуют себя уязвимо — как самим себе, так и друзьям, не говоря уже о враче. Они более неохотно, чем женщины, обращаются за медицинской помощью — с вероятностью на 32% ниже, как выяснило одно из исследований British Medical Journal.

«Мужчины реже посещают врача по поводу проблем с психическим здоровьем, — подчеркивает Харкави-Фридман. — Не потому, что у них нет таких же проблем, как и у женщин, а потому что они реже осознают, что у них эти проблемы, что повышает риск суицида».

Если человек даже не осознает, что причина его состояния — стресс, то он и не думает о том, что кто-то или что-то может ему помочь.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Мужчины реже, чем женщины, обращаются к психотерапевтам и психиатрам

Только треть тех, кто кончает с собой, находились в то время в процессе лечения от депрессии или же от другого психического заболевания, отмечает Харкави-Фридман.

Самое опасное, что вместо того, чтобы обратиться к специалисту, многие мужчины предпринимают попытку «полечиться самому».

«Мужчины более склонны обращаться к алкоголю и наркотическим веществам, что может отражать переживаемую ими депрессию и, как мы знаем, только подталкивает к суициду», — говорит Харкави-Фридман.

Действительно, мужчины почти вдвое чаще, чем женщины, соответствуют критериям алкогольной зависимости. Но это лишь углубляет их депрессию, делает импульсивней поведение. Алкоголизм известен как один из факторов, способствующих суициду.

Другие факторы риска относятся к семье и работе. Например, во время экономического спада повышается уровень безработицы, а вместе с ним и частота попыток покончить с собой — обычно рост наблюдается в течение 1,5-2 лет после начала экономического кризиса.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Пытаться вытащить себя от депрессии самому при помощи наркотических средств — плохая затея

В одном исследовании 2015 года было обнаружено, что на каждый процент повышения уровня безработицы приходится 0,79% повышения уровня суицида.

Психические проблемы обычно усугубляются необходимостью найти новую работу и нехваткой денег. Но присутствуют и элементы социального давления, и личностный кризис.

«Нас так воспитывают, что мы всю жизнь оцениваем себя в сравнении с другими, с тем, насколько мы успешны экономически, — рассуждает Саймон Ганнинг, глава британского благотворительного общества Calm (аббревиатура Campaign Against Living Miserably), посвятившего свою деятельность предупреждению самоубийств среди мужчин. — И когда присутствуют экономические факторы, которые мы не можем контролировать, все становится очень сложным».

Бывает, положение усугубляется тем, что медицинская страховка, по которой человек проходит лечение от депрессии, привязана к его работе, и как только он теряет работу, его перестают лечить.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Изоляция от общества — еще один серьезный фактор риска

Еще один фактор риска — одиночество, изолированность от общества, пишет в своей книге «Почему люди кончают с собой» врач Томас Джойнер. Такое случается во всех слоях общества.

Внешне успешный профессионал, поставивший карьеру превыше всего остального (в том числе и отношений в обществе), может оказаться на вершине в полном одиночестве, говорит Грюнау.

Естественно, важно помнить о том, что хотя некий внешний фактор и может ускорить движение к попытке самоубийства у человека, и без того склонного к этому, это не будет единственной причиной.

«Миллионы людей теряют работу, почти каждый из нас пережил разрыв отношений, но мы же не кончаем с собой по каждому из этих поводов», — говорит Харкави-Фридман.

Возможные решения

Для такой сложной проблемы не существует простых решений. Но большое число различных государственных программ, благотворительных организаций помогает достигнуть в этом прогресса.

Например, в Австралии группы активистов пытаются поменять саму культурную систему взглядов и понятий. Одна из набирающих обороты инициатив — День «Ты в порядке?» (RU OK? day), во время которого людей призывают вступать в беседу с теми, кому плохо, кто страдает в этой жизни.

Еще один подход — «принцип плечом к плечу» — поощряет людей больше разговаривать друг с другом, например, на футбольном матче или во время велосипедной прогулки.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В Австралии работает программа «Приятели по стройке» — в отрасли очень высокий уровень самоубийств

«Приятели по стройке» (Mates in Construction), программа по поддержке и обучению, информирует о высоком уровне самоубийств в строительной отрасли и рассказывает, как найти выход.

Упор делается на то, чтобы показать: это нормально для мужчин — обсуждать свои чувства с другими, это признак силы, а не слабости, объясняет О’Дрисколл.

Помогают и современные технологии. Далеко не каждый готов обсуждать свои сокровенные переживания с другим, даже по телефону горячей линии.

А вот искусственный интеллект — беседа с ботом — вполне может быть приемлемым для тех, кому необходимо выговориться и получить помощь без опасения, что их начнут оценивать.

Еще одна стратегия — сконцентрироваться на том, каким ударом для близких станет самоубийство. Кампания организации Calm под названием «Проект 84» (названная так из-за того, что в Британии каждую неделю от суицида гибнет 84 мужчины) подчеркивает всю глубину горя, которое несет самоубийство близким покончившего с собой.

Это противопоставляется распространенной среди потенциальных самоубийц идее «я избавлю всех от себя», подчеркивает Ганнинг.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Чаще протягивайте руку помощи друг другу

Другие варианты решения проблемы связаны с затруднением исполнения самоубийства технически.

Когда на знаменитом «мосту самоубийц» в Бристоле (Клифтонском подвесном мосту) установили барьеры, исследование обнаружило, что количество смертей уменьшилось вдвое — и нет никаких свидетельств того, что оно увеличилось где-то в других подобных местах.

Но, несомненно, впереди еще много работы.

О’Дрисколл указывает на то, что обычно гораздо больше внимания уделяется предупреждению смертей в дорожных происшествиях, чем предупреждению суицида, несмотря на то, что самоубийства уносят больше жизней.

Например, в Австралии уровень самоубийств в 2015 году был 12,6 на 100 000 человек, а смертей на дорогах — всего 4,7.

Нужно больше исследований. «Понятно, что есть объективные отличия между мужчинами и женщинами — в биологии, гормональной структуре, в том, как развивается и функционирует мозг».

Но часто мужчин и женщин исследуют вместе, и, несмотря на попытки как-то статистически отследить различия, этого недостаточно, чтобы разобраться в проблеме. Требуются раздельные исследования.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Не надо стесняться обсуждать тему суицида — это может спасти жизнь человека

Есть, впрочем, и положительные моменты. Харкави-Фридман указывает на заинтересованность британского государства в решении проблемы. Например, в 2018 году правительство объявило о создании должности министра по предотвращению самоубийств — впервые в стране.

По мнению Харкави-Фридман, это дает результаты — уровень суицида в Британии снижается, поскольку тут есть национальная стратегия борьбы с этим явлением.

Грюнау тоже считает, что ситуация улучшается. «Вы теперь можете свободно обсуждать с людьми проблему суицида, и хотя они поначалу вздрагивают, но затем более охотно, чем раньше, вступают в разговор».

И, хотя мы можем говорить об уменьшении количества случаев самоубийств, не будем забывать: даже одна подобная смерть — это смерть, которой можно было избежать.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Почему я хочу умереть? • Звезда

Психиатры считают, что причинами суицида могут быть неудовлетворённость собой, расставание с близкими, появление страхов, потеря интереса в жизни, психические расстройства. Повторные попытки могут говорить о патологии характера, сложной жизненной ситуации и серьёзных психиатрических состояниях. Люди, которые идут на это, чаще всего страдают от душевной боли, находятся в постоянном стрессе. По данным Пермьстата, в 2013 году покончили с собой 947 человек. В 2014 году ушло из жизни 914 человек.

О чем молчат самоубийцы

Понять самоубийц может тот, кто побывал на их месте. Не так давно я знала двух девушек, которые несколько раз пытались свести счёты с жизнью.

История Насти

Моё имя — Настя. Впервые я пыталась покончить с собой в восемнадцать лет. Я купила пачку снотворного и выпила его. Проспала несколько часов, а потом проснулась. Я не могла понять, я до сих пор жива или уже умерла? Мне было очень холодно. Тогда я поняла, необходимо с этой проблемой обратиться к специалисту. Я начала ходить к психологу, через некоторое время встала на ноги. Захотела жить.

Через два года всё повторилось. Я не осознавала, что делаю. Даже не помню, как выпила таблетки, которые мне выписал психиатр. Проспала день, а потом оказалась в больнице. Меня снова спасли.

Через некоторое время показалось, что жизнь возвращается, но потом всё стало только хуже. У меня началась депрессия. Я перестала кушать, плохо спала, а если и спала, то мне снились кошмары. Перестала общаться с друзьями, да и они не рвались со мной поговорить. Не стала замечать то, что происходит вокруг. Не обращала внимания на машины, несколько раз чуть не попала под колеса, но мне было всё равно. Я никого не видела. Забросила университет. Мир перестал существовать. Я полностью ушла в себя.

В тот момент внутри меня появились другие личности. Больше всего я хотела их увидеть вживую. Я боялась остаться одна. Характеры были настолько разными, что я порой путала их, когда они со мной разговаривали. Но временами в голове начинался пинг-понг. Они вопили все вместе. Одна пыталась перекричать другую. Личности только множились, а я начинала сходить с ума. Без них мне было плохо, а с ними ещё хуже.

Я не знала, что мне делать. Я чувствовала, как почва уходит у меня из-под ног. Стала бояться будущего. Я не видела света в конце туннеля. Ненавидела себя, но никому об этом не говорила. В тот момент мне казалось, я могу общаться только с психиатром, она меня понимала. Что я только ей не говорила, какую чушь не несла. Видимо, тогда у меня начала ехать крыша.

Прошло лишь два месяца, а я снова задумалась о том, как покончить с собой. Но на этот раз у меня не было рецепта, чтобы купить таблетки. Но от этой мысли я не отказалась. Постоянно думала об этом, представляла, как все произойдёт. Мне никто не нужен был. Хотела лишь встретиться со смертью. Я перестала её бояться, меня страшила жизнь. Я разочаровалась во всём: в жизни, в учёбе, в парнях, но страшнее всего — я разочаровалась в себе. Перестала бороться, перестала мечтать. У меня не было цели в жизни. Я не понимала, почему некоторые умирают, а я не могу. Так хотела, чтобы это всё закончилось.

Только когда я оказалась на краю пропасти, согласилась лечь в больницу. Там меня держали довольно долго. Сначала превратили в зомби, но потом я стала приходить в себя. Благодаря друзьям, которых обрела в клинике, мне снова захотелось жить. Я поняла, нельзя оставаться одной, иначе снова пойдут срывы.

После больницы начала ценить свободу и жизнь. Я не говорю, что полностью излечилась. Мысли иногда приходят, но я пытаюсь их гнать прочь, занимаю себя, чтобы не хватало времени на глупости. Теперь я боюсь очередного срыва, ведь он может меня снова привести к попытке покончить с собой. Я жалею, что раньше не легла в больницу. Может, можно было бы всего избежать. К сожалению, родные не заметили, что мне плохо, друзья тоже.

История Кристины

Моё имя — Кристина. Впервые я пыталась покончить с собой в шестнадцать лет. Я пила таблетки и резала вены. С каждым разом порезы были всё глубже и глубже. Один раз я дошла вены. Я готова была дальше резать, но меня остановила мама. Через несколько дней я оказалась в психиатрической клинике. Я не раз там лежала. После выписки месяца два мне было хорошо. Я радовалась жизни, а лезвия убирала подальше. Но потом всё возвращалось. Любая мелочь выводила меня из себя. Я снова глотала таблетки, запивая их алкоголем, и резала вены.

У меня была несчастная любовь. Мальчик, которого я любила, совсем не замечал меня. От этого мне было плохо. Я снова резала вены, даже не понимая, что делаю. Мне не было больно. Меня останавливала мама. Если честно, то я очень благодарна ей за это. Сейчас думаю, какой же я была глупой. Зачем я хотела умереть? Как жили бы мои родители после этого. Это на всю жизнь клеймо — дочь-самоубийца. Сейчас я сижу на таблетках, совсем не думаю о суициде. Но я боюсь, что сорвусь, тогда меня уже не спасут.

***

Если друг или родной человек в депрессии или говорит, что ему жизнь не мила, стоит к нему приглядеться. Он тоже может стать очередным самоубийцей. Если первая попытка не удалась, может последовать вторая, третья. Мысли о суициде не исчезают со временем, они только больше растут. В первую очередь родные люди могут помочь справиться с депрессией. Мама всегда будет ближе, чем психиатр. Чтобы помочь человеку, нужно проводить с ним больше времени, заниматься тем, что он любит. Если же это не помогает, то в таком случае необходимо обратиться за помощью к специалистам. Тогда можно избежать очередной смерти.

Как распознать тревожные признаки самоубийства и что вы можете сделать, чтобы помочь — Центр Джефферсона

Сентябрь — это месяц осведомленности о предотвращении самоубийств, но вы можете научиться распознавать признаки и факторы риска самоубийства, распространять информацию в своем сообществе и знать, как реагировать на кого-то в кризисной ситуации в течение всего года.  

Самоубийство можно предотвратить, и помощь всегда доступна. Согласно опросам, проведенным Национальным альянсом действий по предотвращению самоубийств, 94 процентов американцев верят, что самоубийство можно предотвратить, а другое 81 процентов взрослых хотят, чтобы предотвращение самоубийств стало национальным приоритетом. Получая информацию и принимая участие, каждый может внести свой вклад в повышение осведомленности о предотвращении самоубийств. Вот что вам нужно знать, чтобы изменить жизнь. 

Учитывайте факторы риска

У самоубийства нет единственной причины; это сложный вопрос. Самоубийство тоже предотвратимый. Часто люди могут бороться с сочетанием сложных обстоятельств или ситуаций, которые недиагностированный и безрезультатный. Хотя наличие факторов риска не позволяет предсказать, совершит ли кто-то попытку самоубийства или умрет, они могут увеличить вероятность того, что кто-то предпримет какие-то действия, чтобы покончить с собой. Что-нибудь из этого факторы риска может включать в себя: 

  • Психические расстройства и расстройства настроения
  • расстройства, вызванные употреблением вещества
  • Серьезные физические или хронические заболевания
  • Недавняя потеря отношений или работы 
  • Жестокое обращение, пренебрежение или травма в детстве
  • Семейный анамнез самоубийства
  • История членовредительства
  • Сексуальное насилие 
  • Предыдущая попытка самоубийства  
  • Легкий доступ к смертоносным средствам 

Важно отметить, что факторы риска также могут различаться в разных группах в зависимости от возраста, расы, культуры, сексуальной ориентации, гендерной идентичности и других характеристик. Например, историческая травма, нанесенная американскими индейцами, и предрассудки и дискриминация, с которыми сталкиваются члены сообщества ЛГБТК +, являются двумя примерами, которые могут способствовать высокому уровню самоубийств среди этих групп населения. Фактически, исследования показывают, что молодежь ЛГБТК + в пять раз вероятнее попытка самоубийства по сравнению с гетеросексуальной молодежью.  

Определите предупреждающие знаки 

Нет двух одинаковых людей, что означает, что один человек может отображать комбинацию предупреждающих знаков, а другой — один; однако оба могут подвергаться одинаковому риску. Знание того, является ли поведение новым, усилилось или кажется связанным со стрессовыми событиями или изменениями, может помочь вам определить, когда вам следует спросить кого-то о самоубийстве. Вот некоторые предупреждающие знаки это может указывать на то, что кто-то находится в опасности: 

  • Говоря о желании умереть
  • Чувство безнадежности или бесполезности
  • Говорить о чувстве ловушки или о боли 
  • Говорить о том, чтобы быть бременем для других
  • Повышенное употребление алкоголя или наркотиков
  • Значительные изменения в сне, диете и гигиене 
  • Выход из социальных кругов 
  • Снижение успеваемости на работе или в школе
  • Повышенное беспокойство, возбуждение или безрассудство
  • Резкие перепады настроения 
  • Раздача ценных вещей
  • Достижение внезапного чувства покоя или покоя 

Следует серьезно относиться ко всем признакам суицида. В среднем более 48,000 самоубийств ежегодно и на каждое самоубийство приходится примерно 25 человек, которые пытаются совершить самоубийство, поэтому важно говорить с людьми о самоубийстве, даже если разговор кажется устрашающим и личным. 

Большинство людей, думающих о самоубийстве, на самом деле не хотят покончить с собой. Они просто хотят облегчения от сильной эмоциональной боли, которую они испытывают, и не видят реальных альтернатив для решения проблемы или вопроса. 

Как помочь кому-то в кризисной ситуации

Была основана стигма вокруг самоубийства часто мешает людям подойти к теме с тем, кто их беспокоит, из-за страха обидеть их или заставить задуматься о самоубийстве. Однако это далеко не так. По факту, исследования показали, что признание угрозы самоубийства может уменьшить суицидальные мысли, Вот некоторые действия, которые вы можете предпринять если вы считаете, что кто-то может покончить жизнь самоубийством.  

  1. Спросите напрямую — прямо спросить кого-нибудь: «Ты думаешь о самоубийстве?» могут быть открытой дверью для разговора, в котором они так нуждались. 
  2. Будьте активным слушателем — будьте там, чтобы слушать с состраданием и сочувствием. Избегайте осуждающих или пренебрежительных заявлений, которые могут заставить кого-то отказаться от разговора. 
  3. Держите их в безопасности — не оставляйте кого-то одного, если он думает о самоубийстве. Если вы считаете, что этому человеку угрожает непосредственная опасность, позвоните в службу 911 или отвезите его в ближайшее отделение неотложной помощи. 
  4. Подключите их к помощи — узнать, к кому они могут обратиться за помощью, будь то терапевт, врач, друзья или семья. Помогите им почувствовать поддержку и предложите ресурсы для получения профессиональной помощи. Для получения дополнительной поддержки обратитесь в Колорадскую кризисную службу по телефону 1-844-493-8255 или отправьте текстовое сообщение «РАЗГОВОР» на номер 38255.
  5. Заезд снова — общение с этим человеком в дни и недели после кризиса, чтобы сообщить ему, что вы думаете о нем.

Что еще вы можете сделать для поддержки своего сообщества? 

Вы можете многое сделать, чтобы сломать стигму, побудить людей обращаться за помощью на ранней стадии и изменить разговор с суицида на предупреждение самоубийств и повышение осведомленности. Вот что вы можете сделать для предотвращения самоубийств круглый год. 

Зарегистрироваться на обучение 

  • Вопросы, убеждения и рекомендации (QPR) — 3 простых шага, которым может научиться каждый, чтобы спасти жизнь от самоубийства. Подобно тому, как люди, обученные СЛР, помогают спасать тысячи жизней каждый год, люди, обученные КПР, узнают, как распознавать предупреждающие признаки суицидного кризиса и как задавать вопросы, убеждать и направлять кого-то на помощь. Найдите классы здесь. 
  • SafeTALK Тренинг по предупреждению самоубийств — Трехчасовой тренинг, который открыто рассматривает стигму вокруг самоубийств и готовит участников к тому, чтобы лучше узнать о возможностях предотвращения самоубийств в их сообществе. Найдите классы здесь. 

Посетите мероприятие или присоединитесь к главе

У Американского фонда предотвращения самоубийств есть отделения и мероприятия по всей стране, к которым вы можете присоединиться, чтобы узнать больше о предотвращении самоубийств в вашем районе. Чтобы принять меры с AFSP, посетите веб-сайт для получения информации о том, как присоединиться к прогулке, стать волонтером и т. д.

Пожертвуйте на усилия по предотвращению самоубийств 

Центр Джефферсона тесно сотрудничает с местным сообществом, предлагая бесплатные учебные курсы по предотвращению самоубийств для тех, кто хочет узнать больше. Чтобы помочь нам продолжать предлагать эти ценные курсы бесплатно, подумайте о том, чтобы сделать пожертвование прямо сейчас 

Не забывайте заботиться о себе 

Говорить и узнавать о самоубийстве — это новость для многих людей, независимо от того, изучаете ли вы признаки и симптомы или помогаете кому-то пережить кризис. Обязательно найдите время, чтобы восстановить силы и наполнить чашку, регулярно занимаясь самопомощь. 

Самоубийство можно предотвратить, и вы можете изменить чью-то жизнь. Если вы или кто-то из ваших знакомых находится в кризисной ситуации, позвоните нам по телефону 303-425-0300 или позвоните по телефону кризисной службы 844-493-8255. Круглосуточный кризисный центр и программа управления выводом больных открыты по адресу 24 Wadsworth Blvd, Wheat Ridge, CO 7.

Ресурсы

Национальная линия по предотвращению самоубийств: 800-273-8255

Колорадские кризисные услуги: 1-844-493-8255 или текстовое сообщение «РАЗГОВОР» на номер 38255

Американский фонд профилактики самоубийств: 800-273-8255 или напишите «РАЗГОВОР» на номер 741741

Возьми 5, чтобы спасти жизни

Мужская терапия

Давайте поговорим CO

Чтобы найти больше ресурсов, пожалуйста нажмите сюда. 

Ознакомьтесь с другими нашими сообщениями!

Как узнать, когда у вашего ребенка депрессия, и что вы можете сделать, чтобы помочь
Если вы заметили, что ваш ребенок или подросток, кажется, чаще злится . ..

Психическое заболевание не дискриминирует, поэтому почему сообщества BIPOC испытывают трудности с доступом к медицинской помощи?
В трудные времена тема психического здоровья и благополучия переходит на …

Выход из фанка: как справиться с депрессией
У всех бывают выходные дни, когда они чувствуют себя усталыми, раздражительными и грустными. Это нормально …

7 простых шагов, которые помогут справиться с тревогой
Вы когда-нибудь чувствовали, как ваше сердцебиение учащается после опасной или пугающей встречи …

Право на смерть

Александр Подрабинек: Право на жизнь неоспоримо. Это право защищают законы, кажется, любой страны. Уж не говоря о международных.

Между тем, иногда жизнь становится невыносимой. Тогда люди решаются сами поставить точку.

И тут они могут столкнуться с некоторыми проблемами. Они имеют право на жизнь. А имеют ли они право на смерть?

Общественная мораль считает жизнь высшей ценностью. Иногда это входит в трудноразрешимое противоречие с ценностями свободы. В том числе, свободой выбора между жизнью и смертью.

Добровольный уход из жизни общество в лучшем случае осуждает, в худшем – считает преступлением. Это самый яркий пример преступления без потерпевшего: единственная его жертва – сам преступник.

Право на жизнь неоспоримо. Это право защищают законы любой страны, уж не говоря о международных

Самоубийство существует, вероятно, столько же, сколько само человеческое общество. Возможно даже, что такой способ разрешения проблем присущ не только человеку.

Кто не помнит рассказ для детей Льва Толстого о собачке, которую подсадили в клетку ко льву, и лев отказался ее кушать, а наоборот, очень крепко с ней подружился? Лев умер от горя через неделю после того, как собачка издохла.

Конечно, это всего лишь литература, художественный вымысел. Серьезные ученые считают, что самоубийство как осознанный акт присуще только человеку.

Говорит член-корреспондент Российской академии наук, доктор биологических наук Илья Захаров.

Илья Захаров: По моему мнению, среди животных самоубийств нет. Существует классическая легенда, что если поджаривать скорпиона, то он, чтобы не мучиться, себя ужалит. Но это легенды. Действительно, он корчится, но не делает попытки себя жалить. Поэтому я написал, что с первым самоубийством завершилась эволюция и началась история. То есть мое мнение, что самоубийство у людей возможно как сознательный акт, как сбой какой-то программы. Когда кит теряет ориентировку и выбрасывается на берег, он сам себя убивает, но это, вероятно, не является сколько-нибудь сознательным актом.

Александр Подрабинек: В животном мире не существует законов и ответственности. Зато в человеческом сообществе их в избытке.

Добровольный уход из жизни общество в лучшем случае осуждает, в худшем – считает преступлением

Как это ни странно звучит, но самоубийство в некоторых странах наказуемо. Ну, разумеется, неудавшееся самоубийство.

Диктор: Воинский артикул Петра I предусматривал ответственность за попытку самоубийства.

В Великобритании с XIII века до 1961 года самоубийство считалось преступлением. Если самоубийца выживал, его могли посадить в тюрьму. Если самоубийство удавалось, то имущество семьи покойного могло быть конфисковано в пользу короны.

В Ирландии самоубийство считалось уголовным преступлением до 1993 года.

В Индии и Сингапуре до настоящего времени действуют законы, согласно которым попытка самоубийства наказывается лишением свободы на срок до одного года.

Александр Подрабинек: Уголовные репрессии за попытку самоубийства, с одной стороны, свидетельствуют о жестком неприятии государством идеи личной свободы, а с другой, иллюстрируют отношение государства к гражданам, как к собственности.

Самоубийство существует, вероятно, столько же, сколько само человеческое общество

Не зря же в Англии имущество семьи самоубийцы отбирали в пользу монарха. Сбежал налогоплательщик от своих обязанностей, так пусть хоть какая-та компенсация достанется государству!

Какие еще могут быть причины для осуждения самоубийства? Слово адвокату Вадиму Клювганту.

Вадим Клювгант: Сам человек все-таки, наверное, может распорядиться своей жизнью, в том числе и принять решение о ее прекращении в силу каких-то обстоятельств. Как тут можно наказывать, если эта попытка оказалась неудачной? Я могу теоретически себе представить это только с позиции религии, которая осуждает этот как грех. Соответственно, если это клерикальное государство, где религиозные каноны являются доминирующими, тогда, может быть, объяснимо (я не говорю – оправдано, но объяснимо) введение ответственности за нарушение этой заповеди. В светском государстве, в светском обществе мне трудно себе представить обоснованность такой ответственности.

Александр Подрабинек: Обосновать такую ответственность действительно трудно, но при некоторой склонности к демагогии можно. Изворотливое российское правосудие приравнивает, например, самоубийство к экстремизму.

В 2011 году Бабушкинский суд Москвы осудил на год условно молодого человека за найденную у него листовку «Убей в себе раба!»

Эксперты со стороны обвинения нашли в этом лозунге призыв к самоубийству. Они расценили его как «призыв к насилию над самим собой» и, следовательно, экстремизм.

Изворотливое российское правосудие приравнивает, например, самоубийство к экстремизму

Это, конечно, из серии судебных анекдотов, впрочем, не столько смешных, сколько грустных.

Настоящее самоубийство – печальный итог не прожитой до конца жизни. Оставим осуждение самоубийц моралистам, церковникам и сборщикам налогов. У них на то есть свои причины.

Самоубийство часто связывают с психическими заболеваниями и состоянием невменяемости. Действительно, суицид – один из исходов многих душевных болезней. Но это не исключительный признак психического нездоровья. Самоубийством кончали и многие психически здоровые люди. Среди них были люди выдающиеся, которых помнят потомки, которым ставят памятники.

Илья Захаров: Москва, наверное, единственный город в мире, где есть несколько памятников самоубийцам (я думаю, пяти памятников самоубийцам ни в каком другом городе нет) – Есенин, Маяковский, Цветаева, Фадеев и Радищев.

Илья Захаров

Александр Подрабинек: Среди других известных писателей и поэтов, покончивших жизнь самоубийством, – Всеволод Гаршин, Джек Лондон, Николай Успенский, Эрнест Хемингуэй, Стефан Цвейг.

Сделанный ими в конце жизни драматический выбор никак не свидетельствует ни об их душевном нездоровье, ни об интеллектуальном упадке или стремлении нанести урон окружающим.

По данным Всемирной организации здравоохранения, в мире каждые 40 секунд кто-то кончает жизнь самоубийством. Ежегодно совершается более 800 тысяч самоубийств

По данным Всемирной организации здравоохранения, в мире каждые 40 секунд кто-то кончает жизнь самоубийством. Ежегодно совершается более 800 тысяч самоубийств.

Среди причин смерти молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет самоубийства по всему миру занимают второе место. В США добровольно уходит из жизни больше людей, чем гибнет в автомобильных катастрофах.

Россия находится в лидерах по числу самоубийств. Около 60 тысяч человек ежегодно сводят счеты с жизнью. Больше от самоубийств погибает только в Китае.

Картина, что и говорить, безрадостная. Абсолютного решения проблемы, по-видимому, не существует. Человечеству вряд ли когда-нибудь удастся избавиться от несчастной любви, мизантропии или чувства одиночества.

Тем не менее, уровень самоубийств можно было бы существенно снизить, сведя на нет социальные мотивы суицида – нищету, безработицу, беззащитность, дурное здравоохранение. Это тяжелая и долгая работа для очень внимательного к своим гражданам государства. Гораздо проще считать самоубийц психически больными людьми или безнадежно асоциальными личностями. Гораздо проще идти по пути запретов.

Один из практикуемых запретов – запрет на эвтаназию. Право человека добровольно уйти из жизни сталкивается с противодействием закона.

Речь идет о людях, которые в силу своего болезненного состояния не могут сами покончить с жизнью. Как правило, это безнадежно больные: онкологические, полностью парализованные, перенесшие тяжелые травмы и ампутации.

Россия находится в лидерах по числу самоубийств. Около 60 тысяч человек ежегодно сводят счеты с жизнью

Они не видят своего будущего. Они устали от боли и беспомощности. Они не хотят быть обузой для своих близких. Они просят о смерти. Просят врачей, которые призваны облегчить страдания больного.

На самом деле это совсем не простая проблема. Как в целом врачебное сообщество относятся к эвтаназии? Об этом – член-корреспондент Российской Академии наук, представитель России в Комитете по биоэтике при Совете Европы профессор Борис Юдин.

Борис Юдин: Если говорить о России, то в целом позиция по отношению к эвтаназии негативная. Но на практике – это не афишируется, это некоторый профессиональный секрет – в каких-то случаях приходится реально способствовать уходу человека из этого мира.

Александр Подрабинек: Проблема эвтаназии находится на стыке медицины и права. С точки зрения юриста, трудноразрешимых правовых проблем здесь нет.

Сам человек может распорядиться своей жизнью, в том числе и принять решение о ее прекращении в силу каких-то обстоятельств

Вадим Клювгант: На мой взгляд, в проблеме эвтаназии, сложнейшей комплексной проблеме, правовая составляющая не является главной. Как прописать процедуру, если общество готово ее допустить – это технический вопрос. И уже не технический, а сущностный вопрос – допустимо ли это в принципе. Это вопрос нравственности, общественной морали.

Разные общества в разных странах подходят к этому по-разному, подчас полярно. У нас, как мы знаем, это не допускается, во многих европейских странах допускается, в каких-то странах допускается в больших объемах при меньшем количестве условий, в других очень жестко оговорено условиями.

Мое мнение заключается в том, что право на жизнь – это неотъемлемое право человека; соответственно, человек вправе распоряжаться, реализовывать ли это право и в таких крайних формах в самых крайних случаях. Другой вопрос, что законодательство должно быть устроено таким образом, чтобы исключались возможности манипулирования извне в отношении этого критического решения, которое принимает человек.

Вадим Клювгант

Александр Подрабинек: Если правовая проблема решается с помощью качественной юридической техники, то врачи, которых просят об эвтаназии, сталкиваются с настоящей моральной дилеммой: спасать жизнь больного или избавить его от страданий, а заодно и жизни?

Что для врача важнее? В чем, прежде всего, состоит врачебный долг? Как все это соотносится с клятвой Гиппократа, которую приносят будущие врачи?

Самая большая проблема – выбор врача: либо бороться за продление жизни, либо облегчить состояние пациента

Борис Юдин: Во всей этой теме эвтаназии самая большая проблема – выбор врача: либо бороться за продление жизни, либо облегчить состояние пациента. Достаточно распространенная форма эвтаназии – это когда дают болеутоляющие в сверхсильной дозе: с одной стороны это снимает боль, а с другой, ускоряет уход.

Александр Подрабинек: Проблема допустимости эвтаназии – не новая. Еще две с половиной тысячи лет назад ее обозначил основоположник научной медицины Гиппократ.

В составленной им клятве врача говорится:

«Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости».

На первое место Гиппократ ставит «выгоду больных».

Но вслед за этим он выступает как противник эвтаназии:

«Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла».

Вполне определенное отношение к эвтаназии.

Гиппократ не видел здесь моральной дилеммы. Врачебный долг понимался тогда немного по-другому. Это сейчас врачи считают своей обязанностью бороться за жизнь пациента до конца

Впрочем, Гиппократ не видел здесь моральной дилеммы. Врачебный долг понимался тогда немного по-другому. Это сейчас врачи считают своей обязанностью бороться за жизнь пациента до конца.

Борис Юдин: Эта проблема встала совершенно по-новому в XIX веке, когда возникла такая практика, что врач до последнего вздоха пациента должен бороться за его жизнь. Во времена Гиппократа такого не было, и он сам учил находить знаки смерти. Когда врач видит такие знаки, он, что называется, умывает руки и уходит. Это даже этически считалось неприемлемым, чтобы врач до конца жизни боролся за пациента.

Но в XIX веке начала развиваться медицинская наука, и зона между нормальной жизнью и уходом в другой мир стала интенсивно обживаться врачами. Это, с одной стороны, привело к практикам борьбы за спасение и продление жизни – здесь нет необходимости говорить, насколько много сделала медицина в этом отношении.

С другой стороны, проблема впервые возникла остро. Скажем, Френсис Бэкон, который писал про эвтаназию, говорил, что у медицины есть такой недостаток, что она занимается только живыми, а не занимается умирающими. Но тогда это был только призыв, а реально это началось в XIX веке.

Александр Подрабинек: Моральные дилеммы стояли перед врачами и тысячи лет назад. Поводы были другими, но решения иногда были похожи на современные. Гиппократ был категорическим противником полостных операций, что отражено в клятве врача:

Моральные дилеммы стояли перед врачами и тысячи лет назад

«Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом».

Он считал, что полостные операции – не врачебное дело.

Со времен Гиппократа медицина довольно сильно изменилась и усовершенствовалась. Удаление камней из печени и почек – неотъемлемая часть современной хирургии, равно как и медицинский аборт, который ни один врач, следуя клятве Гиппократа, делать ни в коем случае не должен.

Но ценность наставлений «отца медицины» в том, что, не отрицая необходимости сечения, Гиппократ отсылает за решением этой проблемы к другим людям – тем, которые «занимаются этим делом». Не медицинским делом, по мнению Гиппократа.

Таков же путь решения и в случае с эвтаназией. Есть врачебный долг и пафос профессии, которые не могут быть нарушены. Врач не должен нести больным смерть. Это противоречит духу медицинской профессии.

Врач не должен нести больным смерть. Это противоречит духу медицинской профессии

Эвтаназию должны осуществлять те, кто, по выражению Гиппократа, «занимается этим делом».

Борис Юдин: В Штатах лет 20-25 назад была дискуссия по поводу эвтаназии, и предлагали такие законы, которые позволяли бы врачу способствовать самоубийству, уходу из жизни. Американская медицинская ассоциация выступила с таким лозунгом: «врачи – не палачи». Вы хотите, чтобы врачи занимались вот этим, но нет, мы не будем этим заниматься, тогда готовьте для этого палачей.

Александр Подрабинек: В некоторых странах эвтаназия разрешена. Она легализована в Нидерландах, Бельгии, Канаде, некоторых штатах США.

Несмотря на легализацию, существуют некоторые ограничения. Например, в Канаде воспользоваться правом на эвтаназию могут только ее граждане и только психически здоровые люди старше 18 лет. И не просто люди, пожелавшие распрощаться с жизнью, а только страдающие от неизлечимых болезней или получившие травмы, от которых неминуемо наступит смерть.

В июне этого года эвтаназия была легализована в Канаде. А в сентябре правом на эвтаназию воспользовался известный в Канаде 81-летний писатель Уильям Патрик Кинселла.

Эвтаназия легализована в Нидерландах, Бельгии, Канаде, некоторых штатах США

Эвтаназию осуществляют врачи. Столкновение двух профессиональных догм – это спасение жизни и избавление от страданий – может ввергнуть добросовестных врачей в состояние когнитивного диссонанса, когда правильное решение выбрать невозможно.

Такой выбор трудно сделать даже в отношении близкого врачу человека. Хотя такие примеры известны.

Знаменитый психоаналитик Зигмунд Фрейд, будучи тяжело больным, попросил своего лечащего врача об эвтаназии. Он напомнил ему о данном ранее обещании помочь умереть. Доктор Макс Шур ввел больному смертельную дозу морфия, после чего Фрейд умер.

В России эвтаназия запрещена. Горячих дискуссий по этому поводу не слышно, что, впрочем, не мешает обычным людям, не специалистам в этой области иметь свое собственное мнение.

Если безнадежно больной человек хочет уйти из жизни, но сам не в состоянии это сделать, может ли врач помочь ему в этом? На вопрос Радио Свобода отвечают москвичи.

– Нет, я верующий человек, поэтому считаю, что на все воля Бога. Если человек здесь и ему тяжело, значит, он за что-то несет свои муки, значит, ему это надо.

– Нет, врача посадят. Если принять закон о разрешении эвтаназии, то будут злоупотребления. Поэтому, чтобы не было злоупотреблений, лучше эвтаназию не разрешать.

Если принять закон о разрешении эвтаназии, то будут злоупотребления

– Я полагаю, что психически нормальный человек в состоянии сам решить, что ему делать со своей жизнью, если это не какие-то врачебные инсинуации, а эвтаназия, нормальная врачебная практика.

– Если он одинокий, я думаю, наверное, могут, потому что человек мучается.

– Я думаю, при определенных обстоятельствах можно. Допустим, онкологические заболевания, какие-то особенные психические расстройства…

– Сейчас изобретено очень много таких лекарств, которые искусственно поддерживают жизнь человека. Поэтому, мне кажется, ему нужно предоставить возможность естественным образом уйти из жизни, не заставляя дальше мучиться.

– Так или иначе, это убийство человека. Как это по морально-этическим соображениям? По моим – плохо. С другой стороны, у моей приятельницы коллега ушел из жизни самостоятельно, просто выпрыгнул из окна, потому что, к сожалению, он был болен и не было лекарств.

– Когда человек безнадежно болен, скорее всего, он не может отдавать себе отчет. Решать должен не врач, а близкие люди, которые могут более адекватно оценить ситуацию. Я вообще не сторонник эвтаназии, потому что сегодня он больной, а завтра будут лекарства, кто его знает…

– Я буду на стороне тех, кто за это.

– Да. Потому что больной человек сам не может… Кто тогда может?

В России эвтаназия запрещена. Горячих дискуссий по этому поводу не слышно

Александр Подрабинек: Есть ли реальные основания ограничивать тяжелобольных людей в праве на смерть? Должна ли быть разрешена эвтаназия в России?

Борис Юдин: Это очень сложный вопрос. Я считаю, что не сейчас… Необходимы широкие дискуссии в обществе, чтобы проблему понимали не только врачи. И врачи-то не очень часто это понимают, а тем более рядовой гражданин…

Борис Юдин

Законов можно напринимать, но здесь есть очень серьезная опасность: если будут приняты эти законы, то сразу начнутся массовые злоупотребления. Ведь достаточно часто бывают ситуации, когда кому-то, третьей стороне выгодно, чтобы человек перестал существовать.

Александр Подрабинек: Вероятно, надо согласиться, что обстоятельства времени и места имеют значение. Возможно, в сегодняшней России, с ее безответственной властью и всесилием криминала не лучшая обстановка для внедрения в практику эвтаназии.

Борис Юдин: Учитывая юридическую практику, которая существует в нашей стране, я бы побоялся. Еще в начале ХХ века наш знаменитый юрист Анатолий Кони выступал в защиту эвтаназии. Тогда в России было движение в защиту эвтаназии под названием «Утоли мои печали». Кони формулировал требования – на самом деле они и сегодня релевантны, но выполнить их не очень просто. Это не так, что кто-то решил – и вперед…

Возможно, в сегодняшней России, с ее безответственной властью и всесилием криминала не лучшая обстановка для внедрения в практику эвтаназии

Александр Подрабинек: И в то же время, ясно, что в принципе эвтаназия имеет право на существование. Государство и закон не смеют отбирать у человека право на собственный выбор – жить или умирать.

Отбирая у человека право распоряжаться собственной жизнью, государство на этом не останавливается. Некоторых людей оно приговаривает к принудительному лечению.

Это логично: если закон запрещает добровольный уход из жизни, то почему надо разрешать добровольный отказ от лечения?

В некоторых случаях та или иная мера принуждения разумна и оправдана – например, когда дело касается карантина в случаях опасных эпидемиологических заболеваний. Или в случаях острого психического расстройства, когда душевнобольной представляет реальную угрозу для окружающих.

Но каким разумным и правовым образом можно объяснить принудительное лечение от алкоголизма или наркомании? Эти люди представляют угрозу только для собственного здоровья, и это их ответственный выбор. Все прочие угрозы, иногда сопутствующие наркомании и алкоголизму, регулируются уголовным законодательством.

Еще большее недоумение вызывает давление власти на Свидетелей Иеговы, которые по религиозным соображениям отказываются от переливания крови. Не будем вдаваться в обсуждение религиозных догм. Просто констатируем, что такова воля разумного взрослого человека.

Вопрос об ответственности за свою жизнь неизмеримо усложняется, когда речь идет о недееспособных или ограниченно недееспособных людях

Все гораздо сложнее, когда дело касается больных детей, приверженцев этого религиозного течения.

Борис Юдин: В большинстве стран мира приоритетом все же является благо ребенка. В Штатах бывали ситуации, когда иеговисты отказывались от переливания крови больным детям, и принимались судебные решения в пользу детей, чтобы делать им переливание крови. От коллег в Хорватии я знаю, что там достаточно сильное движение, которое отстаивает такой принцип: решающее право принадлежит родителям.

Александр Подрабинек: Вопрос об ответственности за свою жизнь неизмеримо усложняется, когда речь идет о недееспособных или ограниченно недееспособных людях.

Здесь не всегда и не все могут сделать правильный выбор. Да и, собственно говоря, правильный – с чьей точки зрения?

Борис Юдин: Здесь, я думаю, правильное решение – это интересы и благо ребенка. Если следовать такому решению родителей, то это имеет необратимые для ребенка последствия. Конечно, это непростой вопрос. Я считаю, что здесь надо идти вопреки воле родителей.

Александр Подрабинек: Решение за других – большая ответственность. Злоупотребления могут быть с любой стороны.

Лидер движения за национальную независимость Индии Махатма Ганди не доверял европейской медицине, предпочитая ей народную.

Каждый сам выбирает, жить ему или умирать. И чем платить за жизнь или смерть. Худо, когда этот выбор кто-то делает за других

В 1944 году его жена Кастурба в возрасте 74 лет заболела пневмонией. Сыновья предложили лечить её пенициллином, но Ганди воспротивился, разрешив применять только традиционные индусские методы – в частности, обтирание водой из Ганга. Ганди объяснял, что судьба его жены находится в руках Бога, который испытывает его веру. И Ганди выдержал испытание. Правда, жена его через несколько дней умерла.

Спустя полтора месяца Ганди заболел малярией и три недели лечился также традиционными индусскими методами. Лечение не помогало. Такого тяжелого испытания его вера не выдержала. Он прислушался к рекомендациям современной медицины, стал принимать хинин и быстро выздоровел. Вероятно, он пожертвовал принципами, осознавая какую огромную потерю понесет Индия, если умрет он – вдохновитель движения за независимость и организатор всех индийских побед.

Каждый сам выбирает, жить ему или умирать. И чем платить за жизнь или смерть. Худо, когда этот выбор кто-то делает за других.

Право на смерть не зафиксировано в качестве фундаментального права человека. Оно не упоминается в международных правозащитных документах – декларациях, конвенциях, пактах.

Жизнь зэка не принадлежит ему, она принадлежит тюремной системе

Но это не значит, что его не существует в повседневной жизни. С реализацией этого права приходится сталкиваться заключенным.

Приговоренных к смертной казни в советских тюрьмах содержали так, чтобы была исключена любая попытка самоубийства. Человек не может сам уйти из жизни – его непременно должно убить по приговору суда собственное государство.

Заключенные, объявляющие голодовку, подвергаются принудительному кормлению. Тюремная власть может уморить заключенного голодом, замучить пытками или убить при необходимости. Но это всегда будет выбор власти, а не заключенного.

Таковы правила. Жизнь зэка не принадлежит ему, она принадлежит тюремной системе.

Также и в архаичных, консервативных странах или диктатурах тюремного типа и авторитарных режимах власти считают, что человек не волен самостоятельно распоряжаться своей жизнью и смертью.

Он принадлежит государству, а закон строго стоит на охране государственного имущества.

Лайфлайн Чат: Лайфлайн

Lifeline Chat — это служба Национальной линии по предотвращению самоубийств, которая связывает людей с психологами для получения эмоциональной поддержки и других услуг через веб-чат. Все чат-центры в сети Lifeline аккредитованы CONTACT USA. Чат Lifeline доступен круглосуточно и без выходных в

США.

https://domo.networkresourcecenter.org/chatvisitor/prechatsurvey/

https://ssl.geoplugin.net/javascript.gp?k=710834264dfe49b2

Готовы пообщаться?

После того, как вы заполните небольшой опрос и согласитесь с условиями обслуживания, мы свяжем вас с консультантом.

Может потребоваться время ожидания для подключения. Чтобы поговорить с консультантом сейчас, позвоните в «Лайфлайн» по телефону 1-800-273-TALK (8255).

ⓘ Обратите внимание, если вы используете браузер iPhone для чата с нами, вы должны оставаться на экране чата браузера, чтобы оставаться на связи. Если вы уйдете из чата или войдете в другое приложение iPhone, ваше соединение может быть потеряно. Спасибо.

Что происходит, когда я общаюсь с «Мост жизни»?

1. Сначала вы увидите сообщение о времени ожидания, пока мы свяжем вас с консультантом по кризисным ситуациям.

2. Если спрос высок, вы всегда можете просмотреть наши «Полезные ресурсы» ниже или позвонить в службу поддержки по телефону 1-800-273-8255.

3. Консультант ответит на ваш чат.

4. Этот человек выслушает вас, поймет, как ваша проблема влияет на вас, предоставит поддержку и поделится ресурсами, которые могут быть полезны.

Ваши разговоры свободны и конфиденциальны.

Если у вас возникли проблемы с доступом к чату и приведенные ниже советы по устранению неполадок не решают проблему, консультанты по кризисным ситуациям готовы оказать вам поддержку по телефону 1-800-273-TALK (8255).Вы также можете связаться с нами, чтобы сообщить о технической проблеме, с которой вы столкнулись, чтобы мы могли их исправить.

Полезные ресурсы

Исследуйте эти ресурсы, пока ждете.

Чат FAQ

Любой, кто находится в депрессии, переживает трудные времена, нуждается в разговоре или думает о самоубийстве, может использовать чат. Консультанты по чату здесь, чтобы выслушать и поддержать вас в трудные времена, с которыми вы можете столкнуться.

Покажи ответ

Служба Lifeline Chat доступна круглосуточно и без выходных.Если у вас возникли проблемы с подключением к службе чата, мы рекомендуем вам позвонить в «Лайфлайн» по телефону 1-800-273-TALK (8255).

Покажи ответ

Конфиденциальность и безопасность чатов обеспечивается поставщиком программного обеспечения для чатов Lifeline, который использует те же стандарты шифрования и защиты данных, которые требуются крупными финансовыми учреждениями для ведения бизнеса друг с другом. Все ваши сообщения надежно зашифрованы с вашего компьютера на наш.

Покажи ответ

Если о пользователе сообщается в Facebook за публикацию суицидного контента, этот контент проверяется группой безопасности Facebook.При необходимости Facebook ответит пользователю напрямую по электронной почте, указав, что кто-то в Facebook обеспокоен их безопасностью, и побудит пользователя позвонить по линии жизни и / или вступить в конфиденциальный сеанс чата с консультантом по кризисным ситуациям. Если пользователь решит войти в чат, он будет перенаправлен на сайт, размещенный на Lifeline. Существуют меры безопасности, включая шифрование и аутентификацию, для обеспечения защиты любой информации, отправляемой через чат. Кроме того, пользователь, которому предоставляется возможность общаться в чате, не должен раскрывать какую-либо идентифицирующую информацию.

Покажи ответ

Если услуга отображается как «не в сети» или «занято», позвоните в «Лайфлайн» по телефону 1-800-273-TALK (8255) — мы доступны круглосуточно и без выходных.
Если вам или вашим знакомым угрожает опасность или требуется немедленная медицинская помощь, позвоните по номеру 911.

Покажи ответ

CONTACT USA предлагает помощь нуждающимся через онлайн-чат с 2010 года. Crisis Chat — это общенациональный проект, направленный на улучшение доступа к психиатрической помощи. Crisis Chat объединил существующие сертифицированные кризисные центры обработки вызовов в Соединенных Штатах на одной платформе веб-сайта, создав службу, которая в конечном итоге будет направлять посетителей веб-сайта в кризисный центр, обслуживающий их местность.Crisis Chat также предоставил важную эмоциональную поддержку и услуги кризисного вмешательства миллионам людей, которые находятся в депрессии, отчаянии или думают о самоубийстве.

Покажи ответ

Если немного узнать о вас, о том, через что вы проходите и как вы себя чувствуете сейчас, ваш консультант сможет лучше поддержать вас, как только вы начнете разговор.

Покажи ответ

Советы по устранению неполадок

Нам очень жаль, что этот сайт не работает для вас. Кризисные консультанты помогут вам по телефону 1-800-273-TALK (8255).Вы также можете связаться с нами, чтобы сообщить о технической проблеме, с которой вы столкнулись, чтобы мы могли их исправить.

Покажи ответ

Действия по устранению неполадок. Перед отправкой опроса обязательно установите флажок «Я не робот», выполните все задания и ответьте на все необходимые вопросы. Вы также можете попробовать отключить блокировку рекламы, включить JavaScript и убедиться, что в вашем браузере установлена ​​последняя версия, зайдя на whatismybrowser.com. Чтобы поговорить с консультантом прямо сейчас, вы также можете позвонить в «Линию жизни» по телефону 1-800-273-TALK (8255).

Покажи ответ

Действия по устранению неполадок: Чтобы поговорить с консультантом сейчас, позвоните в службу поддержки по телефону 1-800-273-TALK (8255). Так как около 20 000 человек посещают нашу страницу чата в месяц, есть вероятность, что вы будете ждать в очереди. Наши самые загруженные часы — с 22:00 до 2:00 по восточному стандартному времени.

Покажи ответ

Связаться

Позвоните на линию жизни

Читать истории надежды и выздоровления

Получите истории от людей, которые пережили кризис и нашли надежду.

Прочитай сейчас

Почему я хочу покончить с собой?

Вы думаете о самоубийстве? Ваши мысли могут включать в себя пожелание смерти или мысли о том, как вы закончите свою жизнь. Вы можете подумать, что вашей семье и друзьям было бы лучше без вас. Вы можете чувствовать себя подавленным ситуациями в вашей жизни, ведущими к чувству беспомощности и безнадежности.

Хотя сейчас вы можете чувствовать себя болезненно одиноким, для вас важно знать, что другие люди тоже думали о том, чтобы покончить с собой.

У других людей, думающих о самоубийстве, были мысли, похожие на ваши.

Почему я хочу покончить с собой?

Есть много причин, по которым люди думают о том, чтобы покончить с собой.

Вот некоторые общие случаи:

  • Насилие, запугивание (физическое, эмоциональное или сексуальное) или исключение
  • Значительная потеря (например, спутник жизни)
  • Серьезные жизненные стрессы (разрыв отношений, юридические или финансовые проблемы)
  • Хроническая боль и хронические заболевания (включая психические заболевания)
  • Безработица
  • Употребление алкоголя и наркотиков.

Возможно, вы столкнулись с сочетанием вышеперечисленного в своей жизни, и это заставляет вас чувствовать себя подавленным и огорченным. Возможно, вы чувствуете себя настолько обеспокоенным, что не можете ни спать, ни есть, ни получать удовольствие.

Что мне делать дальше?

Есть ряд служб и профессионалов, которые готовы помочь вам в это трудное время. Вы можете узнать больше о спектре услуг, доступных на нашей странице Доступ к профессиональной поддержке .

Есть также вещи, которые вы можете сделать, чтобы помочь себе, когда вы чувствуете себя подавленным или подавленным и думаете о том, чтобы навредить себе или покончить с собой. Прочтите нашу страницу Как помочь себе, когда вы чувствуете себя подавленным и склонны к самоубийству.

В экстренных случаях

Если вы находитесь в непосредственной опасности или каким-либо образом обеспокоены своей безопасностью:

  • Позвоните по номеру 000 и вызовите скорую помощь. Оставайтесь на линии, говорите четко и будьте готовы ответить на вопросы оператора.
  • Посетите отделение неотложной помощи местной больницы.

Получите помощь сейчас

Если вы чувствуете себя склонным к суициду и вам нужно с кем-нибудь поговорить, позвоните в службу обратного звонка для самоубийц по телефону 1300 659 467, чтобы поговорить с консультантом.

В случае крайней необходимости звоните 000.

Мифы о самоубийстве

Понимание фактов может помочь вам помочь тем, кто пытается справиться.

Позвоните нам по бесплатному телефону 116123

Подробнее о том, как позвонить нам

Миф

: Люди, которые говорят о самоубийстве, несерьезны и не хотят этого делать.

Факт: Люди, которые убивают себя, часто говорили кому-то, что они не считают, что жизнь стоит того, чтобы жить, или что у них нет будущего. Некоторые, возможно, действительно сказали, что хотят умереть.

Вполне возможно, что кто-то может говорить о самоубийстве как о способе привлечь внимание, в смысле призыва о помощи.

Важно всегда серьезно относиться к кому-то, если они говорят о суицидальных наклонностях. Помогая им получить необходимую поддержку, можно спасти их жизнь.

Большинство людей, склонных к суициду, на самом деле не хотят умирать — они не хотят жить той жизнью, которая у них есть.

Миф

: Если человек серьезно настроен убить себя, то с этим ничего не поделаешь.

Факт: Часто суицидальные настроения носят временный характер, даже если кто-то долгое время испытывал подавленность, тревогу или изо всех сил пытался справиться. Вот почему так важно получить нужную поддержку в нужное время.

Миф: Чтобы думать о самоубийстве, нужно быть психически больным.

Факт: Каждый пятый человек когда-либо думал о самоубийстве. И не все люди, которые умирают в результате самоубийства, имеют проблемы с психическим здоровьем на момент смерти.

Однако многие люди, которые убивают себя, действительно страдают психическим здоровьем, как правило, в серьезной степени. Иногда об этом известно до смерти человека, а иногда нет.

Миф: Люди, склонные к самоубийству, хотят умереть.

Факт: Большинство людей, склонных к суициду, на самом деле не хотят умирать; они не хотят жить той жизнью, которая у них есть. Различие может показаться небольшим, но оно очень важно. Вот почему так важно обсудить другие варианты в нужное время.

Миф: говорить о самоубийстве — плохая идея, так как это может натолкнуть кого-то на мысль попробовать это.

Факт: Самоубийство может быть запретной темой. Часто люди, склонные к суициду, не хотят никого беспокоить или обременять своими чувствами и поэтому не обсуждают это.

Но, спрашивая кого-нибудь напрямую о самоубийстве, вы даете ему разрешение рассказать вам, что он чувствует. Люди, которые думали о самоубийстве, часто говорят, какое огромное облегчение было иметь возможность рассказать о том, что они пережили.

Когда кто-то начинает говорить, у него появляется больше шансов обнаружить варианты, кроме самоубийства.

Свидетельства показывают, что вопрос о суицидальных наклонностях может защитить его. Они чувствуют, что к ним прислушиваются, и, надеюсь, меньше попали в ловушку.Их чувства подтверждены, и они знают, что кому-то они небезразличны. Обращение к вам может спасти жизнь.

Рори О’Коннор, профессор психологии здоровья Университета Глазго

Миф: Большинство самоубийств случается в зимние месяцы.

Факт: Самоубийство — это сложный процесс, и он связан не только с временами года и климатом более жарким или холодным и более или менее освещенным.Обычно самоубийства чаще случаются весной, а в Новый год наблюдается заметный пик риска.

Миф

: Люди, которые говорят, что собираются покончить с собой, просто ищут внимания и не должны восприниматься всерьез.

Факт: Людей, которые говорят, что они хотят покончить с собой, всегда следует воспринимать всерьез.

Вполне может быть, что они хотят внимания в том смысле, что они взывают о помощи, и помощь им в получении поддержки может спасти их жизнь.

«Я действительно не могу справиться со своей жизнью, и мне нужно умереть».

Я очень рад, что вы нашли время написать нам. Просто чтобы вы знали, вы можете позвонить по телефону помощи детям с телефона-автомата, из дома друга или из любого другого места в сообществе, если вас нет дома. Это было хорошее начало, и мы гордимся вашей смелостью !! (поддерживающий) *. Я должен вам сказать, мой желудок делал летнюю соль, потому что есть 12-летний ребенок, который хочет покончить с собой. Боль такая сильная.Я не говорю вам, чтобы вы чувствовали себя плохо. Вы НЕ должны чувствовать себя плохо. Просто страшно осознавать, что ты такой молодой, а жизнь такая тяжелая … Пожалуйста, не сдавайся. Это начало выздоровления. (обращается к нам) *. Можешь рассказать нам, что ты наделал? Как ты пытался покончить с собой. Вы написали, что я не могу забрать свою жизнь. Это облегчение. Но попытки все равно пугающие. Это FAB, что вам помогают. Твои родители знают, и твой доктор знает. Мне полегчало. Чтобы поправиться, нужно время.Мы на твоей стороне. Я чувствую, что вы хотите, чтобы у вас было больше друзей. Людей, которые вам нравились. Возможно. Про отель и бассейн. Люди не увидят, если вы решите не плавать. Единственное, что вы можете сделать, — это надеть очень длинную футболку поверх купального костюма. Вы можете получить один. Тот, который опускается до колен или немного выше. В вашей жизни много всего происходит, и сохранение этого в секрете не позволит вам поправиться. Что вы думаете. Вы готовы попросить Доктора проверить еду? Все это происходит из-за того, как вы относитесь к себе и к любым конкретным проблемам, которые у вас есть.Ты не виноват. Я надеюсь, что вы расскажете своему консультанту о еде. Вы доказали, придя сюда сегодня, что вы ХРАЙНИЙ. И вы хотите, чтобы ваша жизнь была лучше. Я надеюсь, что ты хочешь отпустить свою боль. Не твоя жизнь. Попробуйте позвонить. 1-800-668-6868. Наконец, я уверен, были случаи, когда вы хотели причинить себе вред, но не хотели. Что ты сделал вместо этого. Это сработало. Подумайте об этом и составьте список вещей, которые вы можете сделать вместо этого, что может отвлечь ваше внимание от членовредительства.Если вы позвоните вместе, мы можем добавить в список. Мы на твоей стороне. Мы здесь ради тебя. Всегда. Ты хороший человек. Помни это. Как я могу это знать. Я ПРОСТО! Поверьте мне. Скоро увидимся. Я уверен, что у вас есть масса сильных чувств, о которых вам нужно поговорить. Мы можем. H U G Z S * PS: Я думаю, вы, возможно, чувствуете себя виноватым из-за причинения себе вреда за спиной своих родителей. Я прав. Мы можем поговорить об этом. Мы можем поговорить и о вашем гневе.

«Я умираю внутри …» — Телефон службы поддержки детей

Тебе так больно, и я хотел бы просто убрать ее.Вы написали так ясно и лаконично, что я почти заставил меня поверить в это. Почти. А потом я перехожу к вашей последней строчке, где вы говорите: «… я не хочу умирать — я просто больше не знаю, как жить». Хорошо сказано, поэтично. Возможно, вместе мы сможем найти способ. Было много боли и страданий. Я сожалею обо всем, что ты потерял, и обо всем, что тебе не хватает. Издевательства, депрессия, самоповреждение и резкое падение оценок должны казаться такими подавляющими. Трудно, мягко говоря, справиться. Я считаю, что вы пытались, и знаю, что это сложно.Но почему бы не попробовать самое сложное, прежде чем принять такое окончательное решение. Если вы действительно чувствуете, что вам нечего терять, почему бы не обратиться к врачу, попросить совета, поговорить с мамой, учителем, кем-то, кто может помочь? Вы пришли сюда, чтобы я знал, что у вас хватит смелости, тогда почему бы не сделать еще один шаг вперед. Ваша жизнь достойна гораздо большего. У тебя есть место в этом мире. Время всегда идет, и ничто не остается неизменным. Изменения происходят медленно, и они болезненно продвигаются вперед. Вы не всегда будете подвергаться издевательствам, без друзей, в депрессии и изоляции.Это время сейчас, и это так больно, но это время пройдет. Просто подожди еще немного и подожди. Но не ждите, рискните и обратитесь за помощью. Это действительно так. Мы здесь, и вы можете поговорить с нами в любое время. Позвоните нам, если вы когда-нибудь почувствуете, что хотите навредить себе, мы поможем вам с этим справиться. Избавьтесь от страха и выскажитесь о своих чувствах, кричите, если нужно. Встань и будь замеченным. Вам больно, и вы заслуживаете терпения и внимания. Если вы поговорите с врачом, учителем, вашей матерью, они могут отвезти вас в больницу и предоставить вам ресурсы и услуги.Есть варианты для людей, которые находятся в депрессии и хотят навредить себе. Есть здоровые способы справиться с болью и облегчить ее. Как мне убедить вас воспользоваться этим шансом, если бы я знал? Все, что у меня есть, это мои слова, и я ценю, что вы их читаете, я могу только надеяться, что они имеют значение. Вам есть что рассказать, и именно в этом рассказе вы можете исцелить. Ваши слова дают вам силу, силу, принятие и облегчение. Я призываю вас рассказывать свою историю и продолжать ее рассказывать, писать об этом и говорить снова и снова, пока ваш ум не успокоится.Ответы внутри вас, вы обладаете силой, чтобы изменения произошли, верьте, что можете. Меня беспокоит, что, может быть, вы слышали все это раньше, и в моих словах нет ничего нового. Вы просто хотите того, чего мы все хотим, немного счастья и ощущения себя принадлежащим вам, это не так уж и много, чтобы просить. Это то, что я желаю вам, и это то, что, я верю, вы можете получить, если только вы дадите себе шанс, много шансов. Вы заслуживаете столько, сколько нужно. Я не скажу «до свидания», но пока прощаюсь. Надеюсь, мы поговорим снова.Всего хорошего.

«Я никогда не хотел умирать, я только хотел положить конец своей боли».

Промытая дождем улица то вспыхивает, то исчезает в ночи, когда над мостом проходит ровная струйка фар. В отчаянии я иду, неистово, спокойно, каждый шаг движим жалкой решимостью. Мой рюкзак, защищающий мою жалкую попытку покончить жизнь самоубийством, — единственное, что я хочу пережить ночью.

Некоторые люди думают, что самоубийство — это трусливый или эгоистичный поступок, но довести его до конца непросто.В основе всей жизни лежит стремление к выживанию. Должно произойти что-то катастрофическое, чтобы лишить кого-то воли к жизни, убедив его в том, что смерть — единственное, что может положить конец их мучениям.

По мере того, как я поднимаюсь по мосту, река опускается ниже. Часть меня кричит: «Стой! Но я продолжаю. Мне 22 лет.

Депрессия — это не чувство, это болезнь. Меня переполнял уровень ненависти к себе и эмоциональной боли, о существовании которой я даже не подозревал.Мое тело было медленным, усталым и слабым. Все счастливые и радостные воспоминания моей жизни были отрезаны, как будто их никогда не было.

Добравшись до вершины моста, я бросаю сумку. Мое сердце колотится. У меня скручивает живот. Я чувствую себя мучительно грустным и избитым. Я не хочу умирать. Я поворачиваюсь к воде спиной и пытаюсь дышать. Остановить сейчас! Вернись! Никто не узнает, что я зашел так далеко. Но я пытался поправиться. Я пробовала консультироваться. Я пробовала лекарства. Я сделал все, что мог. Выздоровления не произошло.Я застрял. Я просто хочу положить конец моей боли. Больше нечего делать.

Когда фары ломаются, я поворачиваюсь и перепрыгиваю через перила.

Много лет назад я фантазировал о самоубийстве, никогда не думал, что когда-нибудь буду действовать в соответствии с этими мыслями. Самоубийство было оружием в моих мечтах, способом сказать «пошли ты на хуй» миру и тем, кто причинил мне боль. Издевались и преследовали в старшей школе, я утешал себя, представляя свои похороны, на которых будет зачитана записка, разоблачающая тех, кто причинил мне такие страдания.

Когда мои ноги отрываются от земли, я закрываю глаза. Река мчится ко мне. Звук кружащегося ветра — последний голос, который я когда-либо слышу. Я попадаю в воду, но не умираю.

Когда я наконец попытался покончить с собой, самоубийство перестало быть укрывающей фантазией. Самоубийство было моим последним проявлением сострадания и ошибочной любви.

Очнувшись в воде, я удивляюсь, что остаюсь живым. Мгновенно меня охватывает сокрушительная грусть и гнев.Я чувствую себя безнадежным и брошенным, но, прежде всего, я чувствую страх. Импульс к выживанию, который я преодолел над мостом, теперь берет верх. Со сломанными костями я начинаю плавать.

Самоубийства — это не мирные смерти. Они разрушают жизни, семьи и сообщества, оставляя раны, на которые целые поколения никогда не заживут. Мы говорим: «Ему было грустно», «Она потеряла работу», «Его жена ушла от него», «Ее отец только что скончался», но когда мы это делаем, мы игнорируем сложности проблем в жизни людей и делаем им несправедливость. .Мы часто не осознаем, в какой степени психические заболевания и депрессия могут подталкивать людей к самоубийству и, следовательно, в какой степени самоубийства на самом деле часто можно предотвратить.

Мне посчастливилось пережить ту роковую ночь семь лет назад. Мне повезло, что я смог оправиться от травм, повезло, что у меня появился второй шанс вылечиться от депрессии, и повезло узнать, что я ошибался.

10 сентября 2017 года — Всемирный день предотвращения самоубийств. Где бы вы ни были, есть хорошие люди, работающие над предотвращением самоубийств.Примите конструктивные меры, чтобы поддержать их; сделать пожертвование, стать волонтером; помочь распространить информацию о том, что самоубийство можно предотвратить.

— Джошуа Р. Бехарри, координатор проекта, HeadsUpGuys

Мужчины составляют 75% всех самоубийств * [1]

HeadsUpGuys — это онлайн-ресурс, разработанный для поддержки мужчин в их борьбе с депрессией и самоубийствами, предоставляя советы, инструменты, информацию о профессиональных услугах и истории успеха.

Дополнительные ресурсы / услуги:

* Всемирный доклад ВОЗ о самоубийствах.

Написано командой HeadsUpGuys — объединение жизненного опыта, клинической практики и исследовательской экспертизы. Рассмотрено и одобрено доктором Джоном Огродничуком — профессором и директором программы психотерапии факультета психиатрии Университета Британской Колумбии.

Следите за своим здоровьем:

Я не хочу жить, но и умирать не хочу.

Эта мысль кажется вам знакомой? Если это так, то вы не одиноки. Многие люди, страдающие психическим здоровьем, испытывали похожие мысли и чувства.

Не каждый, кто думает о смерти, хочет умереть. Важно понимать разницу между пассивными и активными суицидальными мыслями (или идеями). Пассивные суицидальные мысли — это мысли о смерти, которые на самом деле не имеют плана. Активное суицидальное мышление включает в себя планы покончить с собой.

Если вы склонны к суициду или у вас есть план, позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (8255) или отправьте текст «MHA» на номер 741-741, чтобы поговорить с квалифицированным консультантом из кризисной службы. Текстовая строка.

В моем 11 классе английского языка нас попросили прочитать «Пробуждение» Кейт Шопен. В романе главная героиня совершает самоубийство, чтобы избежать давления и ожиданий, которые она испытывала. Во время обсуждения в классе я потратил слишком много времени на защиту ее решения.Было нормально хотеть умереть, правда? Я не знал этого в то время, но мое сострадание к этому персонажу, вероятно, произошло из моей невыявленной депрессии. Я уверен, что я был не единственным человеком в комнате, который так себя чувствовал.

Тейлор А., Вирджиния

Откуда берутся эти чувства?

Многие люди думают о смерти, чтобы помочь справиться с душевной и эмоциональной болью или прекратить ее. У каждого человека разные переживания, поэтому важно понимать, когда пассивные суицидальные мысли становятся опасными для вашей безопасности.Обдумайте чувства, стоящие за этими мыслями. Понимание источника может помочь вам лучше управлять мыслями и предотвратить возникновение кризиса.

Вы чувствуете себя:

  • Безнадежно? На самом низком уровне в вашем уме могут преобладать мысли, мешающие вам чувствовать надежду. Это похоже на туннельное зрение. Постарайтесь вспомнить вещи, независимо от того, большие они или маленькие, что заставляло вас испытывать надежду в прошлом. Добились ли вы чего-то, чем вы гордились — даже небольшого? Есть ли фотографии, которые заставляют вас улыбнуться — друзей, родственников или милых животных?
  • Исчерпаны? Может быть, жизнь так сильно на тебя подбросила, что ты чувствуешь, что у тебя нет сил, чтобы продолжать.Это нормально — временно отвлечься от реальности. Ключевое слово здесь — , временный . На самом деле, уделять время заботе о себе — это бескорыстный поступок: когда вы заботитесь о себе, у вас появляется больше энергии, чтобы отдать ее другим.
  • В горе? Вы недавно потеряли кого-то или что-то, что было большой частью вашей жизни? Так трудно справиться с утратой и горем. Как вы, наверное, слышали, горевание — это процесс, который требует времени, чтобы со временем почувствовать себя лучше.
  • Бесцельный? Может быть, ваша жизнь кажется, что она зашла в тупик.Чувствовать себя застрявшим — это нормально, но помните, что обычно это временное чувство. Если вы просыпаетесь, чувствуя себя бесцельным, обозначьте свое намерение или цель на день. Это может быть так же просто, как принять расслабляющую ванну или приготовить здоровую пищу. Возьмите что-нибудь по одному дню или даже по часу.
  • Безрассудство? Может быть, вещи, которые обеспечивают безопасность, например ремни безопасности, больше не имеют для вас большого значения. Вы намеренно или ненамеренно подвергаете себя опасности? Подумайте, как ваши мысли и чувства могут влиять на ваше поведение.
  • Боишься подвести других? Чувствовать себя обузой для других — обычное дело для людей, борющихся со своим психическим здоровьем, но вы не должны нести эти чувства в одиночку. Постарайтесь окружить себя людьми, которые вас поддерживают. Иногда разговор с близкими может помочь — мы часто относимся к себе строже, чем другие.

Дайте себе должное

Суицидальные мысли могут быть пугающими! Поскольку эти мысли настолько экстремальны, на них легко зациклиться и не отдавать себе должное за положительные чувства, которые вы также можете испытывать.Если вы читаете это, есть часть вас, которая хочет продолжать жить. Можно взрастить эту часть себя, сделать ее сильнее.

Подумайте о причинах, по которым вы не хотите, умирать. Это не обязательно должно быть какое-то глубокое чувство цели — это может быть так же просто, как нежелание пропустить следующий сезон вашего любимого шоу. (Если вы боитесь смерти, это тоже может быть отправной точкой.) Как только вы начнете осознавать небольшие причины, чтобы продолжать идти вперед, вы поймете, что вам нужно жить больше, чем вы могли подумать.

Поиск поддержки

С учетом вышесказанного, к суицидальным мыслям следует относиться серьезно. Важно обращать внимание на эти мысли, когда они возникают. Если у вас возникают пассивные суицидальные мысли, поделитесь этими переживаниями с человеком, которому доверяете, поможет вам чувствовать себя менее одиноким. Установите некоторое расстояние между своими мыслями и поведением и поговорите с кем-нибудь (будь то друг, родитель или консультант) о том, что вы чувствуете.

Вот образец того, как начать разговор:

В прошлом ( день / неделя / месяц / ______ ) я чувствовал ( безнадежный и истощенный, ).Я боролся с ( мыслей о смерти ). Когда я говорю вам это, я чувствую себя ( нервничает ), но я говорю вам это, потому что ( Я беспокоюсь о себе и не знаю, что делать ). Я хотел бы ( поговорить подробнее об этом ), и мне нужна ваша помощь.

Совершенно нормально испытывать различные чувства, включая замешательство, одиночество и апатию, когда боретесь с суицидальными мыслями. Просто знайте, что вы не одиноки: обращение за помощью может быть первым шагом к облегчению чувств и давления этих мыслей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.