Токсикоз на какой неделе начинается: Токсикоз при беременности на ранних сроках: когда начинается, на какой неделе

Содержание

Токсикоз при беременности: когда начинается и сколько длится, причины

    Содержание:

  1. На какой неделе начинается токсикоз?
  2. Как часто встречается токсикоз при беременности?
  3. В чем причины токсикоза?
  4. Какие симптомы у токсикоза?
  5. Токсикоз опасен для малыша?
  6. Как облегчить жизнь будущей мамы при беременности с токсикозом?

Пожалуй, в мире почти нет взрослых людей, которые ни разу не слышали о токсикозе. Однако знания об этом неприятном недомогании у многих весьма поверхностны, и оно вызывает массу вопросов. Сколько длится это осложнение беременности, на каком сроке начинается, чем грозит будущей маме и малышу, как с ним бороться? Чтобы помочь вам подготовиться к возможному появлению токсикоза, мы собрали в этой статье проверенную информацию о нем.

На какой неделе начинается токсикоз?

Он может появиться на ранних сроках — уже на 4-й акушерской неделе1, т. е. почти сразу после задержки, но может прийти позже. А отступает он обычно в конце первого триместра — в 12–13 недель, реже — продержаться до 16-й недели1. Примерно у 10% беременных его симптомы сохраняются и после этого срока.

Как часто встречается токсикоз при беременности?

Это недомогание является спутником большинства беременностей. Им страдают 3 из 4 женщин2, причем только у одной из них симптомы ограничиваются тошнотой, у двух других вместе с ней приходит рвота3.

Многие женщины, настрадавшиеся во время первой беременности, очень боятся встретиться с ним вновь. Такое возможно, но вовсе не обязательно. Наличие или отсутствие этого недуга и то, насколько тяжело он протекал, никак не помогает прогнозировать, что будет при следующей беременности.

В чем причины токсикоза?

Никто не знает точно. Одни медики полагают, что он — последствие значительного изменения гормонального фона у беременных, и причисляют к виновникам токсикоза ХГЧ (хорионический гонадотропин человека), эстрадиол4, прогестерон. Другие считают его психологическим состоянием, чем-то типа невроза, и доказывают свою точку зрения тем, что токсикоз при беременности нередко возникает на фоне стрессового состояния женщины.

Есть теория, что токсикоз — вовсе не заболевание, а, наоборот, эволюционное преимущество5. И действительно, когда он начинается? На ранних сроках, т.е. именно тогда, когда плод наиболее уязвим к токсинам. При этом организм беременной реагирует на самые опасные запахи — мясо, рыба (потенциальные источники паразитов, вредных бактерий), алкоголь, сигаретный дым, другие остро пахнущие продукты питания, бытовая химия и т.д. Получается, с помощью токсикоза организм говорит вам о том, что, мы надеемся, вы и так прекрасно понимаете: при беременности, особенно в первом триместре, нужно очень внимательно следить за своим питанием и здоровьем.

Какие симптомы у токсикоза?

Тошнота и рвота, если вам повезло — только тошнота. Иногда приступы недомогания происходят без видимых причин, но чаще всего являются реакцией на острые запахи и вкусы. Другие симптомы, такие как боли в животе, головная боль, высокая температура, нехарактерны для токсикоза и встречаются редко. Если вместе с рвотой вас посетил понос, скорее всего, это просто отравление.

Насколько тяжело протекает токсикоз при беременности?

По степени выраженности симптомов выделяют две разновидности токсикоза на ранних сроках беременности. Легкая или умеренная форма — это когда рвота приходит не более 5 раз в сутки, и женщина не теряет или почти не теряет в весе. Звучит не очень легко, но это еще цветочки 🙂

Тяжелая степень называется на латыни Hyperemesis gravidarum, а по-русски — чрезмерная рвота беременных6. Для этой формы характерна неконтролируемая рвота, приводящая к обезвоживанию организма, потере веса и кетозу (углеводному голоданию клеток с образованием в печени ацетона и других вредных веществ). Hyperemesis gravidarum — не очень частое явление, мы желаем, чтобы вам не пришлось с ним познакомиться. Однако полностью сбрасывать его со счетов не стоит: чрезмерная рвота случается у 0,3–2,0% беременных7 и является причиной следующих неприятных последствий:

  • Потеря более 5% веса.

  • Обезвоживание, запоры.

  • Дефицит питательных веществ, в первую очередь витаминов B1, B6, B12.

  • Расстройства обмена веществ.

  • Физический и психологический стресс.

  • Значительное ухудшение качества жизни при беременности, проблемы в быту и на работе.

Современная медицина умеет бороться с этим состоянием, но раньше оно приводило к серьезным последствиям, вплоть до смерти будущей мамы. Например, все факты указывают на то, что известная британская писательница XIX века Шарлотта Бронте, автор знаменитого романа «Джейн Эйр», скончалась на четвертом месяце беременности именно от осложнений тяжелого токсикоза8. При этом герцогиня Кембриджская Кэтрин Миддлтон, хоть и страдала от Hyperemesis gravidarum на ранних сроках при всех трех беременностях9, успешно прошла через это и радует нас фотографиями с принцессой и двумя принцами.

Токсикоз опасен для малыша?

Обычно он не оказывает ни малейшего воздействия на развитие плода. Даже наоборот: некоторые исследования показывают связь между токсикозом и вероятностью выкидыша: у беременных, страдающих от тошноты и рвоты, она ниже10, чем у женщин, которые на ранних сроках избежали этого недуга. Как видите, у всего есть свои положительные стороны 🙂

Проблемой могут стать только очень тяжелые случаи, когда токсикоз доводит организм женщины до сильного истощения. Но, повторим, современная медицина имеет в своем арсенале методики терапии, позволяющие справиться с этим состоянием.

Как облегчить жизнь будущей мамы при беременности с токсикозом?

Есть несколько простых методов, которые могут облегчить симптомы токсикоза. Вот некоторые из них:

  • Полноценный сон. Недосып может стать усугубляющим фактором. В этот период беременным необходимо спать не менее 8 часов в сутки.

  • Правильная диета. Токсикоз «реагирует» на резкие запахи и вкусы, поэтому на ранних сроках будущей маме нужно исключить из рациона жирные, копченые, острые блюда, ограничить потребление жареного мяса, рыбы. Проще говоря, убрать все то, что и без беременности бросает серьезный вызов пищеварению.

  • Особый режим питания. При токсикозе рекомендуется есть мало, но часто — около 5–6 раз в день. Еду нельзя сильно разогревать: все блюда должны быть комнатной температуры или лишь чуть теплыми.

  • Обильное питье. Рвота является причиной обезвоживания организма, и потерянную жидкость необходимо восполнять. Во время токсикоза при беременности нужно выпивать не менее 2 литров воды в сутки. Но только не газированной!

  • Прогулки. Неспешные прогулки на свежем воздухе тоже могут помочь. Если в обычной жизни вы редко ходите дальше припаркованной машины, пересматривайте свои привычки.

  • Йога. Активные занятия спортом слабо совместимы с токсикозом. А вот йога — очень даже, и она может принести облегчение.

  • Имбирь. Непонятно в чем причина, но имбирь помогает11. Некоторые мамы также отмечают благотворное влияние на ранних сроках отваров из мяты и ромашки, воды с медом или лимоном. Вот вам простой рецепт «антитоксикозного» напитка: натрите на мелкой терке или измельчите в блендере свежий имбирь, смешайте с лимонным соком, залейте кипяченой водой. Начинайте пить мелкими глотками, когда остынет.

  • Витамины. Витаминно-минеральные комплексы также могут внести вклад в борьбу с недугом. Врачи отмечают, что он протекает легче у будущих мам, которые принимали витамины при подготовке к беременности3.

Что делать, если не получается справиться с токсикозом?

В тяжелых случаях токсикоз может стать причиной серьезных последствий для будущей мамы, и, чтобы предотвратить их, врачи нередко принимают решение о госпитализации. В больнице специалисты предпринимают ряд терапевтических мер, в основном направленных на прекращение рвоты и восстановление баланса питательных веществ в организме беременной.

Надежным лекарственным методом лечения считается комбинация пиридоксина (витамина B6) и доксиламина. Многочисленные исследования подтверждают высшую безопасность этих препаратов для беременной женщины и плода12.

И самое главное: при возникновении любых опасений по поводу токсикоза не стесняйтесь обращаться к своему врачу!


Ссылки на источники:
  1. Festin, M (3 June 2009). Nausea and vomiting in early pregnancy. BMJ Clinical Evidence. 2009.

  2. Einarson, Thomas R.; Piwko, Charles; Koren, Gideon (2013-01-01). Prevalence of nausea and vomiting of pregnancy in the USA: a meta analysis. Journal of Population Therapeutics and Clinical Pharmacology. 20 (2): e163–170.

  3. ACOG Practice Bulletin 189: Nausea and Vomiting of Pregnancy. Obstetrics and Gynecology. May 2018.

  4. Lagiou, P; Tamimi, R; Mucci, LA; Trichopoulos, D; Adami, HO; Hsieh, CC (April 2003). «Nausea and vomiting in pregnancy in relation to prolactin, estrogens, and progesterone: a prospective study». Obstetrics and Gynecology. 101 (4): 639–44.

  5. Pepper GV, Craig Roberts S (October 2006). Rates of nausea and vomiting in pregnancy and dietary characteristics across populations. Proceedings of the Royal Society B. 273 (1601): 2675–2679.

  6. Antonette T. Dulay, MD, Main Line Health System. Чрезмерная рвота беременных. Октябрь 2017.

  7. Goodwin, TM (September 2008). Hyperemesis gravidarum. Obstetrics and Gynecology Clinics of North America. 35 (3): 401–17, viii.

  8. Allison, SP; Lobo, DN (10 February 2019). «The death of Charlotte Brontë from hyperemesis gravidarum and refeeding syndrome: A new perspective». Clinical nutrition (Edinburgh, Scotland).

  9. Kensington Palace (2017-09-04) Twitter. The Duke and Duchess of Cambridge are very pleased to announce that The Duchess of Cambridge is expecting their third child.

  10. Chan, Ronna L. ; Olshan, A. F.; Savitz, D. A.; Herring, A. H.; Daniels, J. L.; Peterson, H. B.; Martin, S. L.; et al. (Sep 22, 2010). Severity and duration of nausea and vomiting symptoms in pregnancy and spontaneous abortion. Human Reproduction. 25 (11): 2907–12.

  11. Thomson, M.; Corbin, R.; Leung, L. (2014). Effects of Ginger for Nausea and Vomiting in Early Pregnancy: A Meta-Analysis. The Journal of the American Board of Family Medicine. 27 (1): 115–122.

  12. Koren, G (December 2014). Treating morning sickness in the United States – changes in prescribing are needed. American Journal of Obstetrics and Gynecology. 211 (6): 602–6.

Токсикоз при беременности на ранних сроках


Одно из самых частых и беспокоящих состояний женщины, при беременности, во время которого есть тошнота, повышенное слюноотделение рвота — токсикоз.


            Ранний токсикоз — это состояние вызванное действием токсинов. Первые 3 месяца идет формирование внутренних органов ребенка, развивается плацента. Это ответственный период беременности, именно в это время и проявляется первый токсикоз, во время процесса перестройки организма.



Когда начинается ранний токсикоз?


            У каждой мамы симптомы появляются в разное время. У некоторого числа женщин признаки токсикоза дают о себе знать на 2 неделе, еще до задержки менструации. Но у большинства, по статистике, сильный ранний токсикоз приходится на 5-6 неделю. Однако есть и такие женщины, которых это недомогание обходит стороной.



Причины появления


Четких версий того, что именно провоцирует неприятное состояние пока нет, но существуют различные теории:      



  • Гормональный фон. Токсикоз в первом триместре беременности — этап во время которого происходит гормональная перестройка, формируется плацента. Из-за этого вырабатывается большая доза гормонов, оказывающая влияние на самочувствие женщины;


  • Психологические перемены. Сильный токсикоз на ранних сроках может развиваться из-за тревожного состояния, обусловленного страхом перед родами, за здоровье ребенка;


  • Иммунологическая теория. Плод в организме матери принимается как что-то чужеродное. Организм начинает вырабатывать антитела, которые вызывают токсикоз;


  • Нервно-рефлекторная теория. Плохое самочувствие появляется из-за того, что между нервной системой и внутренними органами происходит сбой. В результате раздражения рецепторов появляются тошнота и рвота;


  • Хронические заболевания



Виды и симптомы токсикоза


Токсикоз делится на два основных вида: ранний и поздний.


Ранний токсикоз приходится на первый триместр беременности, симптомы начинают, по статистике, появляться на 5-6 неделе. К 12-14 неделе плохое самочувствие начинает идти на спад и вскоре полностью исчезает.


            Второй вид — гестоз. Так называется поздний токсикоз при беременности, и данное осложнение возникает после 20 недели беременности. Если токсикоз во втором триместре дал о себе знать, обратитесь к акушеру-гинекологу, чтобы избежать развития более серьезных патологий.


Симптомы раннего токсикоза:



  1. тошнота и рвота;


  2. повышенное слюнотечение;


  3. общая усталость;


  4. сонливость;


  5. чувствительность к запахам и вкусам;


  6. потеря аппетита;


  7. изменения вкусовых предпочтений;


  8. снижение веса;


  9. раздражительность.


При более острой форме может появиться астма, дерматоз (кожный зуд), тетания (судороги).



Как бороться с токсикозом на ранних сроках?


Именно на ранних сроках беременности будущую маму одолевают уже знакомые неприятные симптомы. Легкая форма токсикоза не требует лечения в стационаре. Как можно улучшить свое состояние и чем облегчить симптомы интоксикации?


1.    Необходимо частое дробное питание. Для того чтобы не тошнило — женщина не должна быть голодной. Переедать тоже вредно, поэтому кушать нужно маленькими порциями и часто;


2.    Снизить интоксикацию поможет энтеросорбент. Полисорб мягко очищает организм от вредных веществ и выводит их без вреда для протекающей беременности. Полисорб не имеет вкусовых качеств и запаха, препарат не вызовет тошноту и действует через 1-4 минуты после приема.


3.    Необходимым условием является большое количество жидкости. В день нужно выпивать не меньше 1,5 литра воды. Напитки выбирайте более нейтральными.


4.    Интоксикация проявляется обычно в утреннее время натощак, поэтому не вскакивайте резко с постели. Приготовьте себе с вечера что-то съедобное, например, йогурт и сухарик;


5.    Избегайте резких запахов, вкусов и то, что может спровоцировать у вас тошноту. В этот период беременности рецепторы обостряются, восприятие более чувствительно;


6.    Чай с мятой, мелиссой или имбирем благотворно влияет на самочувствие, успокаивает и помогает избавиться от тошноты;


7.    Как только почувствуете приступ тошноты, пососите дольку лимона или съешьте ложку меда;


8.    Кроме питания очень важен сон. Во время беременности нужно соблюдать режим дня и больше отдыхать, попробуйте дневной сон на 30-60 минут. Не стоит ложиться отдыхать после приема пищи, дайте ей время перевариться.


9.     Чаще выходите на свежий воздух, выезжайте за город. Кислород мешает накоплению вредных веществ


10. Не забывайте проветривать помещение, особенно перед сном.


11. Будущим мамам необходим покой и положительные эмоции. Старайтесь настраивать себя на позитив, посвящайте себя тому, что Вас радует и чем Вы любите заниматься. Избавьтесь от расстраивающих Вас вещей, перенесите дела на время, когда самочувствие будет лучше.



Когда стоит обратиться к врачу?


Если успеть зафиксировать ухудшение самочувствия на начальном этапе, тогда риск развития осложнений значительно уменьшается. Необходимо обратиться к врачу, если:



  • рвота чаще 5 раз за день;


  • резкая потеря веса;


  • какие-либо боли в области живота;


  • низкое давление, учащенное сердцебиение;


  • количество мочи уменьшилось;


  • повышенная температура;


  • ухудшение общего состояния.


 Не пытайтесь перетерпеть или подождать, это очень опасно для здоровья обоих. Врач может предложить лечение дома или госпитализацию.  



Профилактика


            Профилактика заключается в ответственном подходе к беременности до ее наступления. Перед планированием нужно пройти обследование на хронические заболевания, вести здоровый образ жизни.


Во время вынашивания, с самых первых дней, следите за своим питанием, образом жизни и формируйте правильные пищевые привычки. Старайтесь избегать стресса, негативных мыслей, относитесь к себе с большей внимательностью. И главное — хороший настрой на всю продолжительность беременности!


Почему Полисорб подойдет вам?


  • Рекомендован к применению людям всех возрастов.


  • Начинает действовать через 1-4 минуты после приема.


  • Не содержит консервантов, красителей и подсластителей. Нейтрален на вкус.


  • Мягко выводит вредное и нормализует микрофлору кишечника.


Дозировка препарата рассчитывается индивидуально в зависимости от его веса согласно инструкции.



Если  у Вас возникли  сложности для подсчета индивидуальной дозы препарата Полисорб, вы можете получить бесплатную консультацию по телефону: 8-800-100-19-89 или в разделе консультации.


Узнайте больше

Токсикоз и другие трудности беременной — Материнство в Хабаровске

Токсикоз и другие трудности беременной,

2-40 неделя

Если во время беременности вы почувствовали симптомы простудного заболевания, следует приступить к лечению. Однако следует быть осторожной, так как практически все препараты не рекомендуются беременным женщинам. Особенно опасны лекарства в начале беременности. Так как органы эмбриона только формируются и они еще не в состоянии защитить себя.

1. Под запретом препараты, содержащие спирт (например настойки эхинацеи и лимонника), они увеличивают нагрузку на сердце будущей мамы и сосудистую систему плода.

2. Всемирная организация здравоохранения не рекомендует принимать анальгин ни взрослым, ни детям, ни беременным женщинам. Так как этот препарат плохо влияет на кровь человека.

3. Тетрациклин и его производные могут вызвать у ребенка пороки развития.

4. Парить ноги и ставить горчичники строго воспрещается!

5.  Не занимайтесь самолечением. Назначать лечение может только ваш врач. Даже одна дозировка запрещенного лекарства от простуды, может привести к последствиям для здоровья плода.

6.  Не повышайте дозировку витамин. Большая доза витамина С может привести к аллергическим реакциям. Если вы уже принимаете комплекс витамин для беременных, то этого вполне достаточно для вашего иммунитета.

Токсикоз при беременности на разных сроках


Токсикоз — это болезненное состояние, развивающееся во время беременности. Токсикозы бывают ранние (обычно возникают в первом триместре) и поздние (появляются во втором или в третьем триместре). В тяжелых случаях токсикозы могут представлять опасность для матери и ребенка.

Токсикоз при беременности на ранних сроках: симптомы

  • Обостренное обоняние. Табачный дым, косметика, аромат цветов или любой другой запах вызывают раздражение.
  • Изменение гастрономических вкусов. «Классика жанра» — соленые огурцы, селедка, апельсины. Кстати, вопреки существующему заблуждению, пол будущего ребенка на пищевые предпочтения женщины не влияет. Токсикоз при беременности девочкой ничем не отличается от токсикоза при беременности мальчиком. Пищевые пристрастия женщины зависят от потребностей организма.
  • Тошнота, рвота, слюнотечение. Обычно эти симптомы дают о себе знать в утренние часы, но иногда они преследуют женщину круглые сутки.
    • Легкая форма токсикоза сопровождается рвотой не более 5 раз в день и не требует вмешательства специалистов.
    • Для средней формы токсикоза характерна рвота до 10 раз в сутки, и она является поводом для обязательной консультации с врачом.
    • Сильный токсикоз при беременности встречается в 1 из 500 случаев. Если женщину рвет более 10 раз в сутки, мучает слюнотечение, ей нужна срочная госпитализация.
    • Дефицит жидкости и питательных веществ может привести к обезвоживанию организма и нарушению обмена веществ, в результате которого токсины будут только накапливаться. Будущую маму ждут большие потери веса и истощение. Во время сильного токсикоза есть риск появления тахикардии, токсической дистрофии печени, артериальной гипотензии.
  • Одним из симптомов раннего токсикоза могут быть дерматозы: например, экзема или кожный зуд (иногда только в области вульвы).
  • В редких случаях могут возникнуть судорожные приступы, боли в костях и ломкость. Причиной этого становятся нарушения обмена фосфора и кальция, а также изменения в работе паращитовидных желез.
  • В исключительных случаях возможно развитие бронхиальной астмы.

Токсикоз при беременности на ранних сроках: причины


Существуют множество гипотез, объясняющих причины возникновения раннего токсикоза. Самые известные среди них:

  1. Иммунологическая теория. Клетка, состоящая из чужих генов и белков, воспринимается организмом как инородное тело, от которого необходимо избавиться.
  2. Гормональная теория. Уже на 6 — 8 день после оплодотворения зародыш активно вырабатывает гормон беременности — хорионический гонадотропин человека (ХГЧ). Его концентрация стремительно растет, но к 12 неделе начинает падать, тогда же обычно исчезает токсикоз. Один из аргументов в пользу этой теории — совпадение пиковых значений ХГЧ с началом рвоты.
  3. Токсическая теория. Развитие плодного яйца сопровождается образованием токсинов, которые отравляют организм матери.
  4. Нервно-рефлекторная теория. Плодное яйцо раздражает нервные рецепторы матки и провоцирует нарушения во взаимодействии центральной нервной системы, вегетативной нервной системы и внутренних органов. В работе подкорковых ядер ЦНС происходит сбой, который приводит к появлению зон патологического возбуждения в самых уязвимых точках — в рвотном центре и центре слюнотечения.
  5. Психогенная теория. Токсикоз развивается на фоне переживаний, связанных с беременностью.


Все эти гипотезы дополняют друг друга, но наиболее убедительной, по мнению специалистов, считается нервно-рефлекторная теория.

Факторы, способствующие развитию токсикоза


У большинства женщин токсикоз длится с 6 до 12-13 недели. Но это не аксиома. У кого-то протекает беременность без токсикоза, а кого-то тошнит все 9 месяцев. Предугадать реакцию организма очень сложно. Однако известны факторы, которые повышают риск развития и тяжести проявления токсикоза при беременности. Среди них:

  • многоплодная беременность,
  • наследственность,
  • слишком юный или, напротив, зрелый возраст,
  • дефицит веса,
  • хронические заболевания желудочно-кишечного тракта и печени,
  • прерывания беременности,
  • неправильное питание,
  • вредные привычки,
  • стрессы.

Ранний токсикоз: что делать?


Универсального средства от токсикоза нет: все очень индивидуально. Однако в любом случае, чтобы облегчить симптомы недомогания, надо пересмотреть привычный образ жизни и рацион питания.

  • Больше отдыхайте. Спите не менее 8 часов в день и гуляйте на свежем воздухе не менее 1,5 часов.
  • Питайтесь небольшими порциями 6 — 7 раз в сутки.
  • Исключите из рациона горячие, острые и жирные блюда.
  • Введите в рацион продукты, богатые пиридоксином (витамином В6). Его нехватка может усугублять токсикоз при беременности. В животной пище витамина В6 не так много, поэтому сделайте акцент на продуктах растительного происхождения: рисе, ячневой и гречневой крупах, пшене, фасоли, сое.
  • Включите в вечернее меню продукты, богатые сложными углеводами. Каши, картофель, макаронные изделия из твердых сортов пшеницы помогут поддержать стабильный уровень глюкозы в крови и избежать ее резкого падения к утру.
  • Перед сном оставьте на прикроватной тумбочке стакан воды, лимон, немного печенья или сухарей. После пробуждения, не вставая, добавьте в воду лимон, выпейте ее и съешьте печенье или сухари.
  • После завтрака оставайтесь в постели. Немного полежите и только потом медленно вставайте.
  • Если рвотный рефлекс возникает во время чистки зубов, поменяйте зубную пасту или ограничьтесь использованием ополаскивателя для рта.
  • Проконсультируйтесь с врачом насчет травяных отваров. Ромашка, календула, мелисса и валериана могут облегчить ваше состояние.
  • Посоветуйтесь со специалистом по поводу приема имбиря. В американской литературе он известен как одно из самых эффективных средств от токсикоза.

Токсикоз на поздних сроках беременности: причины


Поздний токсикоз при беременности больше известен под названием «гестоз». Это тяжелое осложнение, которое сопровождается нарушениями работы жизненно важных органов. Чаще всего токсикоз на поздних сроках беременности возникает у женщин моложе 19 лет и старше 30. Факторы риска:

  • многоплодная беременность,
  • ранний токсикоз,
  • гипотрофия плода,
  • резус-конфликт,
  • наследственность,
  • анемия,
  • ожирение,
  • гипертония,
  • болезни почек,
  • эндокринные заболевания,
  • неправильное питание,
  • гестоз во время предыдущих беременностей.


Причина позднего токсикоза — нарушения микроциркуляции крови и водно-солевого обмена. Спазм мелких сосудов провоцирует снижение скорости кровотока и образование сгустков крови. Объем циркулирующей крови уменьшается, а проницаемость стенок сосудов увеличивается. В результате кровообращение нарушается, а питание тканей ухудшается. В органах возникают изменения, которые могут привести к некрозу (гибели клеток и тканей).

Токсикоз на поздних сроках беременности: стадии и симптомы


Существует 4 стадии позднего токсикоза: водянка, нефропатия, преэклампсия и эклампсия.

  • Водянка. Это самая легкая форма гестоза. Для нее характерны резкая прибавка в весе и отеки.
  • Нефропатия. Помимо отеков, появляются другие симптомы позднего токсикоза: белок в моче и высокое артериальное давление. Его резкие перепады особенно опасны для плода. Возможна преждевременная отслойка плаценты, кровотечение, преждевременные роды.
  • Преэклампсия. Состояние женщины ухудшается. На фоне высокого давления возникают головные боли, в глазах рябит, появляется тошнота, рвота, иногда сонливость, вялость, забывчивость. Женщину беспокоит боль за грудиной, затруднение дыхания, одышка. Все эти признаки могут свидетельствовать о развитии еще более тяжелой формы позднего токсикоза.
  • Эклампсия. Это самая опасная стадия гестоза. Циркуляция крови нарушается в головном мозге. Это чревато судорогами и потерей сознания. В результате эклампсии развиваются тяжелые осложнения: отеки легких, мозга, почечная и сердечная недостаточность. Возможна гибель матери и плода.

Токсикоз на поздних сроках беременности: профилактика

  • Минимизируйте стрессы.
  • Cнизьте потребление соли (до 3 — 5 граммов в день) и жидкости (до 1 литра в день). Проконсультируйтесь по этому поводу с лечащим врачом.
  • Регулярно посещайте женскую консультацию и сдавайте необходимые анализы. Уменьшение тромбоцитов в крови, ассиметрия давления на руках, снижение пульсового давления для врача являются показателями прегестоза — доклинической стадии позднего токсикоза при беременности.
  • После гестоза следующую беременность планируйте не раньше чем через 2 года.

Femibion

Статья

Беременность вносит в работу женского организма значительные перемены. Еще бы — ведь теперь вас двое! Вы и ваш будущий малыш — два разных организма, объединенных пока в одно целое. Связующим звеном между вами является сам факт беременности и плацента — орган, через который кроха получает питание, чтобы расти. И по мере его роста вы все явственнее ощущаете изменения, которые происходят в вашем теле.

Первый триместр беременности

Первый триместр триместр длится до 12 недели. Первое, что вы замечаете — отсутствие менструаций. Впрочем, небольшие кровянистые выделения все же могут быть, это связано с прикреплением эмбриона к стенке матки и гормональными перестройками. Изменение гормонального профиля приводит также к изменению формы груди и учащенному мочеиспусканию. Вы стали быстро уставать. Скоро это пройдет, а сейчас нужно больше спать, отдыхать и бывать на свежем воздухе.

У некоторых женщин в первом триместре развивается так называемый ранний токсикоз. Тошнота и даже рвота появляются чаще по утрам и в ответ на некоторые запахи. Устранить тошноту помогают соленые сухарики, крекер, яблочный сок или корочка лимона.

В первом триместре происходит закладка всех основных органов и систем плода, в том числе головного мозга, глаз, сердца. Для этого необходим ряд биологически активных веществ (фолиевая кислота, фолаты, незаменимые жирные кислоты). Поэтому для нормального развития малыша специалисты рекомендуют принимать специальные витамины для беременных, например, Femibion Natalcare I.

Второй триместр беременности

Второй триместр начинается на 13 неделе и длится до 24 недели. К этому времени вы заметите, что ваша талия значительно увеличилась в размерах! Хорошие новости — ранний токсикоз отступил, вы чувствуете себя гораздо лучше. Где-то на 18 неделе вы ощутите первые толчки ребенка. Теперь вы точно знаете, когда кроха спит, когда бодрствует, что ему нравится, а что — не очень. В этот период беременности с высокой вероятностью на коже могут появиться так называемые растяжки хлоазма (темные пятна), поэтому нужно использовать специальные кремы и воздерживаться от длительного пребывания на открытом солнце.

Во втором триместре малыш активно двигается и растет, и обеспечить его потребность в необходимых витаминах и микроэлементах может специальная версия комбинированного препарата Femibion Natalcare II.

Третий триместр беременности

Третий триместр начинается на 25 неделе и заканчивается родами. Вы уже наверняка знаете пол ребенка и готовитесь к его рождению. Ваш организм тоже подготавливается к родам: из сосков при надавливании выделяется желтоватая жидкость (молозиво), матка опускается, а на УЗИ врач скажет, что ребенок повернулся вниз головой. Крохе уже тесно в мамином животе, он меньше шевелится. Да и мама уже устает на этом этапе беременности от прибавки в весе, увеличения нагрузки на позвоночник.

Главная опасность третьего триместра — поздний токсикоз или, как говорят врачи, гестоз. Его первые признаки — отеки, подъемы артериального давления. Как бороться с гестозом, подскажет ваш акушер-гинеколог.

В этом же триместре беременности идет функциональное становление органов чувств малыша, головной мозг значительно прибавляет в размерах, поэтому маме нужно продолжать принимать Femibion Natalcare II.

Общие советы по питанию | Сургутская городская клиническая поликлиника № 4

Поздравляем! Вы беременны! – это самое лучшее, что может услышать женщина в своей жизни. Беременность – прекрасная пора, когда внутри вас две души и два сердца. И теперь самое главное, что от вас требуется – это здоровое, правильное питание во время беременности, которое влияет на развитие и здоровье будущего ребенка.

Важно употреблять натуральные, экологически чистые продукты. Любые продукты содержащие химию могут нанести вред плоду.

Питание должно быть сбалансированным, содержать достаточное количество полезных витаминов и минералов. Но запомните: вам не нужно есть за двоих! Это даже вредно.

 

Советы: каким должно быть питание будущей мамы

  1. 1. Считайте калории. Будущим мамам нужно всего лишь на 300 кал больше чем обычно. Что не так уж и много. Следует выбирать пишу богатую витаминами и минералами, а не пустыми калориями.
  2. 2. Ведите дневник. Самый простой способ контролировать Ваше питание — это завести дневник. Положите его на кухне (берите с собой на работу) и записывайте все, что вы съедаете. Дневник поможет вам увидеть достаточно ли вы употребляете питательных веществ и не перебарщиваете ли с «пустой едой».
  3. 3. Ставьте цель на неделю. Порой тяжело иметь сбалансированное питание каждый день. Вместо этого попробуйте сбалансировать неделю.
  4. 4. Обращайте особое внимание на железо и кальций. Эти минералы лучше всего абсорбируются из пищи, а не из таблеток.
  5. 5. Балуйте себя, но не переусердствуйте. Позволяйте себе, то что вам хочется, но следите за размером порции. И разбавляйте «пустую еду» листовыми салатиками, фруктами и овощами.
  6. 6. Употребляйте больше растительной пищи. Когда идете в магазин, покупайте в первую очередь овощи. И готовьте из них основные блюда.
  7. 7. Увеличьте количество пищевых волокон в рационе. Рекомендованная доза 25 грамм в день. Употребляйте бобовые, овсянку, каши, клубнику, яблоки и груши. Благодаря волокнам вы избежите такой актуальной для беременных проблемы как запоры.
  8. 8. Физическая нагрузка. Бег, плаванье, ходьба, йога — все это поможет вам не набрать лишнего веса. Как минимум 30 минут ходьбы в день — должно быть вашей целью.
  9. 9. Вода. Мы состоим на 90-70% из воды. И когда в нас растет новый человек мы особенно нуждаемся в воде.
  10. 10. Взвешивайтесь! Прибавка веса в неделю составляет  200-300 грамм в зависимости от изначального веса- чем больше был излишек веса,тем меньше Вы можете набирать

Разнообразное питание будущей мамы, физкультура и вода — залог здоровья малыша!

 

Еда которую стоит ограничить!

Колбасы и копчености, маринованные овощи, мясо приготовленное в барбекю или на гриле.

Не пастеризованные мягкие сыры.

Кофе, крепкий черный и зеленый чай.

Цитрусовые -если у ВАС на них гиперчувствительность или аллергия.

Искусственные подсластители.

Суши и роллы-некоторые виды рыб содержат большое количество ртути(тунец), риск заражения паразитами

Непрожаренное мясо(особенно свинина, говядина-есть риск заражения паразитами)

Для каждого срока есть свои рекомендации по употреблению тех или иных продуктов. Поэтому целесообразнее рассмотреть питание при беременности по неделям.

Первая и вторая неделя

Первая и вторая недели беременности являются самыми важными. Так как именно на этом сроке зарождается новая жизнь, новый организм. С того момента как вы узнали, что ожидаете малыша, откажитесь от вредной пищи, как колбасные изделия, полуфабрикаты, чипсы, газированная вода, гамбургеры, кофе. Кофе сужает сосуды матки и повышает ее тонус, что может привести к угрозе выкидыша. Если беспокоит токсикоз уберите из вашего меню жареное и жирное. Лучше всего готовить на пару, тушить, варить.

На этом сроке вам будут полезны такие продукты как сыр, злаковые, салат листовой, тыква, манго, персики. Питание в первый триместр беременности должно быть богато фолиевой кислотой— она защитит Вашего будущего ребенка от пороков развития нервной системы, в Вас от анемии.

Она есть в таких продуктах как шпинат, зеленый салат, дыня, петрушка, спаржа, капуста белокочанная, брокколи, щавель, красная фасоль, орехи (грецкие орехи, миндаль, арахис).

Третья и четвертая неделя

На третьей и четвертой неделе беременности начинает формироваться скелет будущего ребенка и организму нужен кальций. У некоторых женщин «в положении» возникает непреодолимое желание съесть известку или мел. Это говорит о том, что организм нуждается в кальции. Суточная норма кальция у будущих мамочек – примерно две тысячи миллиграмм. Восполнить ее можно с помощью небольшого кусочка сыра. Старайтесь употреблять молочные продукты, брокколи, разнообразную зелень и овощи. Не забывайте про натуральные соки. Также в рационе должны присутствовать продукты, содержащие цинк и марганец. Завтракайте овсяной кашей, яйцами, не забывайте о бананах и морковке, орехах в небольших количествах.

 

Пятая неделя

У многих женщин на пятой неделе беременности еще бывает токсикоз. Снизьте употребление мяса и яиц, чтобы избавиться от неприятных ощущений. Увеличьте количество бобовых и соевых продуктов. Не заставляйте себя есть то, от чего вас тошнит. Ваш организм сам вам подскажет, чего ему не хватает. От токсикоза попробуйте съесть яблочко с утра, как только проснулись. Пить имбирь с медом и лимоном.

 

Шестая-десятая недели

На 6-10 неделе вас уже не будет беспокоить токсикоз, и вы можете просыпаться с утра с диким аппетитом. Не отказывайте себе в легком завтраке прямо в постели. Если ваш вес превышает норму, то лучше перейти на изделия из муки грубого помола и снизить употребление сахара. Не забывайте пить достаточное количество жидкости – минимум один литр в день. Не ешьте после восьми тяжелую пищу, перекусывайте сухофруктами. Это будет полезней и для вашего ребенка, и для вашей фигуры.

Последние недели первого триместра

10-12 неделя – конец первого триместра. Теперь малыш сам посылает вам сигналы с «заказами» того, чего ему не хватает. Так что не удивляйтесь, если вы опустошите целую банку с солеными огурцами или будете есть сыр с вареньем. Не лишайте себя удовольствия. Если не наедаетесь во время обеда, то можно положить добавку или перекусить яблоком. По вечерам можно пить кефир. Не игнорируйте капусту, морковь, болгарский перец.

Ешьте здоровую пищу. Но помните, что питание на ранних сроках беременности, каким бы правильным и полноценным оно не было, нуждается в дополнительных витаминахИх вам выпишет гинеколог, у которого вы наблюдаетесь.

Правильное питание во время беременности — залог здоровья вас и малыша!

Будьте с этим очень внимательны! Слушайте Себя!

Питание во втором триместре беременности

(13-26 неделя)

Особенно важным для будущей мамы является, конечно же, питание. В этот период она должна уделить как можно больше внимания своему рациону, потому что его теперь нужно рассчитывать на двоих. Каким же должно быть питание во втором триместре беременности?

Что происходим с малышом в этот период

Во втором триместре организм крохи начинает совершенствоваться, по этой причине он нуждается в большем количестве полезных веществ и витаминов. Но не только малышу они нужны. Плаценте также требуются эти ценные вещества. Поэтому задумайтесь о том, сколько витаминов и полезных продуктов вы съедаете в день. Если недостаточно, то у будущей мамы может развиться гиповитаминоз.

Кроме того, из-за того, что малыш стремительно развивается в этот период, мамин организм будет очень нуждаться в железе. Поэтому также сдайте соответствующий анализ и не забывайте следить за уровнем гемоглобина в крови.

В то же время помните, что, несмотря на проснувшийся аппетит, вы не должны есть все, что вам захочется, ведь вы рискуете набрать лишний вес.

Питание для будущей мамы по неделям

Питание при беременности по неделям очень важно. Если говорить о втором триместре, который начинается на 13 неделе, то в это время следует стараться ежедневно пить по стакану молока, а также больше есть фруктов, особенно яблок. Если не любите молоко, то подойдет кефир. Его можно принимать с печеньем на овсяной муке. Чувство голода не проходит? Увеличьте порции, поскольку в этот период расходуются все вещества.

Как можно больше обогатите свой организм витамином А на 17 (до 24) неделе. Вам на помощь придут такие овощи, как морковь, капуста и болгарский перец.

Изжога может появиться на 25 неделе. Чтобы не усугубить этот дискомфорт, постарайтесь меньше есть острые и жирные блюда.

Но помните, что если во время беременности чего-то очень хочется, то можно себе разрешить все, только в небольшом количестве.

Во втором триместре беременности будущая мама может позволить себе очень разнообразное питание, благодаря отсутствию токсикоза. Однако все же не следует есть соленую, копченую, маринованную пищу. Кроме того, откажитесь от кофе или чая, или хотя бы ограничьте их употребление.

Помните, что правильное питание во время беременности приветствуется.

Ежедневно рекомендуется употреблять варенные и тушенные мясные (рыбные) блюда. В этот период малышу будут требоваться яйца и различные молочные продукты (в особенности творог). Чаще себе готовьте салаты из овощей и фруктов. Чтобы не возникло дефицита железа, полезной будет печень говядины, а также каша из гречки и томатный сок.

В чем нужно еще ограничить себя во время второго триместра, так это, в первую очередь, в сладком и мучном, ведь можно с легкостью набрать лишний вес или заработать сахарный диабет беременных.

Для беременных особенно важен витамин С, так как его активно забирает плацента. Почаще делайте себе напиток из шиповника – он очень полезен и содержит большое количество полезных веществ.

Чтобы правильно формировались клетки нервной системы крохи, предпочитайте продукты, которые содержат фолиевую кислоту. Пейте соки, особенно – яблочный и сельдереевый, хороши они и в смеси. Также необходимо больше кальция, витамина D и железа, которое бережет от анемии. Не забудьте о витаминах А и В. Витамин А можно получить из моркови, абрикоса, шпината и тыквы. Полезны также рыбий жир, желток яиц и петрушка. Чтобы наполнить свой организм кальцием, то вам нужно принимать рыбу и молочные изделия.

 

Что же необходимо при беременности

Белковая пища

Необходимо 3 порции (1 порция =30 гр)  в день

Белки — это мясо, рыба, яйца, бобы, орехи.

Белки — это строительные «кирпичики», которые формируют новые клетки и поддерживают старые клетки здоровыми.

Белковая еда нужна в течении всей беременности, но особенно важна в последние несколько месяцев. В последние месяцы клетки мозга малыша развиваются очень интенсивно. Белки помогают деткам быть умными! ))))

Белковая пища, так же богаты витаминами В и железом.

Молочные продукты

Необходимо 3 порции (1 порция =1 чашка кефира (ряженки, йогурта), 45-60 гр сыра, 1.5 чашки мороженного)  в день.

Молочные продукты — это кефир, ряженка, йогурт, сыр, мороженное, творог.

В молочных продуктах содержится Кальций необходимый для здоровых костей и зубов.

Молочные продукты обеспечивают нормальную работу сокращения и расслабления мышц.

Молочные продукты так же содержат протеин.

Молочные коктейли — вкусно, полезно и быстро!

Фрукты  и овощи

Необходимо 4 порции (1 порция =1/2 чашки) в день.

Порции должны включать:

1 порция фруктов или овощей богатых витамином С. Например: грейпфрут, апельсины, клубника, помидоры, дыни, перец, брокколи.

1 порция фруктов или овощей богатых витамином А. Например: салат латук и шпинат, желтые и оранжевые овощи, как морковка и тыква.

Эти продукты необходимы для роста и развития тканей.

Так же фрукты и овощи помогут работе кишечника и избавят от запров.

Каши

Необходимо 9 порции (1 порция = 1 кусочек хлеба, 1/2 чашки каш или макарон)  в день

Эта пища включает: хлеб, каши, рис, макароны, крекеры, овсянка.

В кашах содержится большое количество витаминов и минералов.

Так же они богаты калориями, которые придадут вам сил и энергии.

Каши богаты железом.

Наилучшими в этой категории считаются: цельнозерновой хлеб, коричневый рис,  и другие продукты из цельнозерновой муки. Эта пища больше всего имеет минералов и витаминов и пищевых волокон.

Питание в 3 триместре беременности

(27-40недели)

Особое внимание к рациону питания должно быть приковано в третьем триместре беременности. Это связано с тем, что на последних сроках у ребенка происходит основная прибавка в весе. Малыш в это время должен получать как можно больше полезных витаминов и микроэлементов. Кроме того, от качества питания зависит и самочувствие будущей мамы. Все-таки данный период опасен отеками, которые приводят к повышению артериального давления. Но что делать? Как правильно подобрать питание в третьем триместре беременности?

Все тот же Кальций

Оказывается, в этот период в меню должны входить продукты насыщенные железом, кальцием, а также витаминами К, Д и С. Кальций необходим для правильного формирования у малыша костной ткани, зубов, кожи и глаз. Установлено, что ребенок в третьем триместре беременности должен получать в сутки не менее 300 мг кальция. Этот химический элемент можно в полной мере получить из кефира, козьего и коровьего молока, а также твердых сортов сыра. В том случае, когда будущая мама по тем или иным причинам не может ввести в рацион молочные продукты восполнить недостаток кальция поможет растительная пища. В этой группе особо выделяют семечки кунжута, плоды подсолнечника, пшеничные отруби, фасоль, шпинат и хурму.

Витамин Д

Однако кальций не всегда усваивается организмом правильно. Исправить эту ситуацию поможет витамин Д. Вдобавок следует знать, что недостаток этого витамина во время беременности может привести к развитию у новорожденного рахита, а также привести к более серьезным заболеваниям (например, остеопорозу). Обеспечить плод витаминов Д в третьем триместре можно с помощью рыбы, водорослей, красной икры, сливочного масла и рыбьего жира.

Железо

Каждая вторая женщина во время беременности сталкивается с такой проблемой, как анемия. Данное состояние крайне негативно сказывается не только на будущей маме, но и на развивающемся малыше. У ребенка на фоне железодефицита может наблюдаться кислородное голодание. В свою очередь для мамы подобное состояние крайне опасно во время родоразрешения, поскольку может привести к большой кровопотере. Избавиться от этого заболевания помогут железосодержащие продукты. Здесь следует особо выделить миндаль и грецкие орехи, свежие ягоды (лучше отдавать предпочтение клубнике, чернике и малине), бобовые культуры, а также овощи и фрукты.

Витамин К

Витамин К в основном необходим будущей маме. Благодаря этому химическому элементу удается нормализовать процессы свертываемости крови. Вдобавок данный витамин играет не последнюю роль в обменных процессах. Насытить организм этим элементом помогут зеленые растения. В этой группе лидерами считаются капуста, зеленые помидоры и листовой салат. Кроме того, получить витамин К можно из оливкового масла, молока, грецких орехов и свиной печени.

Витамин С

Распаляться о необходимости витамина С и вовсе не приходится. Всем известно, что этот элемент помогает организму защититься от атаки вирусных микроорганизмов. Вдобавок именно витамин С укрепляет сосуды малыша и помогает ему как можно легче адаптироваться к новым условиям. Восполнить потребность организма в этом элементе поможет облепиха, барбарис, цитрусовые фрукты, шиповник, морковь, свекла, плоды садовой рябины и брюссельская капуста.

Как вы можете видеть, список необходимых продуктов в третьем триместре беременности не так уж и велик. Кроме того, подобный рацион питания не нанесет существенного вреда семейному бюджету. По возможности изучите информацию о правильном питании при беременности по неделям. Данный материал позволит вам избежать многих проблем в самый важный момент вашей жизни.

Когда начинается токсикоз при беременности

Дата публикации: 02.08.2017


Ожидание ребенка для любой женщины является одним из самых необычных и прекрасных периодов жизни. И, тем не менее, даже в этот великолепный период будущей маме приходится нести на себе нелегкое бремя беременности, когда возникают неприятные ощущения, тяжесть, отеки и тошнота. Эти проявления являются абсолютно нормальными в такой период, но крайне усугубляют возможность вести спокойный и безэмоциональный образ жизни. Беременность, так или иначе, сопровождается токсикозом – потерей аппетита, тошнотой, рвотой, изменению вкусовых рецепторов. На все это влияет окружающая среда, ситуации и события: определенные запахи, поездки в автомобилях, полеты на самолете.


Важно заметить, что не каждая беременная сталкивается возникновением токсикоза во время вынашивания малыша. Не редки случаи, когда женщина на протяжении всех девяти месяцев чувствует себя замечательно. Встречаются и совсем обратные случаи, при которых будущие мамы именно благодаря появлению сильного дискомфорта, газообразования, тошноты и рвоты начинают подозревать о беременности.


Почему во время беременности начинает тошнить?


Уже со 2-3 недели в организме женщины начинаются гормональные изменения. После слияния яйцеклетки со сперматазоидом она имплантируется в слизистую оболочку матки. С этого момента эмбрион начинает вести активное развитие в утробе матери. Этот процесс сопровождается выбросом в кровь большого количества хорионического гонадотропина. Одновременно с этим увеличивается уровень эстрогена и прогестерона. В совокупности все данные процессы являются не малым стрессом стресс для женского организма, процессы которого начинают сопровождать реакции на все изменения. И, все же, определить точный срок беременности начиная с которого женщину будет тошнить и начнется токсикоз абсолютно невозможно. Это настолько индивидуальные процессы, что у кого-то они очень ярко сопровождают вынашивание, а у кого-то и вовсе отсутствуют.


Если женщина хочет практически наверняка знать придется ли ей столкнуться с токсикозом, то она может спросить у матери и бабушки о том, как протекали их беременности. Почти наверняка, если маму сильно тошнило во время вынашивания дочери, то и дочь тоже будет тошнить. На все это влияет наследственная предрасположенность. Эксперты уверены, что именно данный фактор – причина развития токсикоза во время беременности.  


До 15-16 недели беременности плацента еще полностью не сформирована. Это говорит о том, что продукты питания, потребляемые матерью, поступают непосредственно в ее организм, а к ребенку уже через кровь. Так что каждый организм очень своеобразно станет показывать свое отношение к тем или иным продуктам. К тому же не нужно забывать о том, что во время первых трех месяцев плацента, как таковая, у ребенка отсутствует. Это говорит о том, что в его несформировавшийся организм будут поступать все продукты распада (а значит и токсины) и влиять на развитие малыша. Поэтому за питанием и рационом следить, так или иначе, просто необходимо! Самым лучшим вариантом будет прописать список разрешенных и запрещенных продуктов с врачом.


Кроме здорового питания зачастую неприятные ощущения провоцируются стрессами и нарушением порядка дня. А это значит, что будущей матери просто необходимо максимально себя беречь.


Когда начинается токсикоз во время беременности?


Как уже было сказано, каждый женский организм – индивидуален. Случается такое, что самые первые симптомы токсикоза появляются на 5-7 неделе вынашивания плода. Не исключено и более позднее появление токсикоза, но закончиться оно должно до конца первого семестра.


Самый ранний токсикоз способен проявляться в период первых 4-5 недель беременности и полностью исчезать к 16 неделе. В более редких случаях чувство тошноты у женщин возникает в самые первые дни задержки. Самый же поздний токсикоз может развиться во втором и третьем триместре беременности. Но в последнем случае обязательна консультация с врачом и постоянное наблюдение.


В случаях появления позднего токсикоза женщине необходимо четко отличить, является ли токсикоз физиологическим или говорит о патологии. При нормальных обстоятельствах тошнота и рвота должны прекратиться к концу 4 месяца вне зависимости от того, когда они начались. В случае продолжения таковых есть возможность осложнения – гестоза.


Важно уточнить, что у гестоза существует несколько степеней: от ранней до тяжелой. При тяжелой степени очень сложно сохранить беременность целой и запускать недуг абсолютно не стоит. Поэтому необходимо как можно скорее выявить патологии и начать ускоренный курс терапии под наблюдением врачей. 


Откладывать поездку в больницу нельзя ни в коем случае, если после 4 месяца состояние беременной усугубляется излишними отеками, головной болью и судорогами. С целью сохранения беременности и собственного здоровья, вероятнее всего, понадобится временная госпитализация. Самолечение в таком случае может повлечь за собой лишь шлейф огромных и тяжелых проблем!


И, естественно, нужно помнить, что беременной необходим покой и отсутствие какого-либо возникновения нарушения этого покоя. Именно этот фактор является ключевым в вынашивании и рождения здорового и крепкого малыша.


 

Мне нравится
0


Похожие посты


Оставить комментарий

Обновленная информация о дородовой помощи — Американский семейный врач

1. Гайер Б.
Медикейд и дородовой уход. JAMA .
1990; 264 (17): 2264–2265 ….

2. Hanson L,
VandeVusse L,
Робертс Дж.,

и другие.
Критическая оценка рекомендаций по дородовой помощи. J Здоровье женщин-акушерок .
2009. 54 (6): 458–468.

3. Maupin R Jr,
Лайман Р,
Фатсис Дж.,

и другие.
Характеристики женщин, родивших без дородового ухода. J Matern Fetal Neonatal Med .
2004. 16 (1): 45–50.

4. Винцилеос А.М.,
Анант CV,
Смулян ЮК,

и другие.
Влияние дородовой помощи в США на преждевременные роды при наличии и отсутствии дородовых состояний высокого риска. Am J Obstet Gynecol .
2002. 187 (5): 1254–1257.

5. Dowswell T,
Карроли Дж.,
Дулей Л.,

и другие.
Альтернативные и стандартные пакеты дородовой помощи при беременности с низким риском. Кокрановская база данных Syst Rev .
2010; (10): CD000934.

6. Национальный институт здравоохранения и передовой клинической практики. Дородовое наблюдение: повседневный уход за здоровой беременной женщиной. Клинические рекомендации, CG62. Март 2008 г. http://www.nice.org.uk/CG62. Проверено 8 августа 2012 г.

7. Hodnett ED.
Непрерывность ухода за ребенком во время беременности и родов. Кокрановская база данных Syst Rev .
2000; (2): CD000062.

8. Neilson JP.
Измерение высоты симфиза и дна матки при беременности. Кокрановская база данных Syst Rev .
2000; (2): CD000944.

9. Ratcliffe SD, et al. Семейная медицина акушерства. 3-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Мосби Эльзевьер; 2008.

10. Киркхэм С.,
Харрис С,
Гжибовски С.
Доказательная пренатальная помощь: часть I. Am Fam Physician .
2005. 71 (7): 1307–1316.

11. Институт усовершенствования клинических систем. Рекомендации по охране здоровья. Регулярный дородовой уход. Июль 2012 г. https://www.icsi.org/guidelines__more/catalog_guidelines_and_more/catalog_guidelines/catalog_womens_health_guidelines/prenatal/.Проверено 8 августа 2012 г.

12. Американский колледж акушеров и гинекологов.
Цитологическое обследование шейки матки. Акушерский гинекол .
2009. 114 (6): 1409–1420.

13. Ли SJ,
Томас Дж.
Дородовое обследование груди для поощрения грудного вскармливания. Кокрановская база данных Syst Rev .
2008; (3): CD006064.

14. Торнтон Ю.С.,
Смаркола Ц,
Копач С.М.,

и другие.
Перинатальные исходы у беременных женщин с ожирением, контролируемых по питанию. J Natl Med Assoc .
2009. 101 (6): 569–577.

15. Михалович Б.С.,

и другие.
Лечение заболеваний пародонта и риска преждевременных родов. N Engl J Med .
2006. 355 (18): 1885–1894.

16. Уилсон Р. Д.,
Дэвис Дж.,
Désilets V,

и другие.;
Комитет по генетике, Исполнительный комитет и Совет Общества акушеров и гинекологов Канады.
Использование фолиевой кислоты для профилактики дефектов нервной трубки и других врожденных аномалий. Банка J Obstet Gynaecol .
2003. 25 (11): 959–973.

17. Duong HT,
Шахрукх Хашми С,
Рамадани Т,

и другие.
Использование матерью гидромассажной ванны и серьезные структурные врожденные дефекты. Врожденные дефекты Res A Clin Mol Teratol .
2011. 91 (9): 836–841.

18. Ламли Дж.,
Чемберлен C,
Доусвелл Т,

и другие.
Меры по прекращению курения во время беременности. Кокрановская база данных Syst Rev .2009; (3): CD001055.

19. Чард Т.
Тесты на беременность: обзор. Репродукция Человека .
1992. 7 (5): 701–710.

20. Демьянчук Н.Н.,
Ван Ден Хоф MC,
Фаркухарсон Д,

и другие.;
Комитет по диагностической визуализации Исполнительного комитета и Совета Общества акушеров и гинекологов Канады.
Использование УЗИ в первом триместре. Банка J Obstet Gynaecol .
2003. 25 (10): 864–875.

21.Витворт М.,
Брикер L,
Нейлсон JP,

и другие.
Ультразвук для оценки состояния плода на ранних сроках беременности. Кокрановская база данных Syst Rev .
2010; (4): CD007058.

22. Эвигман Б.Г.,
Кран JP,
Frigoletto FD,

и другие.
Влияние пренатального ультразвукового исследования на перинатальный исход. N Engl J Med .
1993. 329 (12): 821–827.

23. Американский колледж акушеров и гинекологов.УЗИ при беременности. Акушерский гинекол .
2009. 113 (2 ч. 1): 451–461.

24. Crowther CA,
Keirse MJ.
Введение анти-D во время беременности для предотвращения аллоиммунизации резус. Кокрановская база данных Syst Rev .
2000; (2): CD000020.

25. Американский колледж акушеров и гинекологов.
Ведение аллоиммунизации во время беременности. Акушерский гинекол .
2006. 108 (2): 457–464.

26.Американский колледж акушеров и гинекологов.
Анемия при беременности. Акушерский гинекол .
2008. 112 (1): 201–207.

27. Регулярный прием препаратов железа во время беременности.
Обзорная статья. Целевая группа по профилактическим услугам США. JAMA .
1993. 270 (23): 2848–2854.

28. Хайдер Б.А.,

и другие.
Добавки с множеством микронутриентов для женщин во время беременности. Кокрановская база данных Syst Rev .
2006; (4): CD004905.

29. Читаят Д,
Ланглуа С,
Wilson RD;
Комитет по генетике Общества акушеров и гинекологов Канады; Комитет пренатальной диагностики Канадского колледжа медицинских генетиков.
Пренатальный скрининг на анеуплоидию плода при одноплодной беременности. Банка J Obstet Gynaecol .
2011. 33 (7): 736–750.

30. Смит Д.К.,
Шоу Р.В.,
Marteau TM.
Информированное согласие на скрининг сыворотки на синдром Дауна: разрыв между политикой и практикой. BMJ .
1994; 309 (6957): 776.

31. Verweij EJ,
ван ден Овер Дж. М.,
де Бур М.А.,

и другие.
Диагностическая точность неинвазивного выявления трисомии 21 плода в крови матери. Диагностика плода Ther .
2012. 31 (2): 81–86.

32. Кейси Б.М.,
Левено KJ.
Заболевания щитовидной железы при беременности. Акушерский гинекол .
2006. 108 (5): 1283–1292.

33. Суркс М.И.,
Ортис Э,
Дэниэлс Г.Х.,

и другие.Субклиническое заболевание щитовидной железы: научный обзор и рекомендации по диагностике и лечению. JAMA .
2004. 291 (2): 228–238.

34. Лазарь JH,
Bestwick JP,
Канал S,

и другие.
Антенатальный скрининг щитовидной железы и когнитивные функции у детей [опубликованная поправка опубликована в N Engl J Med. 2012; 366 (17): 1650]. N Engl J Med .
2012. 366 (6): 493–501.

35. McDonald HM,
Броклхерст П.,
Гордон А.Антибиотики для лечения бактериального вагиноза при беременности. Кокрановская база данных Syst Rev .
2007; (1): CD000262.

36. Королевский колледж акушеров и гинекологов. Ветряная оспа при беременности (green-top 13). 9 января 2007 г. http://www.rcog.org.uk/womens-health/clinical-guidance/chickenpox-pregnancy-green-top-13. По состоянию на 8 августа 2012 г.

37. Руководство по надзору за болезнями, предупреждаемыми с помощью вакцин. 5-е изд. Атланта, Джорджия: Центры по контролю и профилактике заболеваний; 2012 г.

38. Smaill F,
Vazquez JC.
Антибиотики при бессимптомной бактериурии при беременности. Кокрановская база данных Syst Rev .
2007; (2): CD000490.

39. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Рекомендации по вакцинации беременных. http://www.cdc.gov/vaccines/pubs/preg-guide.htm. Проверено 9 января 2014 г.

40. Профилактика гриппа и борьба с ним. MMWR Recomm Rep .
1999. 48 (RR-4): 1–28.

41. Verani JR,
Макги Л.,
Schrag SJ;
Отделение бактериальных заболеваний, Национальный центр иммунизации и респираторных заболеваний, Центры по контролю и профилактике заболеваний.Профилактика перинатального стрептококкового заболевания группы B — пересмотренное руководство CDC, 2010. MMWR Recomm Rep .
2010; 59 (RR-10): 1–36.

42. Ворковский К.А.,
Берман С;
Центры по контролю и профилактике заболеваний.
Руководство по лечению заболеваний, передающихся половым путем, 2010 г. [исправление опубликовано в MMWR Recomm Rep. 2011; 60 (1): 18]. MMWR Recomm Rep .
2010; 59 (RR-12): 1–110.

43. Brocklehurst P,
Руни Г.Вмешательства по лечению генитальной инфекции Chlamydia trachomatis во время беременности. Кокрановская база данных Syst Rev .
2000; (2): CD000054.

44. Целевые группы превентивных служб США. Скрининг на хламидийную инфекцию. Июнь 2007 г. http://www.uspreventiveservicestaskforce.org/uspstf/uspschlm.htm. По состоянию на 10 октября 2012 г.

45. Американский колледж акушеров и гинекологов.
Руководство по клиническому ведению акушеров-гинекологов. Нет.82 Июнь 2007 г. Ведение герпеса во время беременности. Акушерский гинекол .
2007; 109 (6): 1489–1498.

46. Холлиер Л.М.,
Хилл Дж,
Шеффилд JS,

и другие.
Законы штата относительно пренатального скрининга на сифилис в США. Am J Obstet Gynecol .
2003. 189 (4): 1178–1183.

47. Yinon Y,
Фарин Д,
Юдин М.Х.,

и другие.;
Общество акушеров и гинекологов Канады.Цитомегаловирусная инфекция при беременности. Банка J Obstet Gynaecol .
2010. 32 (4): 348–354.

48. Кран J;
Общество акушеров и гинекологов Канады.
Парвовирусная инфекция B19 при беременности. Банка J Obstet Gynaecol .
2002. 24 (9): 727–743.

49. Plichta SB.
Насилие со стороны интимного партнера и последствия для физического здоровья. J Interpers Violence .
2004. 19 (11): 1296–1323.

50.Целевая группа по профилактическим услугам США. Скрининг на насилие со стороны интимного партнера и жестокое обращение с пожилыми и уязвимыми взрослыми. Январь 2013 г. http://www.uspreventiveservicestaskforce.org/uspstf/uspsipv.htm. По состоянию на 9 января 2014 г.

51. Zolotor AJ,
Теодор А.Д.,
Койн-Бизли Т.,

и другие.
Насилие со стороны интимного партнера и жестокое обращение с детьми. Краткое лечение кризисного интервала .
2007. 7 (4): 305–321.

52. Американский колледж акушеров и гинекологов.Скрининг депрессии во время и после беременности. Акушерский гинекол .
2010. 115 (2 п.1): 394–395.

53. Американский колледж акушеров и гинекологов.
Использование психиатрических препаратов во время беременности и кормления грудью. Акушерский гинекол .
2008. 111 (4): 1001–1020.

54. Metzger BE,
Лоу LP,
Дайер А.Р.,

и другие.
Гипергликемия и неблагоприятные исходы беременности. N Engl J Med .2008; 358 (19): 1991–2002.

55. Американский колледж акушеров и гинекологов. Гестационный сахарный диабет. Август 2013 г. http://www.mfmsm.com/media_pages/MFM-Gestational-Diabetes-Mellitus.pdf. По состоянию на 2 декабря 2013 г.

56. Скрининг на гестационный сахарный диабет: Рекомендация рабочей группы США по профилактическим услугам [опубликовано перед печатью 14 января 2014 г.]. Энн Интерн Мед. .
. http://annals.org/article.aspx?articleid=1813285&resultClick=3.По состоянию на 5 марта 2014 г.

57. Wilkins-Haug L,
Хортон Дж. А.,
Cruess DF,

и другие.
Дородовой скрининг в офисной практике. Акушерский гинекол .
1996. 88 (4 ч. 1): 483–489.

58. Отчет рабочей группы Американского колледжа акушеров и гинекологов по гипертонии при беременности. Акушерский гинекол .
2013. 122 (5): 1122–1131.

59. Хофмейр Г.Дж.,
Лори Т.А.,
Аталлах А.Н.,

и другие.Добавки кальция во время беременности для предотвращения гипертонических расстройств и связанных с ними проблем. Кокрановская база данных Syst Rev .
2010; (8): CD001059.

60. Дулей Л.,
Хендерсон-Смарт Диджей,
Мехер С,

и другие.
Антиагреганты для профилактики преэклампсии и ее осложнений. Кокрановская база данных Syst Rev .
2007; (2): CD004659.

61. Гамильтон BE,
Мартин Дж. А.,
Ventura SJ.
Рождения: предварительные данные за 2007 год. Natl Vital Stat Rep .
2009. 57 (12): 1–23.

62. Додд Дж. М.,
Фленады В,
Cincotta R,

и другие.
Пренатальное введение прогестерона для предотвращения преждевременных родов. Кокрановская база данных Syst Rev .
2006; (1): CD004947.

63. Петрини Дж. Р.,
Каллаган ВМ,
Клебанофф М,

и другие.
Предполагаемый эффект 17-альфа-гидроксипрогестерона капроата на преждевременные роды в США. Акушерский гинекол .
2005. 105 (2): 267–272.

64. Berghella V,
Одибо АО,
MS,

и другие.
Серкляж для короткой шейки матки на УЗИ. Акушерский гинекол .
2005. 106 (1): 181–189.

65. Ромеро Р.,
Николаидес К,
Конде-Агудело А,

и другие.
Вагинальный прогестерон у женщин с бессимптомной сонографической короткой шейкой матки в среднем триместре снижает преждевременные роды и неонатальную заболеваемость. Am J Obstet Gynecol .
2012; 206 (2): 124.e1–19.

66. Гюльмезоглу А.М.,
Crowther CA,
Миддлтон П.,

и другие.
Индукция родов для улучшения исходов родов у женщин в срок или после родов. Кокрановская база данных Syst Rev .
2012; (6): CD004945.

67. Американский колледж акушеров и гинекологов.
Ведение переношенной беременности. Акушерский гинекол .
2004. 104 (3): 639–646.

Тошнота и рвота во время беременности

Введение

Тошнота и рвота — обычное явление во время беременности, которым страдают 70–80% всех беременных женщин.Хотя у большинства женщин с тошнотой и рвотой во время беременности (невирапин) симптомы ограничиваются первым триместром, у небольшого процента женщин наблюдается длительный курс лечения, при котором симптомы распространяются до родов. У женщин с сильной тошнотой и рвотой во время беременности может быть гиперемезис беременных (HG), сущность, отличная от невирапина, которая, если ее не лечить, может привести к серьезным заболеваниям матери и плода.

Различные метаболические и нервно-мышечные факторы вовлечены в патогенез NVP и HG; однако их точная причина неизвестна.Следовательно, лечение невирапина и гормона роста может быть затруднено, поскольку не известны ни оптимальные цели для лечения, ни полный эффект потенциальных методов лечения на развивающийся плод. В этой статье рассматриваются эпидемиология, патология, диагностика, исходы и лечение невирапина и гормона роста.

Эпидемиология

По оценкам, 70–80% беременных женщин принимают невирапин [1]. В Соединенных Штатах и ​​Канаде ежегодно страдают примерно 4 000 000 и 350 000 женщин, соответственно [2].

Невирапин чаще встречается в западных странах и в городах и редко встречается у африканцев, коренных американцев, эскимосов и большинства азиатских популяций [3]. Только несколько исследований изучали расовое распределение невирапина в данной популяции. Одно такое исследование, проведенное в Канаде с участием 367 женщин, показало, что азиаты и чернокожие реже сообщали о симптомах невирапина, чем европейцы. Социально-демографические факторы не учитывали расовые / этнические различия в распространенности заболеваний, предполагая, что генетические и / или культурные факторы могут иметь значение [4].

HG встречается редко по сравнению с невирапином и встречается в 0,3–2% всех беременностей [5]. Заболеваемость, по-видимому, зависит от этнической принадлежности [6] и колеблется от 3 до 20 на 1000 беременностей [7]. Он чаще диагностируется у женщин в Индии, Пакистане, азиатах и ​​новозеландцах по сравнению с европейцами, американскими индейцами и эскимосами [8].

Факторы риска

Данные совместного перинатального проекта, одного из крупнейших на сегодняшний день исследований беременных женщин, показали, что невирапин чаще встречается у молодых женщин, первородящих, женщин с образованием менее 12 лет, некурящих и женщины с ожирением [9].Сообщалось также о повышенном риске невирапина в первом триместре у женщин с многоплодной беременностью по сравнению с женщинами с одноплодной беременностью (87% против 73%, p <0,01) [10].

NVP ассоциируется с низким уровнем доходов и статусом неполной занятости [11]). Было также установлено, что домохозяйки подвергаются повышенному риску, в то время как женщины, работающие в белых воротничках, по-видимому, защищены [12]. Однако остается неясным, является ли статус занятости истинным фактором риска для невирапина или мешающим фактором, поскольку затронутые женщины могут уволиться из-за своих симптомов.Точно так же их решение не работать вне дома может быть связано с многоплодием и необходимостью заботиться о других детях [13].

Материнская генетика также является фактором риска невирапина. Данные из большой норвежской популяции близнецов показывают более высокий уровень использования лекарств от тошноты во время беременности среди монозиготных близнецов женского пола по сравнению с дизиготными близнецами женского пола [14]. Кроме того, более высокий уровень тошноты был обнаружен у женщин, матери которых испытывали тошноту во время беременности [15].Также было показано, что личный анамнез невирапина является фактором риска невирапина при последующих беременностях [15]; однако этот результат не был согласован между исследованиями [16]

Другие факторы риска невирапина включают в себя в анамнезе укачивание, возможно, из-за общего вестибулярного механизма [17] и мигренозные головные боли в анамнезе [18]. Женщины, у которых в анамнезе отмечалась тошнота при приеме эстроген-содержащих оральных контрацептивов, также, по-видимому, подвержены повышенному риску приема невирапина [19].

Расположение желтого тела также может служить фактором риска невирапина.Ультразвуковые исследования показали, что беременные женщины чаще испытывают тошноту и рвоту, когда желтое тело находится в правом яичнике [20]. Это может быть связано с различиями в венозном оттоке между левым и правым яичником и более высокой концентрацией половых стероидов, когда желтое тело находится на правой стороне [21].

Более высокое суточное потребление жиров, особенно насыщенных, до беременности увеличивает риск госпитализации по поводу невирапина [22]. Курение до беременности и прием витаминов до и / или на ранних сроках беременности связаны со снижением риска невирапина [23].Было обнаружено, что употребление алкоголя матерью до зачатия также защищает от невирапина [24].

Факторы риска HG аналогичны факторам риска NVP. К ним относятся многоплодная беременность, трофобластическая болезнь, HG в предшествующей беременности, аномалии плода, такие как триплоидия, трисомия 21 и водянка плода, а также недоношенность [25]. Семейный анамнез HG также является фактором риска: примерно 28% женщин сообщают о HG у своих матерей и 19% сообщают, что у их сестер были подобные симптомы [26].Дополнительные факторы риска включают статус в браке или партнерстве и возраст старше 30 лет. Курение сигарет может быть защитным действием [27].

Индекс массы тела матери был оценен как фактор риска HG с неубедительными результатами. В исследовании Depue et al. Ожирение увеличивает риск HG на 50% [28]. Работа Седергрена и др. однако было обнаружено, что низкий индекс массы тела (<20 кг / м2) был связан с 40% более высоким риском HG и что ожирение снижает риск госпитализации по поводу HG [29].Более недавнее исследование 33 647 женщин в Норвегии показало, что недостаточный или избыточный вес увеличивает риск HG, но только у некурящих [30]. Предполагается, что женщины с недостаточным весом и низким индексом массы тела имеют низкий уровень эстрогена перед беременностью и, таким образом, могут иметь преувеличенный ответ в течение первого триместра, когда уровень эстрогена резко возрастает [31]. Напротив, у женщин с ожирением жировые отложения могут нейтрализовать плацентарные факторы, которые, как считается, вносят вклад в патогенез [29].

Что касается пола плода, то в нескольких исследованиях была обнаружена связь между HG и женским полом плода.Используя данные Шведского медицинского регистра рождений, Kallen et al. обнаружили, что HG чрезмерно представлен в 3068 беременностях, когда ребенок был девочкой [32]. Аналогичным образом, в исследовании беременных женщин, госпитализированных с HG в первом триместре, шансы на рождение ребенка женского пола были на 50% выше в случаях по сравнению со здоровыми беременными контрольными (OR 1,5, 95% CI 1,4, 1,7) [33].

Патогенез

Метаболические и гормональные факторы

Хотя точный патогенез NVP и HG неизвестен, широко распространено мнение, что гестационная рвота является результатом различных метаболических и эндокринных факторов, многие из которых имеют плацентарное происхождение.Наиболее важным фактором является хорионический гонадатропин человека (ХГЧ). Эта связь между ХГЧ и невирапином в значительной степени основана на временном соотношении между пиком невирапина и пиком продукции ХГЧ, оба из которых происходят между 12 и 14 неделями беременности. Кроме того, тошнота и рвота часто усиливаются у беременных женщин с состояниями, связанными с повышенным уровнем ХГЧ, такими как молярная беременность, многоплодная беременность и синдром Дауна [13]. У женщин, принимающих невирапин, также были обнаружены более высокие уровни ХГЧ в моче [34] и сыворотке крови по сравнению с бессимптомными [35].Кроме того, исследование Goodwin et al. обнаружили, что концентрация ХГЧ положительно коррелировала с тяжестью тошноты и рвоты у женщин с ХГЧ [36].

Несмотря на множество исследований, связывающих ХГЧ с невирапином и ГГ, другие не обнаружили взаимосвязи между уровнем ХГЧ в сыворотке у беременных в течение первого триместра и частотой или интенсивностью тошноты и рвоты. В исследовании Soules et al., Даже в подгруппе женщин с молярной беременностью, у которых уровни ХГЧ у женщин были в 5-10 раз выше, чем в контрольной группе, корреляции не было обнаружено [37].Кроме того, исследования показали, что высокие уровни ХГЧ связаны с задержкой роста плода и преждевременными родами [38], тогда как невирапин, по-видимому, защищает от преждевременных родов, поэтому маловероятно, что ХГЧ является единственным участником патогенеза невирапина.

Предполагается, что различные биологические формы (то есть изоформы) ХГЧ могут объяснять различия между уровнями ХГЧ и тошнотой и рвотой у здоровых и больных людей [39]. Каждая изоформа ХГЧ имеет уникальный период полураспада и активность рецептора лютеинизирующего гормона и тиреотропного гормона (ТТГ).Изоформы без карбоксиконцевой части имеют более короткий период полураспада, но являются более мощными стимуляторами лютеинизирующего гормона и рецепторов ТТГ. Напротив, гипергликозилированный ХГЧ имеет более длительный период полужизни и большую продолжительность действия [40]. Эти различные изоформы ХГЧ, вероятно, являются результатом генетических факторов или долгосрочных изменений окружающей среды, которые, таким образом, могут объяснить различия в заболеваемости ХГЧ, обнаруженные в разных популяциях. Помимо вариабельности изоформ, мутации рецептора ХГЧ также могут объяснять некоторую вариабельность взаимоотношений между невирапином и ХГЧ [39].

Гормоны яичников, эстроген и прогестерон, также участвуют в патогенезе невирапина и гормона роста. Известно, что некоторые женщины испытывают тошноту при приеме оральных контрацептивов. Более того, состояния высокой концентрации эстрогена, такие как низкий паритет и высокий индекс массы тела матери, были связаны с более высокой частотой HG [28]. Считается, что эстроген способствует развитию гормона роста, стимулируя выработку оксида азота с помощью азотоксидаз-синтетазы, которая, в свою очередь, расслабляет гладкие мышцы, замедляя время прохождения через кишечник и опорожнение желудка.

Jarnfelt et al. сообщили о значительной связи между рвотой беременных и непереносимостью оральных контрацептивов в анамнезе [40]. Используя более количественный подход, Depue et al. Обнаружили, что средние уровни общего эстрадиола были на 26% выше, а средние уровни связывающей способности половых гормонов и глобулинов были на 37% выше у пациентов с HG, чем у контрольных субъектов, после поправки на гестационный возраст [ 28]. Однако важно отметить, что, как и взаимосвязь между ХГЧ и невирапином, взаимосвязь между уровнями эстрогена и невирапином была противоречивой во всех исследованиях [35].Обзор 17 исследований показал положительную связь между невирапином и эстрогеном только в 5 исследованиях [41]. Кроме того, пик уровня эстрогена приходится на третий триместр беременности, а уровень гормона роста имеет тенденцию улучшаться на поздних сроках беременности [8].

Прогестерон в сочетании с эстрогеном также может играть роль в невирапин. Прогестерон снижает сократимость гладких мышц и может нарушить опорожнение желудка и привести к усилению тошноты и рвоты. Используя эластогастографию после стандартного приема пищи, Walsh et al. показали, что такое же нарушение медленноволнового желудочного ритма, которое наблюдается у женщин с невирапином, может быть вызвано у небеременных женщин одним прогестероном или в сочетании с эстрадиолом в дозах, которые воспроизводят уровни во время беременности [42].Однако в других исследованиях не было обнаружено каких-либо существенных различий между уровнями прогестерона у женщин, принимавших или не принимавших невирапин [28].

Роль плацентарного простагландина E2 (PGE2) также оценивалась в патогенезе невирапина из-за его влияния на гладкие мышцы желудка [43]. ХГЧ стимулирует плацентарный PGE2 и, как и пики ХГЧ, между 9 и 12 неделями беременности. North et al. количественно определил материнский PGE2 в сыворотке крови и обнаружил, что его уровни были выше в периоды тошноты и рвоты у 18 женщин на ранних сроках беременности по сравнению с бессимптомными периодами.Они также оценили материнские уровни бета-интерлейкина-1 и альфа-фактора некроза опухоли и обнаружили, что оба этих уровня одинаковы во время симптоматического и бессимптомного периодов [44].

Предполагается, что серотонин способствует развитию невирапина из-за его роли в тошноте и рвоте, вызванной химиотерапией. Исследование Borgeat et al. однако не выявили каких-либо различий в уровнях серотонина среди беременных с HG, бессимптомных беременных женщин и небеременных женщин [45]. Кроме того, рандомизированное контролируемое исследование, сравнивающее антагонист серотониновых 5-HT3 рецепторов, онданстерон и прометазин, не выявило значительных различий в контроле симптомов [46].

Из-за перекрестной реактивности между ХГЧ и рецептором тиреотропного гормона (ТТГ) дисфункция щитовидной железы также изучалась как возможный механизм развития невирапина и гормона роста. [36]. Этот «биохимический тиреотоксикоз» характеризуется подавленным ТТГ и немного повышенным FT4. Несмотря на эти лабораторные отклонения, женщины с HG обычно эутиреоидны, без предшествующих заболеваний щитовидной железы, зоба и отрицательных антител к щитовидной железе [47].Кроме того, исследования не обнаружили взаимосвязи между дисфункцией щитовидной железы и тяжестью симптомов [48], и почти все женщины с HG имеют нормальный уровень ТТГ к 20 неделе беременности без какого-либо вмешательства [49].

Недавно была предложена связь между гормоном лептином и HG. Было обнаружено, что повышенные уровни лептина в сыворотке крови во время беременности, возможно, в результате увеличения общей жировой массы и выработки плаценты, были значительно выше у пациенток с HG по сравнению со здоровыми беременными контрольными [50, 51].Лептин может способствовать развитию HG, увеличивая секрецию hCG за счет паракринного действия плаценты или снижая аппетит и вызывая более сильную тошноту и рвоту. Примечательно, однако, что другие проспективные когортные исследования не обнаружили подобной статистически значимой разницы в уровнях лептина в сыворотке крови у больных HG между случаями и контрольной группой [52, 53].

Было высказано предположение, что нарушение регуляции иммунной системы может происходить у женщин с HG. Повышенные концентрации внеклеточной ДНК плода были обнаружены в сыворотке крови матери [54], вызывая гиперактивный материнский иммунный ответ и повреждение трофобластов.Более того, нормальный сдвиг во время беременности, когда типы Т-хелперов переходят в Т-хелперные клетки 1 типа, более преувеличен у женщин с HG [55]. Это, в свою очередь, приводит к увеличению высвобождения интерлейкина-4, а также фактора некроза опухоли альфа, оба из которых связаны с HG [56]. Также было обнаружено, что аденозин повышается в HG, и его роль заключается в ослаблении TNF-альфа [57]. В проспективном исследовании [58] также было обнаружено, что уровни интерлейкина-6 повышаются при приеме HG [58], а также повышаются уровни иммуноглобулина G (IgG), IgM, уровни комплемента и количество лимфоцитов [59].Однако невозможно точно определить роль этих иммунологических факторов, потому что в голодных состояниях иммунная система обычно подавляется, а не активируется; таким образом, возможно усиление иммунных факторов, наблюдаемое в HG, могло быть попыткой ограничить прогрессирование HG [8].

Другие гормоны, включая тиреотропный гормон, гормон роста, пролактин, адренокортикостимулирующий гормон, кортизол, лютеинизирующий гормон и фолликулостимулирующий гормон, также оценивались и не считаются способствующими патогенезу NVP [60].

Helicobacter pylori

Повышенная частота инфицирования Helicobacter pylori (H. pylori) наблюдалась у женщин с HG и теперь считается, что она играет роль в ее патогенезе. Frigo et al. обнаружили, что 90,5% женщин с HG были H. plyori IgG-положительными, по сравнению с 46,5% контрольной группы [61]. Багис и др. использовали золотой стандарт тестирования, гистологическое исследование биопсии слизистой оболочки, и обнаружили, что 95% пациентов с HG дали положительный результат на H.pylori по сравнению с 50% в контрольной группе. Они также обнаружили более высокую плотность H. pylori в антральном отделе и теле желудка у пациентов с HG, предполагая возможную связь между плотностью H. pylori и тяжестью симптомов [62].

Систематический обзор, проведенный в 2007 г. и оценивающий 14 испытаний «случай-контроль» с 1966 по 2007 г., обнаружил значительную связь между инфекцией H.pylori у матери и HG в 10 исследованиях. Отношение шансов в исследованиях варьировалось от 0.От 55 до 109,33 [63]. Аналогичным образом, обновленный систематический обзор и метаанализ 25 исследований 2009 года выявил объединенное отношение шансов 3,32 (95% доверительный интервал: 2,25–4,90) для инфекции H. pylori у женщин с HG [64]. Примечательно, что в обоих обзорах была обнаружена высокая разнородность исследований.

Инфекция H. pylori во время беременности может произойти из-за вызванных стероидными гормонами изменений рН желудочного сока [65] и / или повышенной чувствительности из-за изменений гуморального и клеточного иммунитета [66].Однако нет четких доказательств того, что беременность предрасполагает к инфекции de novo H. pylori . Напротив, было высказано предположение, что H. pylori может усугубить вызванные гормонами изменения нервной и электрической функций желудка и тем самым повысить риск того, что инфицированные женщины окажутся в более тяжелой части спектра тошноты и рвота [67].

Хотя связь между H. pylori и HG интригует, важно отметить, что инфекция не обязательно коррелирует с симптомами.Фактически, у большинства инфицированных женщин симптомы отсутствуют [8]. В исследовании Weyermann et al., 23% из 898 послеродовых матерей дали положительный результат на H. pylori по результатам дыхательного теста с 13C-мочевиной; однако положительный результат не коррелировал с симптомами тошноты, рвоты или рефлюкса во время беременности [68]. Аналогичным образом Wu et al. Обнаружили, что 69% беременных женщин являются серопозитивными к H. pylori по сравнению с 50% в общей популяции, однако не обнаружили никакой корреляции между статусом антител и желудочно-кишечными симптомами [69].

Почему H pylori нельзя точно связать с невирапином, а HG объясняется несколькими факторами. Во-первых, в большинстве исследований для оценки инфекции использовалось тестирование на антитела. Однако серологическое тестирование на H. pylori не позволяет отличить активную инфекцию от перенесенной инфекции [70], а активная инфекция по сравнению с прошлой инфекцией может по-разному влиять на симптомы. Во-вторых, большинство исследований не оценивали и / или не учитывали штамм H. pylori . Цитотоксин-ассоциированный белок гена A (CagA) является маркером увеличения пептических язв и связан с более агрессивным штаммом H pylori [71].Только одно исследование, включенное в метаанализ 2009 года, оценивало патогенность CagA. В этом исследовании Xia et al. Позитивность CagA была более распространена у пациентов с HG [72].

Лечение уничтожает H. pylori у большинства пациентов, однако в настоящее время нет рекомендаций по оценке или лечению H. pylori во время беременности, поскольку последующее облегчение симптомов HG широко не изучалось. Отчеты и серии случаев предполагают, что лечение и ликвидация H.pylori может уменьшить тошноту и рвоту во время беременности, и его следует назначать пациентам с трудноизлечимыми симптомами [73]. Однако необходимы более масштабные исследования, чтобы определить, следует ли и когда начинать лечение во время беременности, учитывая опасения по поводу безопасности лекарств. В настоящее время специалисты рекомендуют, чтобы после завершения беременности и кормления грудью пациентов лечили тройной терапией в течение двух недель [74].

Желудочно-кишечная дисфункция

Изменения давления в нижнем пищеводном сфинктере (НПС) в состоянии покоя и перистальтики пищевода были связаны с приемом невирапина.Хотя эти изменения чаще связаны с изжогой во время беременности, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) может вызывать атипичные симптомы, такие как тошнота [75], и способствовать развитию невирапина. Эстроген и прогестерон являются вероятными медиаторами нарушения моторики пищевода при беременности, при этом эстроген служит праймером, а прогестерон вызывает расслабление LES [76].

Изменения ритмической активности желудка могут способствовать появлению невирапина. Нормальная миоэлектрическая активность желудка приводит к медленному распространению волны от проксимального отдела тела к дистальному отделу антрального отдела со скоростью 3 цикла в минуту (cpm).Нарушение ритма, увеличение или уменьшение распространения медленных волн, связано с тошнотой [74]. Используя эластогастрографию (EGG), Koch et al. продемонстрировали, что люди с нормальной медленноволновой активностью реже жаловались на тошноту во время беременности [77]. Напротив, люди с более высокими или более медленными показателями чаще жаловались на тошноту. Аналогичным образом Riezzo et al. обнаружили, что беременные женщины без симптомов тошноты и рвоты на момент записи EGG имеют нормальную миоэлектрическую активность 3 импульса в минуту.Они также обнаружили, что беременные женщины, принимавшие невирапин, имели более нестабильную активность EGG по сравнению с женщинами после добровольных абортов и контрольной группой небеременных. Они предположили, что это может быть связано с восстановлением нормальной картины медленных волн желудка после аборта после нормализации уровней эстрадиола и прогестерона [78].

Примечательно, однако, что многие исследования не обнаружили различий в моторике желудка у беременных и небеременных женщин. С помощью сцинтографии желудка не было обнаружено значительных различий в скорости опорожнения жидкости у беременных женщин до добровольного аборта, через 6 недель после аборта и у небеременных женщин контрольной группы [79].Используя методы разбавления красителя феноловым красным, Davison et al. обнаружили, что опорожнение желудка задерживается во время родов, но не в третьем триместре по сравнению с небеременной контрольной группой [80]. Точно так же исследования с использованием парацетамола не показали задержки опорожнения желудка в первом, втором или третьем триместре [81].

Нарушения перистальтики желудка во время беременности связаны с высоким уровнем прогестерона. Более того, на поздних сроках беременности компрессия из-за увеличенной матки может усугубить симптомы.

Состав пищи также может играть патогенную роль при невирапине.Jednak et al. продемонстрировали, что прием пищи с преобладанием белка ассоциировался с уменьшением симптомов и корректировкой медленных аритмий. Прием пищи с преобладанием углеводов или жиров не влиял на симптомы или медленные аритмии [82].

Наконец, время прохождения через тонкий кишечник было оценено в отношении патогенеза невирапина. Используя дыхательный тест с водородом лактулозы, косвенный показатель времени прохождения через тонкий кишечник, Lawson et al. было обнаружено, что время прохождения во втором и третьем триместре увеличивается по сравнению с первым триместром, причем наибольшее время наблюдается при наивысшем уровне прогестерона [83].Wald et al. использовали аналогичные методы и обнаружили, что время транзита увеличивается в третьем триместре, когда уровни прогестерона и эстрогена были высокими по сравнению с послеродовым периодом [84]. Однако в обоих этих исследованиях задержка кишечного транзита не коррелировала с невирапином.

Психосоциальные факторы

Ранние исследования показали, что невирапин может быть психосоматическим заболеванием, при котором рвота представляет собой внутрипсихический конфликт. Некоторые предполагают, что невирапин — это проявление подсознательной попытки беременной женщины отвергнуть нежелательную беременность [85], поскольку исследования показали, что женщины, принимающие невирапин в первом триместре, с большей вероятностью будут иметь незапланированную или нежелательную беременность [86].

HG также ассоциируется с психологическими расстройствами, а именно с невротическими наклонностями, истерией, неприятием женственности, отказом от беременности, а также с депрессией и психологическим стрессом, связанным с бедностью и семейными конфликтами [8]. Однако недавние исследования не обнаружили определенных психогенных причин HG [87, 88]. Некоторые поэтому утверждают, что социокультурные факторы, а не научные данные привели к маркировке ГГ как психологически обоснованного состояния и что более вероятно, что психологические расстройства, такие как депрессия, являются результатом, а не причиной ГГ [89].

Таким образом, хотя NVP и HG, вероятно, не являются результатом конверсионного расстройства или другого психологического расстройства, общепризнано, что у затронутых женщин психологические реакции переплетаются с их физическими симптомами и, возможно, усугубляют их.

Диагностика и клинические особенности

Анамнез и физический осмотр

Несмотря на популярное использование термина «утреннее недомогание», у большинства пострадавших женщин невирапин сохраняется в течение дня и менее чем в 2% случаев ограничивается утренним периодом. женщин [90].Она часто начинается в течение нескольких недель после отсутствия менструации и поэтому в большинстве культур карикатурно рассматривается как начальный признак беременности. Симптомы обычно достигают пика между 10 и 16 неделями беременности и обычно проходят через 20 недель. Однако до 10% женщин продолжают проявлять симптомы после 22 недель [90].

В то время как обезвоживание и ортостаз могут возникать у женщин с ГГ, у большинства женщин с невирапином показатели жизненно важных функций нормальные, а медицинский осмотр доброкачественный. Однако следует провести тщательный осмотр брюшной полости, чтобы исключить перитонит и другие внутрибрюшные причины тошноты и рвоты.

Дифференциальный диагноз

Учитывая высокую распространенность невирапина, тошнота и рвота в первом триместре обычно вызваны невирапином. Однако, если присутствуют изменения в привычке кишечника, боли в животе и рвота желчью, необходимо провести соответствующие исследования для исключения других причин. Дифференциальный диагноз невирапина включает гастроэзофагеальную рефлюксную болезнь, язвенную болезнь, непроходимость тонкой кишки, острый холецистит, холелитиаз, панкреатит, а также аппендицит, гастроэнтерит, нефролитиаз, пиелонефрит и гепатит [74]

9

диагностических и лабораторных исследований. Для диагностики невирапина не рекомендуется проводить никаких специальных лабораторных исследований, кроме теста на беременность.Однако другие тесты могут быть полезны для исключения других причин тошноты и рвоты. Лейкоцитоз не должен наблюдаться при приеме невирапина и может указывать на инфекционную или воспалительную причину, такую ​​как холецистит, инфекция мочевыводящих путей и панкреатит. Повышение аминотрансфераз может указывать на хронический гепатит. Отклонение от нормы ТТГ может указывать на гипотиреоз или гипертиреоз, оба из которых могут вызывать тошноту и рвоту. Повышение уровня глюкозы в сыворотке может указывать на диабет и может вызывать тошноту и рвоту из-за снижения сократимости антрального отдела и ускорения желудочных аритмий [91].

Радиографическая визуализация обычно не требуется для диагностики невирапина. УЗИ органов малого таза можно рассматривать для документирования беременности и оценки состояний, повышающих риск невирапина, таких как многоплодная беременность. Рентген брюшной полости, как правило, бесполезен и, хотя и представляет низкий риск для плода, в первом триместре по-прежнему является относительно противоречивым.

Верхняя эндоскопия может быть безопасно выполнена во время беременности и может рассматриваться как исключение гастрита и ЯБ как причин тошноты и рвоты во время беременности.В одном крупном центре тошнота и рвота были вторым по частоте показанием к эндоскопии верхних отделов у беременных после кровотечений из верхних отделов желудочно-кишечного тракта [92].

Результат

Большинство исследований показало, что невирапин ассоциирован с благоприятным исходом для плода. Метаанализ 11 исследований Weigel et al. обнаружили сильную значимую связь между тошнотой и рвотой во время беременности и снижением риска выкидыша (обычное отношение шансов = 0,36, 95% доверительный интервал от 0,32 до 0,42) и отсутствие устойчивой связи с перинатальной смертностью [93].Более того, было обнаружено, что женщины без невирапина рожают раньше, чем женщины, принимавшие невирапин [94].

Однако в некоторых исследованиях сообщалось о неблагоприятных исходах, особенно когда невирапин считается тяжелым. Деучар и др. обнаружили повышенный риск задержки внутриутробного развития плода у женщин с тяжелой формой невирапина, но не смогли объяснить возможное влияние противорвотных препаратов на рост плода [95]. Аналогичным образом, Zhou et al. Обнаружили повышенный риск низкой массы тела при рождении у женщин с тяжелой формой невирапина, вероятно, из-за пагубного воздействия тошноты и рвоты на питание матери [96].

В проспективном исследовании с участием 16 398 женщин не было обнаружено различий в врожденных аномалиях между теми, кто принимал и не принимал невирапин [97]. Кроме того, ретроспективное исследование показало более низкий риск врожденных пороков сердца у младенцев, рожденных женщинами с ранним началом невирапина, требующими применения противорвотных средств, по сравнению с женщинами без тошноты [98].

Не совсем понятно, как невирапин защищает развивающийся плод, однако было описано несколько теорий. Некоторые утверждали, что тошнота и рвота позволяют беременной женщине избегать или исключать продукты, которые могут быть тератогенными или вызывать аборт.Это может объяснить тесную временную взаимосвязь между развитием пищевых отвращений во время беременности и возникновением тошноты [99]. Невирапин может также снизить потребление энергии и уровень анаболических гормонов, инсулина и фактора роста инсулина, что приводит к оттоку дефицитных питательных веществ к плаценте и плоду [100].

Несмотря на благоприятное воздействие на плод, психосоциальная заболеваемость беременных, принимающих невирапин, является значительной и, возможно, недооцененной. В исследовании Smith et al. из 593 австралийских женщин с невирапином большинство сообщили, что их симптомы оказали серьезное негативное влияние на занятость, домашние обязанности и воспитание детей: 96% женщин сообщили о легком или умеренном дистрессе от тошноты и 28% сообщили о умеренном или тяжелом дистрессе [101].Аналогичным образом, исследование Mazzotta et al. канадских женщин обнаружили, что более сильная тошнота и рвота связаны с более частым чувством депрессии, рассмотрением вопроса о прерывании беременности, неблагоприятным воздействием на отношения женщин с их партнерами или повседневной жизнью их партнеров и предполагаемой вероятностью того, что невирапин может навредить их ребенку . Примечательно, что женщины с легкими симптомами также сообщали о тех же психосоциальных проблемах, предполагая, что тяжесть тошноты или рвоты неадекватно отражает дистресс, вызванный невирапином [2].

О’Брайен и Набер также показали значительную психосоциальную заболеваемость у женщин, страдающих невирапином. Они обнаружили, что пострадавшие женщины сообщали о снижении социальных обязательств и ухудшении отношений с супругами и детьми. Женщины с тяжелыми симптомами также сообщали о частой плаксивости, раздражительности, повышенных нарушениях сна и пониженном настроении [102]. Используя краткую форму 36, Attard et al. обнаружили, что у женщин с невирапином были более низкие показатели физического функционирования, физической роли, телесной боли, жизнеспособности, социального функционирования и эмоциональной роли при обследовании, оценивающем качество жизни, по сравнению со здоровыми беременными контрольной группой на ранних сроках беременности и женщинами с хронической депрессией.Показатели психического здоровья женщин, принимавших невирапин, были аналогичны показателям женщин, страдающих депрессией [103].

Помимо психосоциальной заболеваемости, невирапин также создает серьезное финансовое бремя. В 2002 году стоимость тяжелого невирапина оценивалась примерно в 130 миллионов долларов, исходя из затрат на больницу, связанных в среднем с 39 000 госпитализаций. Эта цифра, вероятно, сильно занижена, поскольку она не включает потерю производительности дома, плату за врачей или стоимость лечения [104].

Было подсчитано, что 206 рабочих часов теряется на каждую работающую женщину с невирапином [2], и что на долю невирапина приходится 28% всех отпусков по болезни во время беременности до 28 недели [19]. Кроме того, работа Валлакотта и др. показывает, что 50% пострадавших женщин считают, что их эффективность работы значительно снизилась [105].

HYPEREMESIS GRAVDIARUM

Hyperemesis gravidarum (HG) — это состояние сильной тошноты и рвоты во время беременности, приводящее к дисбалансу жидкости, электролитов и кислотно-щелочного баланса, дефициту питания и потере веса [8].Некоторые определили это как возникновение более трех эпизодов рвоты в день, сопровождающихся кетонурией и потерей веса более чем на 3 кг или 5% массы тела [63]. HG является наиболее частой причиной госпитализации на ранних сроках беременности и уступает только преждевременным родам на протяжении всей беременности [106]. В Соединенных Штатах ежегодно более 36 000 женщин попадают в больницу из-за HG, а стоимость лечения оценивается более чем в 250 миллионов долларов в год только на госпитализацию [107].В отличие от невирапина, который связан с благоприятным исходом для плода, HG представляет значительный риск для здоровья матери и плода.

Диагностика и клинические особенности

HG проявляется в первом триместре беременности, обычно начиная с 4–5 недель беременности. Помимо сильной тошноты и рвоты, у 60% женщин с HG также наблюдается избыточное слюноотделение или птиализм [108]. Пациенты также могут жаловаться на симптомы гастроэзофагеального рефлюкса, такие как дискомфорт за грудиной и изжогу. Уникальный для беременных количественный показатель рвоты и тошноты (PUQE), который рассчитывается с использованием количества часов тошноты в день, количества эпизодов рвоты в день и количества эпизодов рвоты в день, можно использовать для отслеживания тяжести симптомов. [109].

Пациенты могут иметь признаки обезвоживания, такие как сухость слизистых оболочек, тахикардия, плохой тургор кожи и постуральная гипотензия. Пациенты с тяжелым поражением также могут иметь истощение мышц и слабость и / или изменения психического статуса.

Лабораторные отклонения у женщин с HG могут включать повышенный уровень азота мочевины в сыворотке крови, креатинин и гематокрит, а также кетонурию и повышенный удельный вес мочи. Кроме того, могут быть обнаружены электролитные нарушения, подтверждающие диагноз гипохлоремического метаболического алкалоза или метаболического ацидоза с выраженным сокращением объема [39].Уровни преальбумина (транстиретина в плазме) могут быть низкими, что свидетельствует о плохом белковом питании матери и, возможно, предсказывает более низкую массу тела при рождении плода [110]. Также возможен дефицит витаминов и минералов, таких как витамин B1 (тиамин), железо, кальций и фолиевая кислота [74].

Функциональные пробы печени могут быть ненормальными у 50% госпитализированных пациентов с ГГ [111]. Может наблюдаться легкая гипербилирубинемия (билирубин <4 мг на децилитр) и / или повышение уровня щелочной фосфатазы вдвое выше верхней границы нормы [112].Трансаминит средней степени тяжести является наиболее частым нарушением функции печени, когда уровни аланинаминотрансферазы (АЛТ) обычно превышают уровни аспартатаминотранферазы (АСТ). Повышение уровня трансаминаз обычно в два-три раза превышает верхний предел нормы; однако сообщалось об уровнях, превышающих 1000 Ед / мл [113]. Аномальные пробы печени разрешаются сразу после исчезновения рвоты.

Повышение уровня амилазы и липазы в сыворотке крови наблюдается у 10–15% женщин [39]. Одно исследование показало повышенный уровень амилазы у 24% пациентов с HG [114].Считается, что это происходит из-за чрезмерного производства амилазы слюнными железами, а не из секреции поджелудочной железы, и является результатом, а не причиной HG [8].

Уровни тиреотропного гормона могут быть низкими в HG из-за перекрестной реакции между альфа-субъединицей ХГЧ и рецептором ТТГ. В большинстве случаев этот биохимический тиреотоксикоз не имеет клинического значения, поскольку пациенты являются эутиреоидными. Уровень гормонов щитовидной железы обычно нормализуется без лечения после родов.

HG — это клинический диагноз, основанный на симптомах и исключении других состояний.Как и невирапин, для диагностики HG не требуется специального тестирования; тем не менее, УЗИ брюшной полости и таза может быть полезным для исключения других причин, таких как заболевание желчного пузыря, пузырный занос, а также для диагностики многоплодной беременности. Дифференциальный диагноз включает невирапин, острый тиреоидит, расстройства пищевого поведения, заболевание желчевыводящих путей, вирусный гепатит и гастроэзофагеальную рефлюксную болезнь.

Результат

В отличие от невирапина, HG ассоциируется как с неблагоприятными исходами для матери, так и для плода. В исследовании более 150000 одноплодных беременностей младенцы, рожденные от женщин с гиперемезисом и низкой прибавкой в ​​весе во время беременности (<7 кг), с большей вероятностью имели низкий вес при рождении, небольшой для гестационного возраста, рожденные до 37 недель гестации и 5- минутная оценка по шкале Апгар <7 [5].

Общие материнские осложнения включают потерю веса, обезвоживание, дефицит питательных микроэлементов и мышечную слабость. Более серьезные, хотя и редкие, осложнения включают слезы Мэллори-Вейсса, разрыв пищевода, энцефалопатию Вернике с психозом Корсакова или без него, миелинолиз центрального моста из-за быстрой коррекции тяжелой гипонатриемии, кровоизлияния в сетчатку и спонтанного пневмомедиастинума [47]. Сообщалось также о спазме сосудов головного мозга из-за повышенной симпатической активности [115].

HG способствует возникновению многих психологических проблем и может привести к прерыванию желанной беременности и снижению вероятности попытки повторной беременности [116]. Poursharif et al. обнаружили, что 15% из 808 женщин с HG имели по крайней мере одно прерывание из-за болезни. Интересно, что у тех женщин, которые прервали беременность, не было более тяжелого заболевания, чем у женщин с HG, которые сохранили беременность, но в два раза больше вероятность того, что их врач был безразличен или не обращал внимания на тяжесть их болезни [117].

Долгосрочные последствия HG для матерей неизвестны. Несколько исследований показывают повышенный риск рака груди [118]. Имеются также сообщения о повышенных показателях депрессии, посттравматического стрессового расстройства и различных неврологических расстройств [39].

Некоторые исследования не обнаружили повышенного риска неблагоприятных исходов для плода у женщин с HG. Bashiri et al., Например, сообщили о более низкой частоте самопроизвольных выкидышей на ранних сроках у женщин с ГГ по сравнению с населением в целом и не обнаружили различий в перинатальных исходах [6].Однако в других исследованиях была обнаружена связь между HG и задержкой роста плода, преэклампсией и малостью для гестационного возраста [119]. В ретроспективном исследовании 3068 женщин HG был связан с более ранними родами и более низкой массой тела при рождении. Эти исходы наиболее вероятны у женщин, потерявших более 5% массы тела перед беременностью [120]. Аналогичным образом Dodds et al. обнаружили более высокие показатели низкой массы тела при рождении, преждевременных родов и гибели плода у женщин с ХГ, которые в целом набрали менее 7 кг во время беременности [5].Многократные госпитализации по поводу HG, по-видимому, являются еще одним фактором риска более низкой массы тела новорожденного при рождении [108].

Различные врожденные пороки развития чаще наблюдались у женщин с ХГ [32]. К ним относятся синдром Дауна, дисплазия тазобедренного сустава, неопущенные яички, пороки развития скелета, дефекты центральной нервной системы и кожные аномалии. Сообщалось о коагулопатии и хондродисплазии плода из-за дефицита витамина К [121] с внутричерепным кровоизлиянием плода в третьем триместре [122].Некоторые виды рака у детей, такие как рак яичек или лейкемия, также были связаны с материнским HG, однако данные противоречивы [39].

ЛЕЧЕНИЕ

Целью лечения является улучшение симптомов при минимальном риске для матери и плода. Чтобы достичь этого, обычно требуется мультимодальный подход, адаптированный к каждому человеку. Методы лечения варьируются от простых диетических модификаций до лекарственной терапии и полного родительского питания. Степень тяжести симптомов и потеря веса матери важны для определения агрессивности лечения.Для оценки тяжести симптомов можно использовать PUQEscore и опросник по влиянию гиперемезии на симптомы (HIS). Обновленная оценка PUQE оценивает симптомы в течение 24 часов [123], в то время как HIS учитывает психосоциальные факторы в дополнение к физическим симптомам [124].

В настоящее время исследования показывают, что лечение невирапина неоптимально. Одно недавнее проспективное исследование 283 женщин, принимавших невирапин в первом триместре, показало, что только половину из них спросили об интенсивности и серьезности их симптомов, менее четверти опрошенных, мешали ли их симптомы их повседневным задачам и работе.В этом исследовании Lacasse et al. Только 27% женщин были предложены противорвотные средства, а еще 14% было рекомендовано нефармакологическое лечение [125].

Нефармакологическая терапия

Диетические меры

Начальная терапия невирапина и гормона роста должна включать изменения в диете. Пострадавшим женщинам следует избегать обильных приемов пищи и вместо этого есть несколько небольших приемов пищи в течение дня, которые являются мягкими и с низким содержанием жира, поскольку жирная пища может еще больше замедлить опорожнение желудка. Употребление в пищу большего количества белков, чем углеводов, и употребление большего количества жидкости, чем твердой пищи, также может уменьшить тошноту, улучшая желудочные аритмии, связанные с невирапином [82].Рекомендуются небольшие объемы соленых жидкостей, таких как спортивные напитки с заменой электролитов, а если запах горячей пищи является ядовитым, следует приготовить холодную пищу [126].

Эмоциональная поддержка

Эмоциональную поддержку всегда должен предлагать медицинский работник. Кроме того, поддерживающая психотерапия, поведенческая терапия и гипнотерапия могут быть полезны женщинам с тяжелыми симптомами и / или тем, у кого личностные характеристики, супружеские или семейные конфликты играют роль [60].Цель психотерапии — не вникать в психологию, которая может способствовать НВП, а скорее воодушевить, объяснить, успокоить и позволить пациенту выразить стресс [95].

Акупрессура / иглоукалывание

Акупрессура китайской точки акупунктуры P6 (Нейгуань) снижает тошноту у пациентов с тошнотой, вызванной химиотерапией, а также послеоперационной тошнотой и рвотой, и может быть полезна при лечении HG. В соответствии с принципом ци, приложение давления к этой точке блокирует ненормальное замедление энергии и облегчает симптомы, связанные с точкой давления [13].Давление может производиться вручную или с помощью резинки на внутренней стороне запястья. Кроме того, ReliefBand, электрический стимулятор нервов на батарейках, который можно носить на запястье, недавно был одобрен FDA и может также использоваться для стимуляции участка P6 [127].

Доказательства наличия акупрессуры противоречивы. Один обзор семи испытаний показал, что точечный массаж точки Нэйгуань может облегчить симптомы тошноты [128]. Недавнее плацебо-контролируемое исследование 60 женщин, принимавших невирапин, показало, что группа лечения испытала облегчение от тошноты на следующий день после начала точечного массажа на участке P6, который длился до конца периода наблюдения.Для сравнения, группа, получавшая точечный массаж на незначительном участке, испытала первоначальное облегчение симптомов, но к 6-му дню симптомы вернулись и не отличались от группы, не получавшей лечения [129].

Хотя исследования преимуществ акупрессуры не дали окончательных результатов, некоторые эксперты считают, что это вмешательство следует предлагать, так как нет известных побочных эффектов [130].

Иглоукалывание менее изучено, но одно слепое рандомизированное контролируемое исследование с участием 593 женщин менее 14 недель беременности показало, что у женщин, получавших иглоукалывание еженедельно в течение 4 недель, было меньше тошноты и сухой рвоты по сравнению с контрольной группой [131].Однако не исключено, что состояние некоторых женщин улучшилось просто с увеличением срока беременности [13].

Имбирь

Имбирь — единственное нефармакологическое вмешательство, рекомендованное Американским колледжем акушерства и гинекологии [132]. Считается, что имбирь помогает улучшить невирапин, стимулируя моторику желудочно-кишечного тракта и стимулируя отток слюны, желчи и желудочного секрета. Было показано, что один компонент имбиря обладает такой же активностью, что и антагонист 5-HT3, ондансетрон.Кроме того, было обнаружено, что его экстракт подавляет рост некоторых штаммов H. pylori [133].

В двойном слепом рандомизированном перекрестном исследовании 70% женщин с HG, получавших 250 мг порошкообразного корня имбиря четыре раза в день, предпочли период приема имбиря по сравнению с периодом приема плацебо. Женщины, принимавшие имбирь, также сообщили о значительно более выраженном облегчении симптомов [134]. Аналогичным образом, во втором испытании с участием 70 беременных женщин на сроке беременности 17 недель или менее, получавших 250 мг имбиря четыре раза в день или плацебо для Через 4 дня было обнаружено, что у женщин в группе лечения наблюдалось значительное улучшение симптомов тошноты по сравнению с женщинами в группе плацебо ( P <.001) [135].

Что касается безопасности имбиря при беременности, исследование «случай-контроль» с участием 187 беременных женщин не выявило увеличения частоты серьезных пороков развития при использовании имбиря в первом триместре [136]. Однако теоретический риск кровотечения существует, поскольку имбирь ингибирует томбоксансинтетазу и может подавлять функцию тромбоцитов. Таким образом, одновременный прием антикоагулянтов с имбирем не рекомендуется [137].

Фармакологическое лечение

Пиридоксин-доксиламин

Комбинация пиридоксина (витамин B6) (категория беременности A) и доксиламина (категория B), ранее доступная как бендектин, является единственным лекарством, специально маркированным для лечения NVP. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.Он по-прежнему доступен в Канаде в виде таблеток с отсроченным высвобождением, содержащих 10 мг пиридоксина и 10 мг доксиламина под торговым названием диклектин.

Бенедектин был снят с продажи в 1983 году в США из-за сообщений о врожденных пороках развития при использовании в первом триместре. Однако до его отмены 30 миллионов женщин принимали его в течение почти 25 лет. Несколько небольших рандомизированных контролируемых исследований подтверждают его эффективность [138]. Кроме того, метаанализ, включавший 170 000 воздействий, показал, что комбинация пиридоксин-доксиламин безопасна и не вызывает побочных эффектов у плода [139].Другие крупные исследования также не показали увеличения врожденных аномалий по сравнению с фоновой частотой [140]. Тем не менее Бенедектин по-прежнему не продается в США. Однако женщины могут делать свои собственные препараты, комбинируя 10 мг пиридоксина с половиной таблетки Unisom, которая представляет собой 25 мг доксиламина.

В качестве альтернативы можно принимать пиридоксин сам по себе. Хотя взаимосвязи между уровнями пиридоксина и невирапина не обнаружено, несколько исследований показали улучшение показателей тошноты у пациентов, принимающих пиридоксин с тяжелой тошнотой [141], и уменьшение эпизодов рвоты по сравнению с женщинами, принимающими плацебо [138].Нет никаких известных доказательств токсичности витамина B6, однако пиридоксин в больших дозах был связан с обратимой периферической невропатией у небеременных взрослых [13].

Противорвотные средства

Фенотиазины, хлорпромазин (торазин) и прохлорперазин (компазин) являются центральными и периферическими антагонистами дофамина, которые, как было показано, уменьшают симптомы у невирапина и HG [142]. Они относятся к категории беременности C.

Исследование с участием 12 764 беременных женщин выявило несколько повышенный риск врожденных дефектов при использовании фенотиазинов в первом триместре, особенно при использовании хлорпромазина, однако потенциальных мешающих факторов, таких как употребление алкоголя и продолжительность лечения, не было [ 143].Другое исследование показало, что у младенцев от матерей, принимавших хлорпромазин, наблюдались экстрапирамидные признаки и желтуха; значимых нарушений постнатального развития не было [144].

Прометазин (фенерган) не показал тератогенных эффектов в одном исследовании [145], но в другом исследовании было обнаружено усиление врожденного вывиха бедра [146].

Промоторные агенты

Метоклопрамид (Реглан) широко используется для лечения невирапина [147]. Это категория беременности B. Считается, что метоклопрамид улучшает симптомы за счет увеличения давления нижнего сфинктера пищевода и увеличения желудочного транзита.Он также корректирует желудочные аритмии, стимулируя антральные сокращения и стимулируя антродуоденальные сокращения. Недавнее исследование показало, что 10 мг метоклопрамида каждые 8 ​​часов так же эффективны для уменьшения количества эпизодов рвоты и улучшения самочувствия у женщин с HG во время их первой госпитализации, как и 25 мг прометазина, вводимого каждые 8 ​​часов в течение 24 часов. Профиль побочных эффектов был лучше в группе, получавшей метоклопрамид, с меньшей сонливостью, головокружением и дистонией [148].

Что касается безопасности, исследование 81703 родов в период с 1998 по 2007 год в Израиле, при котором метоклопрамид подвергался воздействию 4,2% женщин, не выявило повышенного риска серьезных врожденных пороков развития, низкой массы тела при рождении, преждевременных родов или перинатальной смерти при применении метаклопрамида. используйте [149]. Аналогичным образом, датское исследование 309 беременных женщин, принимающих метаклопрамид, не выявило повышенного риска [150].

Несмотря на свою эффективность, использование метоклопрамида ограничено профилем его побочных эффектов, который включает дистонию, беспокойство и сонливость.В 2009 году FDA добавило метоклопрамиду предупреждение в виде черного ящика из-за риска поздней дискинезии при хроническом применении.

Другие прокинетики, такие как домперидон и эритромицин, при невирапин не изучались [74].

Антигистаминные и антихолинергические препараты

Антигистаминные препараты косвенно влияют на вестибулярную систему, уменьшая стимуляцию центра рвоты [151]. Рандомизированные контролируемые исследования использования антигистаминных препаратов при невирапинах ограничены; однако было показано, что меклизин (анитверт), дименгирдинат (драмамин) и дифенгирамин (бенадрил) лучше контролируют симптомы, чем плацебо [142].Кроме того, объединенные данные семи испытаний с 1951 по 1975 год показали, что антигистаминные препараты эффективны [152]. Метаанализ более 24 контролируемых исследований с участием более 200 000 беременных женщин показал, что антигистаминные препараты (в частности, блокаторы h2), назначенные в течение первого триместра, не увеличивали тератогенный риск [153]. Ранее считалось, что меклизин обладает тератогенным действием, но теперь исследования показывают, что его безопасно использовать во время беременности [154]. Дименгидринат и дифенгидрамин имеют противоречивые результаты по безопасности [74].

В одном исследовании женщин, перенесших плановое кесарево сечение, трансдермальный скополамин оказался более эффективным при уменьшении тошноты, рвоты и рвоты из-за эпидуральной анальгезии морфином по сравнению с плацебо [155]. Однако исследований по применению скополамина в первом триместре нет, поскольку скополамин может вызывать хромосомные аберрации и обмены сестрин-хроматид в здоровых взрослых лимфоцитах, а также может приводить к врожденным порокам развития, включая деформации конечностей и туловища [156].

Другие препараты

Ондансетрон (Зофран) (категория беременности B) широко используется для лечения послеоперационной тошноты и рвоты, вызванных химиотерапией, и в настоящее время является одним из наиболее часто назначаемых противорвотных средств [157].Считается, что он действует как центрально, так и периферически, блокируя серотониновые рецепторы в тонком кишечнике и в мозговом центре рвоты [151]. Его безопасность во время беременности была определена в недавнем исследовании, которое не показало значительного увеличения числа выкидышей, серьезных пороков развития или веса при рождении между младенцами, получавшими ондансетрон, и контрольной группой, не подвергавшейся воздействию [158].

Было проведено одно рандомизированное контролируемое исследование ондансетрона для лечения HG. В этом небольшом исследовании с участием 30 женщин не было обнаружено никакой пользы от ондансетрона 10 мг, вводимого внутривенно каждые 8 ​​часов по мере необходимости, по сравнению с прометазином 50 мг, вводимым внутривенно каждые 8 ​​часов с точки зрения тошноты, увеличения веса, количества дней госпитализации или общих доз лекарства [46] .Однако было обнаружено, что прометазин вызывает большее седативное действие. Тем не менее, сообщения о случаях и обширный клинический опыт подтверждают эффективность ондансетрона для лечения HG и его лучшую переносимость по сравнению с более старыми противорвотными средствами [159, 160].

Дроперидол (инапсин) — антагонист дофамина, который является эффективным противорвотным средством при послеоперационной тошноте и рвоте. Небольшое исследование женщин с ГГ показало, что сочетание непрерывной инфузии дроперидола и болюсного внутривенного введения дифенгидрамина привело к более коротким госпитализациям и меньшему количеству повторных госпитализаций по сравнению с исторической контрольной группой, которая получала другие формы парентеральной терапии.Кроме того, не было значительных различий в материнских или перинатальных исходах [161]. Однако следует отметить, что дроперидол имеет предупреждение в виде черного ящика, поскольку он может вызывать удлинение интервала QT и сердечные аритмии [74].

Пероральные и внутривенные кортикостероиды использовались для резистентных случаев HG с различными результатами. Считается, что они оказывают противорвотное действие на триггерную зону хеморецепторов в стволе мозга, а также постулируют, что они корректируют «относительную надпочечниковую недостаточность», вызванную HG, при которой гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система неспособна реагировать на повышенные потребности кортизола. на ранних сроках беременности.

В рандомизированном контролируемом исследовании с участием 40 женщин с HG, получавших метилпреднизолон 16 мг перорально 3 раза в день в течение 3 дней с последующим снижением дозы на 2 недели по сравнению с 25 мг прометазина перорально 3 раза в день в течение 2 недель, более низкая частота повторных — госпитализация была обнаружена в группе, получавшей стероиды [162]. Другие исследования не показали статистически значимого преимущества кортикостероидов. Рандомизированное исследование Yost et al. не было обнаружено значительного уменьшения количества посещений скорой помощи или повторных госпитализаций при добавлении парентерального и перорального метилпреднизолона к режиму прометазина и метоклопрамида [163].

Нет установленных руководств по использованию кортикостероидов для HG. Однако возможный режим, который был предложен, состоит в том, чтобы 48 мг метилпреднизолона вводить перорально или внутривенно в три приема в течение двух-трех дней. Если в течение трех дней не наблюдается ответа, рекомендуется прекратить лечение, поскольку ответ после 72 часов маловероятен [151].

Что касается безопасности, недавний метаанализ показал небольшое увеличение основных пороков развития и 3,4-кратное увеличение расщелины ротовой полости у младенцев, матери которых принимали кортикостероиды в первом триместре [164].

В последнее время проявился интерес к кислотоснижающим препаратам для невирапина, поскольку одно недавнее когортное исследование показало, что у женщин с одновременно невирапином и изжогой и / или кислотным рефлюксом тошнота и рвота были более тяжелыми, чем у женщин без изжоги или кислотного рефлюкса [165]. Более того, последующие исследования показали, что лечение изжоги и / или рефлюкса приводит к улучшению показателей PUQE и качества жизни [166].

Антациды, содержащие алюминий или кальций, являются препаратами первой линии для лечения кислотного рефлюкса и изжоги во время беременности и могут использоваться для лечения женщин с невирапином.Магнийсодержащие антациды вызывают нефролитиаз, гипотонию и респираторную недостаточность у плода и не рекомендуются во время беременности. Антациды, содержащие бикарбонаты, могут вызывать метаболический ацидоз плода и перегрузку жидкостью, поэтому их применение не рекомендуется [167].

Блокаторы h3 и ингибиторы протонной помпы можно безопасно использовать для лечения кислотного рефлюкса и / или изжоги у женщин, принимающих невирапин [168, 169].

Нутриционная поддержка

Для женщин с трудноизлечимыми симптомами, которые не реагируют на изменение диеты и фармакологического лечения и не могут поддерживать вес за счет перорального приема, может потребоваться нутритивная поддержка.В этой популяции следует использовать внутривенную инфузионную терапию, энтеральное питание или парентеральное питание для предотвращения задержки внутриутробного развития плода, обезвоживания и истощения матери.

Роль внутривенной гидратации заключается в увеличении объема и восстановлении электролитов. Госпитализированным пациентам при необходимости можно быстро ввести физиологический раствор или раствор Рингера с лактатом, а затем скорректировать его для соответствия диурезу. Внутривенно тиамин следует вводить перед любыми жидкостями, содержащими декстрозу, чтобы избежать энцефалопатии Вернике.Женщины, нуждающиеся в многократной госпитализации, могут быть рассмотрены для внутривенной гидратации в домашних условиях [74].

Следует рассмотреть возможность энтерального зондового питания и полного парентерального питания, если внутривенная терапия не способствует уменьшению симптомов и все еще сохраняется дефицит калорий. Однако исследования энтерального питания для HG ограничены. Одно небольшое исследование женщин с HG, получавших энтеральное питание с использованием 8-французского назогастрального зонда, показало улучшение симптомов в течение 24 часов после установки зонда.Через 8 дней пациенты были выписаны, в среднем на 43 дополнительных дня амбулаторного энтерального питания, после чего оральное питание можно было возобновить [170].

В дополнение к назогастральным зондам, для поддержания питания у женщин с HG успешно использовались зонды для чрескожной эндоскопической гастростомии (PEG) [171]. Однако оба эти режима кормления ограничены риском усиления тошноты и рвоты, вызванных внутрижелудочным кормлением. Постпилорические зонды для кормления, как назоеюнальные [172, 173], так и чрескожная эндоскопическая гастроеюностомия [174], пытались снизить этот риск, однако смещение зондов [175] из-за продолжающейся рвоты и рвоты и скручивания желудка является частым осложнением. .Кроме того, назоэнтериальные трубки, как назогастральные, так и назоеюнальные, плохо переносятся многими женщинами из-за эстетических соображений и физического дискомфорта. Недавно хирургическая еюностомия была описана как альтернативный способ питания для женщин с HG. В одном небольшом исследовании пяти женщинам с HG была выполнена хирургическая еюностомия во втором триместре. Изотоническое питание через зонд вводилось до целевого калорийного фактора. Увеличение веса матери произошло в 5 из 6 беременностей, и все беременности закончились доношенными родами.Никаких серьезных осложнений не возникло, что позволяет предположить, что еюностомия может быть безопасным и эффективным методом нутритивной поддержки у женщин с HG [176].

Для женщин, которые не переносят энтеральное питание, следует рассмотреть возможность парентерального питания. Однако это лечение является дорогостоящим и связано со значительной материнской заболеваемостью. Russo-Steiglitz et al. сообщили о 9% частоте осложнений при парентеральном питании через периферически введенные центральные катетеры во время беременности и о 50% частоте осложнений при использовании центрально установленных катетеров.Инфекция и тромбоз были двумя наиболее часто встречающимися осложнениями и предположительно возникли в результате гиперкоагуляции, связанной с беременностью, и иммунологического подавления [177]. Holmgren и др. Аналогичным образом показали высокий уровень осложнений у женщин, которым вводили парентеральное питание через PICC. В исследовании 94 женщин с HG 66,4% из тех, кто получал парентеральное питание через PICC, требовали лечения тромбоэмболии, инфекции или того и другого. Пациенты, получавшие парентеральное питание, также имели более высокий уровень неонатальных осложнений, включая поступление в отделение интенсивной терапии новорожденных, небольшой размер для гестационного возраста, прерывание беременности из-за HG и потерю плода по сравнению с женщинами, получавшими энтеральное питание [178].Таким образом, хотя парентеральное питание может быть более приемлемым для пациентов, его следует использовать только для отдельных пациентов с HG.

Информация для авторов

Ноэль М. Ли, Школа медицины и общественного здравоохранения Университета Висконсина, Сентенниал Билдинг, UW Medical Foundation, 1685 Highland Avenue, Madison, WI 53705, телефон: (608) 263-1995, факс: (608) 265-5677.

Сумона Саха, Отделение гастроэнтерологии и гепатологии, Школа медицины и общественного здравоохранения Университета Висконсина, Столетнее здание Медицинского фонда UW, 1685 Highland Avenue, комната 4224, Мэдисон, штат Висконсин, 53705, телефон: (608) 263-1995, факс: (608) 265-5677.

Отравление при беременности | SpringerLink

Справочная работа

Первый онлайн:

Реферат

Было сказано, что для ведения беременной пациентки требуется лечение двух пациентов сразу мать и плод. Эта парадигма двойного управления часто рассматривается как сложный баланс между преимуществами для матери и рисками для плода и наоборот.В случае с отравленными пациентами это приобретает еще большую сложность, особенно с учетом относительной нехватки литературы, подтверждающей или опровергающей любую данную рекомендацию по лечению. Повышение остроты зрения у тяжелобольного пациента доводит эту ситуацию до критической точки, поскольку смерть матери, плода или обоих становится все более вероятной. В этой главе более подробно обсуждаются конкретные рекомендации, но, как правило, лучший подход ко всем беременным отравленным пациенткам — это относиться к матери так же, как если бы она не была беременной.Повышение выживаемости матери обычно приводит к повышению выживаемости плода.

Ключевые слова Беременность Тератологии Тератогенного задержки внутриутробного развития Преждевременные роды гибели плода Отслойка плаценты Окись углерода Вальпроевая кислота триметадион Фенитоин Варфарин талидомид изотретиноин Плацента Активированный уголь орошения цельнозерновой кишечника Противоядия абортивных ацетаминофен Н -Acetylcysteine ​​Салицилаты железа Дефероксамин Цианид натрия Hydroxycobalamin Нитрит натрия тиосульфата Кокаин Опиоиды Отказ от опиоидов Сульфат магния Метотрексат Окситоцин

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в систему

, чтобы проверить доступ.

Система оценок уровней доказательств, подтверждающих рекомендации в

Токсикологии интенсивной терапии, 2-е издание

  1. I

    Доказательства получены по крайней мере в результате одного должным образом рандомизированного контролируемого исследования.

  2. II-1

    Доказательства получены в результате хорошо спланированных контролируемых испытаний без рандомизации.

  3. II-2

    Доказательства, полученные в результате хорошо спланированных когортных или аналитических исследований случай – контроль, предпочтительно из более чем одного центра или исследовательской группы.

  4. II-3

    Доказательства, полученные из нескольких временных рядов с вмешательством или без него. Драматические результаты неконтролируемых экспериментов (например, результаты введения лечения пенициллином в 1940-х годах) также могут рассматриваться как свидетельства этого типа.

  5. III

    Мнения авторитетных органов, основанные на клиническом опыте, описательных исследованиях и отчетах о случаях заболевания или отчетах комитетов экспертов.

Ссылки

  1. 1.

    Моури Дж. Б., Спайкер Д. А., Кантилена-младший Л. Р., Макмиллан Н., Форд М. Годовой отчет Национальной системы данных о ядах (NPDS) Американской ассоциации токсикологических центров за 2013 год: 31-й годовой отчет. Clin Toxicol (Phila). 2014. 52 (10): 1032–283. DOI: 10.3109 / 15563650.2014.987397.

    CrossRefGoogle Scholar

  2. 2.

    Cressman AM, Natekar A, Kim E, Koren G, Bozzo P. Злоупотребление кокаином во время беременности. J Obstet Gynaecol Can. 2014; 36 (7): 628–31.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  3. 3.

    Хардт Н., Вонг Т.Д., Берт М.Дж., Харрисон Р., Винтер В., Рот Дж. Распространенность отпускаемых по рецепту и запрещенных лекарств среди связанных с беременностью неестественных смертей матерей Флориды, 1999–2005 гг. J Forensic Sci. 2013. 58 (6): 1536–41. DOI: 10.1111 / 1556-4029.12219.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  4. 4.

    Zelner I., Matlow J, Hutson JR, et al. Острое отравление во время беременности: наблюдения консорциума исследователей токсикологии. J Med Toxicol. 2015. doi: 10.1007 / s13181-015-0467-у.

    PubMedPubMedCentralGoogle Scholar

  5. 5.

    Чейзель А.Е., Тимар Л., Сусански Э. Время попытки самоубийства путем самоотравления во время беременности и исходы беременности. Int J Gynaecol Obstet. 1999. 65 (1): 39–45. DOI: S002072929

    77 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  6. 6.

    Flint C, Larsen H, Nielsen GL, Olsen J, Sorensen HT. Исход беременности после попытки суицида с помощью наркотиков: датское популяционное исследование. Acta Obstet Gynecol Scand.2002. 81 (6): 516–22. doi: aog810607 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  7. 7.

    Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, HHS. Содержание и формат маркировки рецептурных лекарственных препаратов и биологических продуктов; требования к маркировке беременности и кормления грудью. окончательное правило. Fed Regist. 2014. 79 (233): 72063–103.

    Google Scholar

  8. 8.

    Lo WY, Friedman JM. Тератогенность недавно введенных лекарств при беременности у человека. Obstet Gynecol. 2002. 100 (3): 465–73.DOI: S0029784402021221 [pii].

    PubMedGoogle Scholar

  9. 9.

    Leikin JB, Paloucek F, редакторы. Справочник Лейкина и Палоучека по отравлениям и токсикологии. 2-е изд. Хадсон: Lexi-comp; 1998.

    Google Scholar

  10. 10.

    Сизель А., Сентези И., Мольнар Г. Отсутствие влияния самоотравления на последующий репродуктивный результат. Mutat Res. 1984. 127 (2): 175–82. DOI: 0027-5107 (84) -8 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  11. 11.

    Чейзель А.Е., Томсик М., Тимар Л.Тератологическая оценка 178 младенцев, рожденных от матерей, которые пытались покончить жизнь самоубийством с помощью наркотиков во время беременности. Obstet Gynecol. 1997. 90 (2): 195–201. DOI: S0029-7844 (97) 00216-0 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  12. 12.

    Петик Д., Чейзель Б., Банхиди Ф., Чейзель А.Е. Исследование риска умственной отсталости среди детей беременных женщин, которые пытались покончить жизнь самоубийством с помощью передозировки наркотиками. J Inj Violence Res. 2012; 4 (1): 10–9. DOI: 10.5249 / jivr.v4i1.85.

    PubMedPubMedCentralCrossRefGoogle Scholar

  13. 13.

    Reefhuis J, Devine O, Friedman JM, Louik C, Honein MA, Национальное исследование по профилактике врожденных дефектов. Конкретные СИОЗС и врожденные дефекты: байесовский анализ для интерпретации новых данных в контексте предыдущих отчетов. BMJ. 2015; 351: h4190. DOI: 10.1136 / bmj.h4190.

    PubMedPubMedCentralCrossRefGoogle Scholar

  14. 14.

    Myles N, Newall H, Ward H, Large M. Систематический метаанализ индивидуальных селективных препаратов-ингибиторов обратного захвата серотонина и врожденных пороков развития.Aust N Z J Psychiatry. 2013. 47 (11): 1002–12. DOI: 10.1177 / 00048674134.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  15. 15.

    Thorp Jr JM. Управление лекарственной зависимостью, передозировкой и абстинентным синдромом у акушерского пациента. Obstet Gynecol Clin North Am. 1995. 22 (1): 131–42.

    PubMedGoogle Scholar

  16. 16.

    Данненберг А.Л., Картер Д.М., Лоусон Х.В., Эштон Д.М., Дорфман С.Ф., Грэм Э. Убийство и другие травмы как причины материнской смертности в Нью-Йорке, 1987–1991.Am J Obstet Gynecol. 1995. 172 (5): 1557–64. DOI: 0002-9378 (95)

    -4 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  17. 17.

    Fine J. Репродуктивные и перинатальные принципы. В: Hoffman R, Howland M, Lewin N, Nelson L, Goldfrank L, редакторы. Экстренные токсикологические состояния Голдфрэнка. 10-е изд. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 2015.

    Google Scholar

  18. 18.

    Van Hoesen KB, Camporesi EM, Moon RE, Hage ML, Piantadosi CA. Следует ли использовать гипербарический кислород для лечения беременной пациентки с острым отравлением угарным газом? Отчет о болезни и обзор литературы.ДЖАМА. 1989. 261 (7): 1039–43.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  19. 19.

    Huebers HA, Finch CA. Трансферрин: физиологическое поведение и клинические последствия. Кровь. 1984. 64 (4): 763–7.

    PubMedGoogle Scholar

  20. 20.

    Aisen P, Brown EB. Железосвязывающая функция трансферрина в метаболизме железа. Semin Hematol. 1977; 14 (1): 31–53.

    PubMedGoogle Scholar

  21. 21.

    Карри С.К., Бонд Г.Р., Рашке Р., Теллез Д., Виггинс Д. Овечья модель отравления материнским железом во время беременности.Ann Emerg Med. 1990. 19 (6): 632–8. DOI: S0196-0644 (05) 82466-7 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  22. 22.

    Nau H, Helge H, Luck W. Вальпроевая кислота в перинатальном периоде: снижение связывания с белками материнской сыворотки приводит к накоплению у плода и неонатальному перемещению препарата и некоторых метаболитов. J Pediatr. 1984. 104 (4): 627–34.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  23. 23.

    Selden BS, Burke TJ. Полное выздоровление матери и плода после длительной остановки сердца.Ann Emerg Med. 1988. 17 (4): 346–349. DOI: S0196-0644 (88) 80779-0 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  24. 24.

    Jeejeebhoy F, Windrim R. Ведение остановки сердца во время беременности. Лучшая практика Res Clin Obstet Gynaecol. 2014. 28 (4): 607–18. DOI: 10.1016 / j.bpobgyn.2014.03.006.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  25. 25.

    Ванден Хук Т.Л., Моррисон Л.Дж., Шустер М. и др. Часть 12: остановка сердца в особых ситуациях: Рекомендации Американской кардиологической ассоциации по сердечно-легочной реанимации и неотложной сердечно-сосудистой помощи, 2010 г.Тираж. 2010; 122 (18 Suppl 3): S829–61. DOI: 10.1161 / CIRCULATIONAHA.110.971069.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  26. 26.

    Krauer B, Krauer F, Hytten FE. Распределение лекарств и фармакокинетика в отделении матери-плаценты-плода. Pharmacol Ther. 1980. 10 (2): 301–28. DOI: 0163-7258 (80) -6 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  27. 27.

    Гимовский М.Л., Колено Д. История болезни плода по мониторингу сердечного ритма. Мониторинг ЧСС и передозировка имипрамина. J Perinatol.1995. 15 (3): 246–9.

    PubMedGoogle Scholar

  28. 28.

    Jones JS, Dickson K, Carlson S. Неизвестная беременность у пациентки с передозировкой или отравлением. Am J Emerg Med. 1997. 15 (5): 538–41.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  29. 29.

    Корен Г. Токсикология матери и плода: руководство для клинициста. 2-е изд. Нью-Йорк: Марсель Деккер; 1994.

    Google Scholar

  30. 30.

    Benson BE, Hoppu K, Troutman WG, et al. Обновление позиционного документа: промывание желудка для деконтаминации желудочно-кишечного тракта.Clin Toxicol (Phila). 2013. 51 (3): 140–6. DOI: 10.3109 / 15563650.2013.770154.

    CrossRefGoogle Scholar

  31. 31.

    Тененбейн М. Древние методы лечения. Clin Toxicol (Phila). 2013. 51 (3): 128–9. DOI: 10.3109 / 15563650.2013.771741.

    CrossRefGoogle Scholar

  32. 32.

    Chyka PA, Seger D, Krenzelok EP, Vale JA, Американская академия клинической токсикологии, Европейская ассоциация токсикологических центров и клинических токсикологов. Документ с изложением позиции: однократный активированный уголь.Clin Toxicol (Phila). 2005. 43 (2): 61–87.

    CrossRefGoogle Scholar

  33. 33.

    Документ с изложением позиции: катарсис. J Toxicol Clin Toxicol. 2004. 42 (3): 243–53.

    Google Scholar

  34. 34.

    Д’Асколи П., Галл С. Распространенные яды. В: Глейхер Н., редактор. Принципы медикаментозной терапии при беременности. Нью-Йорк: Пленум Пресс; 1985.

    Google Scholar

  35. 35.

    Turk J, Aks S, Ampuero F, Hryhorczuk DO. Успешная терапия интоксикации железом при беременности с помощью внутривенного введения дефероксамина и орошения всего кишечника.Vet Hum Toxicol. 1993. 35 (5): 441–4.

    PubMedGoogle Scholar

  36. 36.

    Ван Амейд К.Дж., Тененбейн М. Орошение всего кишечника во время беременности. Am J Obstet Gynecol. 1989. 160 (3): 646–7.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  37. 37.

    Thanacoody R, Caravati EM, Troutman B, et al. Обновление позиционного документа: орошение всего кишечника для деконтаминации желудочно-кишечного тракта у пациентов с передозировкой. Clin Toxicol (Phila). 2015; 53 (1): 5–12. DOI: 10.3109 / 15563650.2014.989326.

    CrossRefGoogle Scholar

  38. 38.

    Horowitz RS, Dart RC, Jarvie DR, Bearer CF, Gupta U. Перенос через плаценту

    N

    -ацетилцистеин после токсичности ацетаминофена у матери. J Toxicol Clin Toxicol. 1997. 35 (5): 447–51.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  39. 39.

    Spence AG. Липидная реверсия симптомов токсичности бупивакаина со стороны центральной нервной системы. Анестезиология. 2007. 107 (3): 516–7. DOI: 10.1097 / 01.anes.0000278864.75082,72.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  40. 40.

    Lipman S, Cohen S, Einav S, et al. Согласованное заявление Общества акушерской анестезии и перинатологии по ведению пациентов с остановкой сердца во время беременности. Anesth Analg. 2014. 118 (5): 1003–16. DOI: 10.1213 / ANE.0000000000000171.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  41. 41.

    Bailey B. Существуют ли тератогенные риски, связанные с антидотами, применяемыми при неотложной помощи отравленных беременных женщин? Врожденные пороки Res A Clin Mol Teratol.2003. 67 (2): 133–40. DOI: 10.1002 / bdra.10007.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  42. 42.

    Strom RL, Schiller P, Seeds AE, Bensel RT. Смертельное отравление железом у беременной женщины. Minn Med. 1976; 59 (7): 483–9.

    PubMedGoogle Scholar

  43. 43.

    Manoguerra AS. Отравление железом: сообщение о смертельном случае у взрослого. Am J Hosp Pharm. 1976; 33 (10): 1088–90.

    PubMedGoogle Scholar

  44. 44.

    Позиция и практические рекомендации по использованию многодозного активированного угля при лечении острого отравления.Американская академия клинической токсикологии; Европейская ассоциация ядовитых центров и клинических токсикологов. J Toxicol Clin Toxicol. 1999. 37 (6): 731–51.

    Google Scholar

  45. 45.

    Nadeau-Fredette AC, Hladunewich M, Hui D, Keunen J, Chan CT. Терминальная стадия почечной недостаточности и беременность. Adv Chronic Kidney Dis. 2013. 20 (3): 246–52. DOI: 10.1053 / j.ackd.2013.01.010.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  46. 46.

    Вазири Н.Д., Кумар К.П., Мирахмади К., Розен С.М.Гемодиализ в лечении острого отравления хлоралгидратом. Саут Мед Дж. 1977 г., 70 (3): 377–8.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  47. 47.

    Kurtz GG, Michael UF, Morosi HJ, Vaamonde CA. Гемодиализ при беременности. Сообщение о случае отравления глютетимидом, осложнившегося острой почечной недостаточностью. Arch Intern Med. 1966. 118 (1): 30–2.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  48. 48.

    Trebbin WM. Гемодиализ и беременность. ДЖАМА. 1979; 241 (17): 1811–2.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  49. 49.

    Hou S. Беременность у женщин, которым требуется диализ по поводу почечной недостаточности. Am J Kidney Dis. 1987. 9 (4): 368–73.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  50. 50.

    Успешные беременности у женщин, получавших диализ и трансплантацию почки. Отчет регистрационной комиссии Европейской ассоциации диализа и трансплантологии. Br J Obstet Gynaecol. 1980. 87 (10): 839–45.

    Google Scholar

  51. 51.

    Kneser J, Wehmeier P, Lichtinghagen R, Hoeper MM, Kielstein JT.Успешное лечение опасной для жизни интоксикации теофиллином у беременной с помощью гемодиализа. Clin Nephrol. 2013; 80 (1): 72–4. DOI: 10,5414 / CN107286.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  52. 52.

    Jenq CC, Wu CD, Lin JL. И мать, и плод выживают после тяжелой интоксикации паракватом. Clin Toxicol (Phila). 2005. 43 (4): 291–5.

    CrossRefGoogle Scholar

  53. 53.

    Холл А. Растущее использование свинца в качестве абортивного средства: серия из тридцати случаев плюмбизма.Br Med J. 1905; 1 (2307): 584–7.

    PubMedPubMedCentralCrossRefGoogle Scholar

  54. 54.

    Данненберг А.Л., Дорфман С.Ф., Джонсон Дж. Использование хинина для самоиндуцированного аборта. Саут Мед Дж. 1983; 76 (7): 846–9.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  55. 55.

    Бердай М.А., Лабиб С., Харанду М. Peganum harmala L. Интоксикация у беременной женщины. Case Rep Emerg Med. 2014; 2014: 783236. DOI: 10,1155 / 2014/783236.

    PubMedPubMedCentralGoogle Scholar

  56. 56.

    Gold J, Cates Jr W. Травяные абортивы. ДЖАМА. 1980. 243 (13): 1365–6.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  57. 57.

    Netland KE, Martinez J. Abortifacients: токсидромы, от древних до современных — серия случаев и обзор литературы. Acad Emerg Med. 2000. 7 (7): 824–9.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  58. 58.

    Perrone J, Hoffman RS. Токсичные приемы внутрь во время беременности: применение абортивных средств в случае ряда беременных с передозировкой. Acad Emerg Med.1997. 4 (3): 206–9.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  59. 59.

    Леви Г., Гарретсон Л.К., Soda DM. Письмо: свидетельство плацентарного переноса парацетамола. Педиатрия. 1975; 55 (6): 895.

    PubMedGoogle Scholar

  60. 60.

    Робертс И., Робинсон М.Дж., Могол М.З., Рэтклифф Д.Г., Прескотт Л.Ф. Метаболиты парацетамола у новорожденных после передозировки у матери. Br J Clin Pharmacol. 1984. 18 (2): 201–6.

    PubMedPubMedCentralCrossRefGoogle Scholar

  61. 61.

    Wang LH, Rudolph AM, Benet LZ. Фармакокинетические исследования распределения парацетамола в материнско-плацентарно-плодном отделении овец. J Pharmacol Exp Ther. 1986. 238 (1): 198–205.

    PubMedGoogle Scholar

  62. 62.

    Риггс Б.С., Бронштейн А.С., Кулиг К., Арчер П.Г., Румак Б.Х. Острая передозировка парацетамолом при беременности. Obstet Gynecol. 1989. 74 (2): 247–53. DOI: 0029-7844 (89)

    -9 [pii].

    PubMedGoogle Scholar

  63. 63.

    Rollins DE, von Bahr C, Glaumann H, Moldeus P, Rane A.Ацетаминофен: потенциально токсичный метаболит, образованный микросомами печени плода и взрослого человека и изолированными клетками печени плода. Наука. 1979. 205 (4413): 1414–6.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  64. 64.

    Selden BS, Curry SC, Clark RF, Johnson BC, Meinhart R, Pizziconi VB. Трансплацентарный транспорт

    N

    -ацетилцистеина в модели овцы. Ann Emerg Med. 1991. 20 (10): 1069–72. DOI: S0196-0644 (05) 81354-X [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  65. 65.

    Zed PJ, Krenzelok EP. Лечение передозировки парацетамолом. Am J Health Syst Pharm. 1999; 56 (11): 1081–91; викторина 1091–3.

    PubMedGoogle Scholar

  66. 66.

    Perrone J, Hoffman RS, Goldfrank LR. Особые рекомендации по деконтаминации желудочно-кишечного тракта. Emerg Med Clin North Am. 1994; 12 (2): 285–99.

    PubMedGoogle Scholar

  67. 67.

    Робертсон Р.Г., Ван Клив Б.Л., Коллинз-младший Дж. Дж. Передозировка ацетаминофена во втором триместре беременности.J Fam Pract. 1986. 23 (3): 267–8.

    PubMedGoogle Scholar

  68. 68.

    Haibach H, Akhter JE, Muscato MS, Cary PL, Hoffmann MF. Передозировка ацетаминофена с гибелью плода. Am J Clin Pathol. 1984. 82 (2): 240–2.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  69. 69.

    Wang PH, Yang MJ, Lee WL, Chao HT, Yang ML, Hung JH. Отравление ацетаминофеном на поздних сроках беременности. Отчет о болезни. J Reprod Med. 1997. 42 (6): 367–71.

    PubMedGoogle Scholar

  70. 70.

    Kurzel RB.Может ли избыток парацетамола привести к отравлению для матери и плода? Саут Мед Дж. 1990; 83 (8): 953–5.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  71. 71.

    Byer AJ, Traylor TR, Semmer JR. Передозировка ацетаминофена в третьем триместре беременности. ДЖАМА. 1982. 247 (22): 3114–5.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  72. 72.

    Stokes IM. Передозировка парацетамолом во втором триместре беременности. История болезни. Br J Obstet Gynaecol. 1984. 91 (3): 286–8.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  73. 73.

    Rosevear SK, Hope PL. Благоприятный неонатальный исход после передозировки парацетамола у матери и тяжелого дистресс-синдрома плода. История болезни. Br J Obstet Gynaecol. 1989. 96 (4): 491–3.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  74. 74.

    Ludmir J, Main DM, Landon MB, Gabbe SG. Передозировка парацетамола у матери на 15 неделе беременности. Obstet Gynecol. 1986. 67 (5): 750–1.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  75. 75.

    Козер Э., Корен Г. Управление передозировкой парацетамола: текущие разногласия.Drug Saf. 2001. 24 (7): 503–12.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  76. 76.

    McElhatton PR, Sullivan FM, Volans GN, Fitzpatrick R. Отравление парацетамолом во время беременности: анализ исходов случаев, направленных в тератологическую информационную службу национальной службы информации по ядам. Hum Exp Toxicol. 1990; 9 (3): 147–53.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  77. 77.

    McElhatton PR, Sullivan FM, Volans GN. Передозировка парацетамолом при беременности анализ исходов 300 случаев, направленных в тератологическую информационную службу.Reprod Toxicol. 1997. 11 (1): 85–94. DOI: S08

  78. 896002006 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  79. 78.

    Franko KR, Mekeel KL, Woelkers D, Khanna A, Hemming AW. Случайная передозировка ацетаминофена приводит к трансплантации печени во втором триместре беременности: отчет о болезни. Transplant Proc. 2013. 45 (5): 2063–5. DOI: 10.1016 / j.transproceed.2012.10.046.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  80. 79.

    Litovitz TL, Klein-Schwartz W, Rodgers Jr GC, et al.Годовой отчет Американской ассоциации токсикологических центров за 2001 год. Am J Emerg Med. 2002. 20 (5): 391–452. DOI: S0735675702000396 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  81. 80.

    Bonassi S, Magnani M, Calvi A, et al. Факторы, связанные с употреблением наркотиков во время беременности. Acta Obstet Gynecol Scand. 1994. 73 (7): 535–40.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  82. 81.

    Corby DG. Аспирин при беременности: влияние на мать и плод.Педиатрия. 1978; 62 (5 Pt 2 Suppl): 930–7.

    PubMedGoogle Scholar

  83. 82.

    Гарретсон Л.К., Прокнал Дж. А., Леви Г. Получение у плода и выведение большого количества салицилата у новорожденного. Исследование новорожденного, мать которого регулярно принимала терапевтические дозы аспирина во время беременности. Clin Pharmacol Ther. 1975. 17 (1): 98–103. DOI: 0009-9236 (75) -8 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  84. 83.

    Эрл-младший Р. Врожденная интоксикация салицилатом — отчет о случае.N Engl J Med. 1961; 265: 1003–4. DOI: 10.1056 / NEJM196111162652009.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  85. 84.

    Lynd PA, Andreasen AC, Wyatt RJ. Внутриутробная интоксикация салицилатом у новорожденного. Отчет о болезни. Клиника Педиатр (Phila). 1976; 15 (10): 912–3.

    CrossRefGoogle Scholar

  86. 85.

    Rejent TA, Baik S. Смертельный внутриутробный салицилизм. J Forensic Sci. 1985. 30 (3): 942–4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  87. 86.

    Levy G, Procknal JA, Garrettson LK.Распределение салицилата между неонатальной и материнской сыворотками при диффузном равновесии. Clin Pharmacol Ther. 1975. 18 (2): 210–4. DOI: 0009-9236 (75)

    -6 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  88. 87.

    Levy G, Garrettson LK. Кинетика выведения салицилата новорожденными от матерей, принимавших аспирин перед родами. Педиатрия. 1974. 53 (2): 201–10.

    PubMedGoogle Scholar

  89. 88.

    Палатник В., Тененбейн М. Отравление аспирином во время беременности: повышенная чувствительность плода.Am J Perinatol. 1998. 15 (1): 39–41. DOI: 10,1055 / с-2007-993896.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  90. 89.

    Farid H, Wojcik MH, Christopher KB. 19-летний мужчина на 37 неделе беременности с острой передозировкой ацетилсалициловой кислоты. NDT Plus. 2011. 4 (6): 394–6. DOI: 10.1093 / ndtplus / sfr104.

    PubMedPubMedCentralGoogle Scholar

  91. 90.

    Haslam RR, Ekert H, Gillam GL. Кровоизлияние у новорожденного, возможно, из-за приема салицилата матерью. J Pediatr. 1974. 84 (4): 556–7.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  92. 91.

    Karlowicz MG, White LE. Тяжелое внутричерепное кровоизлияние у доношенного новорожденного, связанное с приемом материнской ацетилсалициловой кислоты. Клиника Педиатр (Phila). 1993. 32 (12): 740–3.

    CrossRefGoogle Scholar

  93. 92.

    Тернер Г., Коллинз Э. Влияние регулярного приема салицилата во время беременности на плод. Ланцет. 1975. 2 (7930): 338–9. DOI: S0140-6736 (75) -6 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  94. 93.

    Коллинз Э. Эффекты ацетаминофена и салицилатов при беременности для матери и плода. Obstet Gynecol. 1981; 58 (5 доп.): 57С – 62.

    PubMedGoogle Scholar

  95. 94.

    REISSMANN KR, COLEMAN TJ. Острая кишечная интоксикация железом. II. Метаболические, респираторные и кровеносные эффекты абсорбированных солей железа. Кровь. 1955; 10 (1): 46–51.

    PubMedGoogle Scholar

  96. 95.

    Robotham JL, Troxler RF, Lietman PS. Письмо: отравление железом: очередной энергетический кризис.Ланцет. 1974; 2 (7881): 664–5.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  97. 96.

    Rayburn WF, Donn SM, Wulf ME. Передозировка железа при беременности: успешная терапия дефероксамином. Am J Obstet Gynecol. 1983. 147 (6): 717–8. DOI: 0002-9378 (83)

    -X [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  98. 97.

    Lacoste H, Goyert GL, Goldman LS, Wright DJ, Schwartz DB. Острая интоксикация железом при беременности: отчет о болезни и обзор литературы. Obstet Gynecol. 1992. 80 (3 Pt 2): 500–1.

    PubMedGoogle Scholar

  99. 98.

    Olenmark M, Biber B, Dottori O, Rybo G. Смертельная интоксикация железом на поздних сроках беременности. J Toxicol Clin Toxicol. 1987. 25 (4): 347–59.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  100. 99.

    Taftachi F, Sanaei-Zadeh H, Zamani N, Emamhadi M. Роль ультразвука в визуализации принимаемых лекарств при остром отравлении — обзор литературы. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2012. 16 (15): 2175–7.

    PubMedGoogle Scholar

  101. 100.

    Андерсен А., Доля Дж., Вульф А.Д. Использование ультразвука в диагностике токсических приемов пищи. Vet Hum Toxicol. 1990; 32: 355.

    Google Scholar

  102. 101.

    Blanc P, Hryhorczuk D, Danel I. Лечение острой интоксикации железом во время беременности дефероксамином. Obstet Gynecol. 1984; 64 (3 доп.): 12С – 4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  103. 102.

    McElhatton PR, Roberts JC, Sullivan FM. Последствия передозировки железа и ее лечение десфериоксамином при беременности.Hum Exp Toxicol. 1991; 10 (4): 251–9.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  104. 103.

    Tran T, Wax JR, Philput C, Steinfeld JD, Ingardia CJ. Преднамеренная передозировка железа во время беременности — лечение и исход. J Emerg Med. 2000. 18 (2): 225–8. DOI: S0736-4679 (99) 00199-7 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  105. 104.

    Tran T, Wax JR, Steinfeld JD, Ingardia CJ. Острая преднамеренная передозировка железа при беременности. Obstet Gynecol. 1998. 92 (4 Pt 2): 678–80.

    PubMedGoogle Scholar

  106. 105.

    Певица С.Т., Вичинский Е.П. Лечение дефероксамином при беременности: вредно? Am J Hematol. 1999. 60 (1): 24–6. DOI: 10.1002 / (SICI) 1096-8652 (199901) 60: 13.0.CO; 2-C [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  107. 106.

    Aubard Y, Magne I. Отравление угарным газом во время беременности. BJOG. 2000. 107 (7): 833–8.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  108. 107.

    Longo LD. Биологические эффекты окиси углерода на беременную женщину, плод и новорожденного.Am J Obstet Gynecol. 1977; 129 (1): 69–103. DOI: 0002-9378 (77)

  109. -9 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  110. 108.

    Корен Г., Шарав Т., Пастушак А. и др. Многоцентровое проспективное исследование исходов для плода после случайного отравления угарным газом во время беременности. Reprod Toxicol. 1991. 5 (5): 397–403. DOI: 0890-6238 (91)

    -W [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  111. 109.

    Фарроу Дж. Р., Дэвис Дж. Дж., Рой Т.М., МакКлауд Л.С., Николс 2-я ГР. Смерть плода из-за несмертельного отравления матери угарным газом.J Forensic Sci. 1990; 35 (6): 1448–52.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  112. 110.

    Cramer CR. Смерть плода из-за случайного отравления матери угарным газом. J Toxicol Clin Toxicol. 1982. 19 (3): 297–301.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  113. 111.

    Muller GL, Graham S. Внутриутробная смерть плода из-за случайного отравления угарным газом. N Engl J Med. 1955. 252 (25): 1075–8. DOI: 10.1056 / NEJM195506232522505.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  114. 112.

    Копельман А.Е., Плаут Т.А. Нарушение развития плода, вызванное отравлением матери угарным газом. J Perinatol. 1998. 18 (1): 74–7.

    PubMedGoogle Scholar

  115. 113.

    Caravati EM, Adams CJ, Joyce SM, Schafer NC. Токсичность для плода, связанная с отравлением матери угарным газом. Ann Emerg Med. 1988. 17 (7): 714–7. DOI: S0196-0644 (88) 80619-X [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  116. 114.

    Hennequin Y, Blum D, Vamos E, Steppe M, Goedseels J, Cavatorta E.Внутриутробное отравление угарным газом и множественные аномалии плода. Ланцет. 1993; 341 (8839): 240. DOI: 0140-6736 (93) -M [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  117. 115.

    Weaver LK, Hopkins RO, Chan KJ, et al. Гипербарический кислород при остром отравлении угарным газом. N Engl J Med. 2002. 347 (14): 1057–67. DOI: 10.1056 / NEJMoa013121.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  118. 116.

    Бакли Н.А., Юурлинк Д.Н., Исбистер Г., Беннетт М.Х., Лавонас Э.Дж. Гипербарический кислород при отравлении угарным газом.Кокрановская база данных Syst Rev.2011; 4: CD002041. DOI: 10.1002 / 14651858.CD002041.pub3.

    Google Scholar

  119. 117.

    Friedman P, Guo XM, Stiller RJ, Laifer SA. Воздействие угарного газа во время беременности. Obstet Gynecol Surv. 2015; 70 (11): 705–12. DOI: 10.1097 / OGX.0000000000000238.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  120. 118.

    Сильверман Р.К., Монтано Дж. Гипербарическое кислородное лечение во время беременности при остром отравлении угарным газом. Отчет о болезни. J Reprod Med.1997. 42 (5): 309–11.

    PubMedGoogle Scholar

  121. 119.

    Brown DB, Mueller GL, Golich FC. Гипербарическое лечение кислородом при отравлении угарным газом во время беременности: клинический случай. Aviat Space Environ Med. 1992. 63 (11): 1011–4.

    PubMedGoogle Scholar

  122. 120.

    Холландер Д.И., Нагей Д.А., Велч Р., Пупкин М. Гипербарическая оксигенотерапия для лечения острого отравления угарным газом во время беременности. Отчет о болезни. J Reprod Med. 1987. 32 (8): 615–7.

    PubMedGoogle Scholar

  123. 121.

    Элькхаррат Д., Рафаэль Дж. К., Корах Дж. М. и др. Острая интоксикация угарным газом и гипербарический кислород при беременности. Intensive Care Med. 1991. 17 (5): 289–92.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  124. 122.

    Ваттель Ф., Матье Д., Матье-Нольф М. 25-летнее исследование (1983–2008 гг.) Состояния здоровья детей после гипербарической кислородной терапии при отравлении угарным газом в утробе матери. Bull Acad Natl Med. 2013; 197 (3): 677–94. обсуждение 695–7.

    PubMedGoogle Scholar

  125. 123.

    Roderique EJ, Gebre-Giorgis AA, Stewart DH, Feldman MJ, Pozez AL. Травма от вдыхания дыма у беременной пациентки: обзор литературы и современных передовых практик в классическом случае. J Burn Care Res. 2012; 33 (5): 624–33. DOI: 10.1097 / BCR.0b013e31824799d2.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  126. 124.

    Curry SC, Carlton MW, Raschke RA. Профилактика цианидного отравления плода и матери от нитропруссида при одновременном слиянии тиосульфата натрия у беременных овец.Anesth Analg. 1997. 84 (5): 1121–6.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  127. 125.

    Graeme KA, Curry SC, Bikin DS, Lo Vecchio FA, Brandon TA. Отсутствие трансплацентарного движения тиосульфата цианидного антидота у беременных овец. Anesth Analg. 1999. 89 (6): 1448–52.

    PubMedGoogle Scholar

  128. 126.

    Hollander JE, Todd KH, Green G, et al. Боль в груди, связанная с кокаином: оценка распространенности в пригородных и городских отделениях неотложной помощи. Ann Emerg Med.1995. 26 (6): 671–6. DOI: S0196-0644 (95) 70035-8 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  129. 127.

    Франк Д.А., Цукерман Б.С., Амаро Х. и др. Употребление кокаина во время беременности: распространенность и корреляты. Педиатрия. 1988. 82 (6): 888–95.

    PubMedGoogle Scholar

  130. 128.

    Bandstra ES, Burkett G. Воздействие кокаина в утробе матери и плода и новорожденных. Семин Перинатол. 1991. 15 (4): 288–301.

    PubMedGoogle Scholar

  131. 129.

    Черукури Р., Минкофф Х., Фельдман Дж., Парех А., Гласс Л.Когортное исследование алкалоидного кокаина («крэк») при беременности. Obstet Gynecol. 1988. 72 (2): 147–51.

    PubMedGoogle Scholar

  132. 130.

    Литтл Д. Кокаиновая зависимость и беременность: образование в области первичной профилактики. Постоянный штатный врач. 1993; 39: 79–81.

    Google Scholar

  133. 131.

    Домбровски М.П., ​​Вулф Х.М., Уэлч Р.А., Эванс Мичиган. Злоупотребление кокаином связано с отслойкой плаценты и снижением веса при рождении, но не с более короткими родами. Obstet Gynecol. 1991. 77 (1): 139–41.

    PubMedGoogle Scholar

  134. 132.

    Микер Дж. Э., Рейнольдс ПК. Смерть плода и новорожденного, связанная с употреблением кокаина матерью. J Anal Toxicol. 1990. 14 (6): 379–82.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  135. 133.

    Слуцкер Л. Риски, связанные с употреблением кокаина во время беременности. Obstet Gynecol. 1992; 79 (5 (Pt 1)): 778–89.

    PubMedGoogle Scholar

  136. 134.

    MacGregor SN, Keith LG, Chasnoff IJ, et al. Употребление кокаина во время беременности: неблагоприятный перинатальный исход.Am J Obstet Gynecol. 1987. 157 (3): 686–90.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  137. 135.

    Hoyme HE, Jones KL, Dixon SD, et al. Пренатальное воздействие кокаина и разрушение сосудов плода. Педиатрия. 1990. 85 (5): 743–7.

    PubMedGoogle Scholar

  138. 136.

    Roe DA, Little BB, Bawdon RE, Gilstrap 3rd LC. Метаболизм кокаина через плаценту человека: последствия для воздействия на плод. Am J Obstet Gynecol. 1990. 163 (3): 715–8. DOI: 0002-9378 (90)

  139. -G [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  140. 137.

    Мур Т.Р., Сорг Дж., Миллер Л., Ки Т.С., Резник Р. Гемодинамические эффекты внутривенного кокаина на беременных овцематок и плод. Am J Obstet Gynecol. 1986. 155 (4): 883–8.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  141. 138.

    Woods Jr JR, Plessinger MA, Clark KE. Влияние кокаина на кровоток в матке и оксигенацию плода. ДЖАМА. 1987. 257 (7): 957–61.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  142. 139.

    Brent RL. Связь между пережатием сосудов матки, синдромом разрыва сосудов и тератогенностью кокаина.Тератология. 1990. 41 (6): 757–60. DOI: 10.1002 / tera.1420410616.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  143. 140.

    Enato E, Moretti M, Koren G. Безопасность бензодиазепинов для плода: обновленный метаанализ. J Obstet Gynaecol Can. 2011; 33 (1): 46–8.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  144. 141.

    Gidai J, Acs N, Banhidy F, Cheizel AE. Не обнаружено связи между использованием очень больших доз диазепама 112 беременными женщинами для попытки самоубийства и врожденными аномалиями у их потомства.Toxicol Ind Health. 2008. 24 (1–2): 29–39. DOI: 10.1177 / 0748233708089019.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  145. 142.

    Dart RC, Surratt HL, Cicero TJ, et al. Тенденции злоупотребления опиоидными анальгетиками и смертности в США. N Engl J Med. 2015; 372 (3): 241–8. DOI: 10.1056 / NEJMsa1406143.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  146. 143.

    Комитет ACOG по охране здоровья женщин с недостаточным уровнем обеспеченности услугами, Американское общество наркологической медицины. Заключение комитета ACOG №524: злоупотребление опиоидами, зависимость и наркомания во время беременности. Obstet Gynecol. 2012. 119 (5): 1070–6. DOI: 10.1097 / AOG.0b013e318256496e.

    CrossRefGoogle Scholar

  147. 144.

    Тененбейн М. Отравление метанолом во время беременности — прогнозирование риска и рекомендации по лечению. J Toxicol Clin Toxicol. 1997. 35 (2): 193–4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  148. 145.

    Au KL, Woo JS, Wong VC. Внутриутробная смерть от передозировки эрготамина. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol.1985. 19 (5): 313–5.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  149. 146.

    Russell CS, Lang C, McCambridge M, Calhoun B. Нейролептический злокачественный синдром при беременности. Obstet Gynecol. 2001. 98 (5 Pt 2): 906–8. DOI: S0029784401014429 [pii].

    PubMedGoogle Scholar

  150. 147.

    Frey B, Braegger CP, Ghelfi D. Неонатальный холестатический гепатит от воздействия карбамазепина во время беременности и грудного вскармливания. Энн Фармакотер. 2002. 36 (4): 644–7.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  151. 148.

    Seneviratne SL, de Silva CE, Fonseka MM, Pathmeswaran A, Gunatilake SB, de Silva HJ. Отравление из-за укуса змеи во время беременности. Trans R Soc Trop Med Hyg. 2002. 96 (3): 272–4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  152. 149.

    Chen YC, Chen MH, Yang CC, Chen YW, Wang LM, Huang CI. Отравление Trimeresurus stejnegeri во время беременности. Am J Trop Med Hyg. 2007. 77 (5): 847–9.

    PubMedGoogle Scholar

  153. 150.

    Boyer JC, Hernandez F, Estorc J, De La Coussaye JE, Bali JP.Ведение материнского отравления фаллоидами мухомора в первом триместре беременности: отчет о болезни и обзор литературы. Clin Chem. 2001. 47 (5): 971–4.

    PubMedGoogle Scholar

  154. 151.

    THEIL GB, RICHTER RW, POWELL MR, DOOLAN PD. Острое отравление дилантином. Неврология. 1961; 11: 138–42.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  155. 152.

    Greenland VC, Delke I, Minkoff HL. Передозировка кокаина при вагинальном введении беременной женщине. Obstet Gynecol.1989. 74 (3 Pt 2): 476–7.

    PubMedGoogle Scholar

  156. 153.

    Bond GR, Van Zee A. Передозировка мизопростола во время беременности. Am J Obstet Gynecol. 1994. 171 (2): 561–2. DOI: S000293789400181X [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  157. 154.

    Austin J, Ford MD, Rouse A, Hanna E. Острая интравагинальная токсичность мизопростола с гибелью плода. J Emerg Med. 1997. 15 (1): 61–4. DOI: S0736467996002570 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  158. 155.

    Kamha AA, Al Omary I.Y, Zalabany HA, Hanssens Y, Adheir FS. Отравление фосфорорганическими соединениями при беременности: история болезни. Basic Clin Pharmacol Toxicol. 2005. 96 (5): 397–8. doi: PTOpto_09 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  159. 156.

    Brost BC, Scardo JA, Newman RB. Передозировка дифенгидрамина при беременности: уроки прошлого. Am J Obstet Gynecol. 1996. 175 (5): 1376–7. DOI: S0002-9378 (96) 70059-5 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  160. 157.

    Авилес А., Нери Н. Гематологические злокачественные новообразования и беременность: окончательный отчет о 84 детях, получивших химиотерапию внутриутробно. Клиническая лимфома. 2001. 2 (3): 173–7.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  161. 158.

    Zurawski JM, Kelly EA. Исход беременности после отравления матери бродифакумом, родентицидом пролонгированного действия, подобным варфарину. Obstet Gynecol. 1997. 90 (4 Pt 2): 672–4.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  162. 159.

    Anthony J, Johanson RB, Duley L.Роль сульфата магния в профилактике судорог у пациентов с эклампсией и преэклампсией. Drug Saf. 1996. 15 (3): 188–99.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  163. 160.

    Witlin AG, Sibai BM. Терапия сульфатом магния при преэклампсии и эклампсии. Obstet Gynecol. 1998. 92 (5): 883–9. DOI: S0029784498002774 [pii].

    PubMedGoogle Scholar

  164. 161.

    Raman NV, Rao CA. Сульфат магния как противосудорожное средство при эклампсии. Int J Gynaecol Obstet. 1995. 49 (3): 289–98.DOI: 002072929502388S [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  165. 162.

    Lu JF, Nightingale CH. Сульфат магния при эклампсии и преэклампсии: принципы фармакокинетики. Клин Фармакокинет. 2000. 38 (4): 305–14. DOI: 10.2165 / 00003088-200038040-00002.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  166. 163.

    Wax JR, Segna RA, Vandersloot JA. Отравление магнием и реанимация — необычная причина посткесарева потрошения. Int J Gynaecol Obstet. 1995. 48 (2): 213–4.DOI: 002072929402251S [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  167. 164.

    Swartjes JM, Schutte MF, Bleker OP. Тактика при эклампсии: остановка сердечно-сосудистой системы в результате передозировки сульфатом магния. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 1992. 47 (1): 73–5.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  168. 165.

    Abbassi-Ghanavati M, Alexander JM, McIntire DD, Savani RC, Leveno KJ. Неонатальные эффекты сульфата магния, назначенного матери. Am J Perinatol. 2012; 29 (10): 795–9.DOI: 10.1055 / с-0032-1316440.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  169. 166.

    Гершель М., Миттендорф Р. Токолитическая токсичность сульфата магния и неожиданная неонатальная смерть. J Perinatol. 2001. 21 (4): 261–2. DOI: 10.1038 / sj.jp.7200498.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  170. 167.

    Reynolds JD, Chestnut DH, Dexter F, McGrath J, Penning DH. Сульфат магния отрицательно влияет на выживаемость плодов ягненка и блокирует реакцию мозгового кровотока плода во время кровотечения у матери.Anesth Analg. 1996. 83 (3): 493–9.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  171. 168.

    Moon PF, Ramsay MM, Nathanielsz PW. Внутривенное введение сульфата магния и региональное перераспределение кровотока плода при материнском кровотечении у беременных овцематок на поздних сроках беременности. Am J Obstet Gynecol. 1999; 181 (6): 1486–94. DOI: S000293789

    2X [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  172. 169.

    Klein Z, Altaras M, Beyth Y, Fishman A. Полисерозит как необычный признак токсичности метотрексата.Gynecol Oncol. 1996. 61 (3): 446–7. DOI: S0090-8258 (96)

    -9 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  173. 170.

    Sharma S, Jagdev S, Coleman RE, Hancock BW, Lorigan PC. Серозные осложнения монотерапии метотрексатом в низких дозах при гестационных трофобластических заболеваниях: первый зарегистрированный случай перитонита, вызванного метотрексатом. Br J Рак. 1999. 81 (6): 1037–41. DOI: 10.1038 / sj.bjc.66

    .

    PubMedPubMedCentralCrossRefGoogle Scholar

  174. 171.

    Isaacs Jr JD, McGehee RP, Cowan BD.Опасная для жизни нейтропения после лечения внематочной беременности метотрексатом: сообщение о двух случаях. Obstet Gynecol. 1996. 88 (4 Pt 2): 694–6.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  175. 172.

    Gadgil SD, Damle SR, Advani SH, Vaidya AB. Влияние активированного угля на фармакокинетику высоких доз метотрексата. Cancer Treat Rep., 1982; 66 (5): 1169–71.

    PubMedGoogle Scholar

  176. 173.

    Erickson T, Wahl M. Anticancer и другие цитотоксические препараты.В: Ford MD, Delaney K, Ling L, Erickson T, редакторы. Клиническая токсикология. Филадельфия: У. Б. Сондерс; 2001.

    Google Scholar

  177. 174.

    Steger GG, Mader RM, Gnant MF, Marosi C, Lenz K, Jakesz R. GM-CSF в лечении пациента с тяжелой интоксикацией метотрексатом. J Intern Med. 1993. 233 (6): 499–502.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  178. 175.

    Douglas MJ, Farquharson DF, Ross PL, Renwick JE. Сердечно-сосудистый коллапс после передозировки простагландина F2 альфа: описание случая.Может Дж. Анаэст. 1989. 36 (4): 466–9. DOI: 10.1007 / BF03005350.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  179. 176.

    Hankins GD, Hauth JC. Сравнение относительной токсичности бета-симпатомиметических токолитиков. Am J Perinatol. 1985. 2 (4): 338–46. DOI: 10,1055 / с-2007-999984.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  180. 177.

    Brandstetter RD, Gotz V. Непреднамеренная передозировка тербуталина парентерально. Ланцет. 1980; 1 (8166): 485.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  181. 178.

    Уолден Р.Дж. Управление передозировкой тербуталина. Ланцет. 1980; 1 (8170): 709. DOI: S0140-6736 (80)

    -8 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  182. 179.

    Thorkelsson T, Loughead JL. Долгосрочный подкожный токолиз тербуталина: сообщение о возможной неонатальной токсичности. J Perinatol. 1991. 11 (3): 235–8.

    PubMedGoogle Scholar

  183. 180.

    Davis WB, Wells SR, Kuller JA, Thorp Jr JM. Анализ рисков, связанных с блокадой кальциевых каналов: значение для акушера-гинеколога.Obstet Gynecol Surv. 1997. 52 (3): 198–201.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  184. 181.

    Thorp Jr JM, Spielman FJ, Valea FA, Payne FG, Mueller RA, Cefalo RC. Нифедипин усиливает сердечную токсичность сульфата магния в изолированном перфузированном сердце крысы Sprague-Dawley. Am J Obstet Gynecol. 1990. 163 (2): 655–6. DOI: 0002-9378 (90)

    -2 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  185. 182.

    Ducsay CA, Thompson JS, Wu AT, Novy MJ. Эффекты токолиза блокатора входа кальция (никардипина) у макак-резус: концентрации в плазме плода и кардиореспираторные изменения.Am J Obstet Gynecol. 1987. 157 (6): 1482–6.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  186. 183.

    Demandt E, Legius E, Devlieger H, Lemmens F, Proesmans W., Eggermont E. Пренатальная токсичность индометацина у одного члена монозиготных близнецов; отчет о болезни. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 1990. 35 (2–3): 267–9.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

  187. 184.

    Claessens N, Delbeke L, Lambert J, Matthieu L, Lafaire C, Van Marck E. Токсический эпидермальный некролиз, связанный с лечением преждевременных родов.Дерматология. 1998. 196 (4): 461–2. DOI: drm96461 [pii].

    PubMedCrossRefGoogle Scholar

Информация об авторских правах

© Springer International Publishing AG 2017

Авторы и аффилированные лица

  1. 1. Отдел клинической токсикологии, Департамент экстренной медицины, Вирджиния, Университет Содружества, Система здравоохранения, Ричмонд, США, США, 905 Отделение неотложной медицинской помощи Бригама и факультета женской больницы, Гарвардская медицинская школа и Гарвардская гуманитарная инициатива, Бостон, США,
  2. 3.Школа медицины Притцкера Чикагского университета GlenviewUSA

Что нужно знать фармацевтам

Фарм США . 2014; 39 (3): HS2-HS8.

РЕФЕРАТ: Токсичность ацетаминофена является одной из
наиболее частые причины как преднамеренного, так и непреднамеренного отравления у
Соединенные Штаты. Это стало самой частой причиной острой болезни печени.
недостаточность и вторая по частоте причина печеночной недостаточности, требующая
трансплантация.Ацетаминофен часто рекомендуют врачи и
широко используется пациентами как в рецептурных, так и в безрецептурных продуктах для
разнообразие условий. FDA уже давно обновляет свои
рекомендации относительно использования ацетаминофена для улучшения состояния пациента
безопасность. В этой статье рассматриваются этиология, признаки и симптомы
токсичность ацетаминофена и роль фармацевта в профилактике
неправильного использования ацетаминофена.

Ацетаминофен часто рекомендуется врачами и настоятельно рекомендуется.
используется пациентами как в рецептурных, так и в безрецептурных продуктах для различных
условий, что делает его, несомненно, одним из самых распространенных препаратов
встречаются фармацевты. 1-3 В США 40%
взрослое население сообщило об использовании безрецептурного ацетаминофена ежемесячно, а 23%
взрослого населения сообщили об использовании безрецептурных препаратов или рецептурных препаратов.
парацетамол еженедельно. 1,2

Ацетаминофен (парацетамол или APAP) обладает обезболивающим и
жаропонижающие свойства, аналогичные аспирину, но минимальные
противовоспалительные свойства. 4 Предназначен для
легкая или умеренная боль или лихорадка, и это не связано с желудком
дискомфорт или кровотечение в рекомендуемых дозах.При правильном использовании
имеет хорошо изученный профиль безопасности и эффективности. 5
Однако гепатотоксичность — частое последствие чрезмерного потребления,
что может привести к ряду проблем, в том числе к аномалиям в
функция печени, острая печеночная недостаточность и даже смерть. 6

Токсичность ацетаминофена — одна из наиболее частых причин
как преднамеренное, так и непреднамеренное отравление в США.
наблюдается устойчивый рост заболеваемости ацетаминофеном.
токсичность за последнее десятилетие. 7,8 Вероятно, это приписывается
к широкой доступности парацетамола как единственного
ингредиент и в сочетании с другими безрецептурными препаратами и по рецепту
лекарства в различных концентрациях и формах.
Передозировки, связанные с ацетаминофеном, составляют примерно 56000 человек.
Посещение отделений неотложной помощи, 26000 госпитализаций и более 450
смертей ежегодно. 9 Токсическое действие на печень, вызванное ацетаминофеном, имеет
стать самой частой причиной острой печеночной недостаточности и вторым по значимости
частая причина печеночной недостаточности, требующей трансплантации. 10,11
Поэтому фармацевты обязательно распознают признаки и
симптомы передозировки и токсичности, и консультировать своих пациентов
дозирование и использование.

Фармакокинетика

При приеме внутрь ацетаминофен быстро всасывается из
желудочно-кишечного тракта и быстро распределяется по
тело. Пиковые концентрации в плазме достигаются в течение 30-60 минут 4 ; пища может задерживать время до достижения максимальной концентрации, но это не влияет на степень абсорбции. 12 При передозировке пиковые концентрации в плазме обычно достигаются в течение 4 часов. 13
Период полувыведения парацетамола составляет примерно 2-3 часа после приема.
терапевтические дозы, но у пациентов могут быть увеличены до более чем 4 часов
с травмой печени. 4,12,14

Ацетаминофен широко метаболизируется в печени через
три основных печеночных пути: глюкуронизация, сульфатирование и CYP450 2E1
окисление. 12 Примерно 90% ацетаминофена конъюгировано с сульфатированными и глюкуронидированными метаболитами, которые выводятся почками. 14
Из оставшегося парацетамола примерно 2% выводится в неизмененном виде.
в моче, а остальная часть подвергается опосредованному CYP450 окислению с образованием
реактивный метаболит, N -ацетил- p -бензохинонимин (NAPQI). 15-18
В нормальных условиях этот токсичный метаболит реагирует с
сульфгидрильные группы в глутатионе, превращая его в безвредные метаболиты
перед выведением с мочой. 4

Токсичность

Лекарства могут оказывать токсическое действие по разным причинам.Токсичность некоторых лекарств связана с образованием нежелательного
метаболит; следовательно, токсичность парацетамола связана с
производство НАПКИ. При больших дозах острого или при хроническом употреблении
основные метаболические пути — конъюгация глюкуронида и сульфата
системы — становятся насыщенными, и больше ацетаминофена метаболизируется
Система CYP450. Это приводит к увеличению производства NAPQI. Когда
глутатион истощен примерно на 70%, NAPQI начинает накапливаться в
гепатоциты, что приводит к повреждению печени. 15,16,18 Таким образом, замена глутатиона соединениями, имитирующими глутатион, такими как N -ацетилцистеин, служит полезным противоядием от токсичности ацетаминофена.

Отравление ацетаминофеном может быть следствием острого
передозировка или хроническое чрезмерное употребление. Острая передозировка определяется как
потребление токсичного количества препарата в течение 8-часового периода, тогда как
хроническая передозировка возникает в результате повторных доз на уровне или выше
рекомендуемый предел. 12 Возможны также непреднамеренные передозировки
в результате приема внутрь нескольких продуктов, содержащих ацетаминофен.Рекомендуемая доза парацетамола для взрослых составляет от 650 до 1000 мг каждые
От 4 до 6 часов, но не более 4000 мг в течение 24 часов; у детей,
рекомендуемая доза составляет от 10 до 15 мг / кг каждые 4-6 часов, не превышая
От 50 до 70 мг / кг через 24 часа. 12 Разовые дозы более 150
мг / кг или 7,5 г для взрослых считаются потенциально токсичными,
хотя минимальная доза, связанная с повреждением печени, может варьироваться
от 4 до 10 г. 6,12,14,19 Для детей разовые дозы
от 120 мг / кг до 150 мг / кг были связаны с гепатотоксичностью;
однако дозы <200 мг / кг вряд ли могут вызвать токсичность. 14,20

Хотя точная максимальная доза точно не определена,
Американская ассоциация центров по борьбе с отравлениями (AAPCC) имеет
рекомендуется, независимо от количества принятого препарата, пациенту
должен быть доставлен для медицинского осмотра, если у него или нее есть признаки или
симптомы, соответствующие токсичности. 21 AAPCC предоставил
рекомендации по направлению в больницу при острых, единичных и непреднамеренных
прием парацетамола и повторный прием супратерапевтического приема
ацетаминофена ( ТАБЛИЦА 1 ). 21


Клиническая презентация

Независимо от того, возникает ли токсичность ацетаминофена
из-за однократной передозировки или после повторных супратерапевтических
при приеме внутрь можно описать прогрессирование отравления ацетаминофеном
в четыре последовательные фазы: доклинические токсические эффекты (первая фаза),
повреждение печени (вторая фаза), печеночная недостаточность (третья фаза) и восстановление
(четвертая фаза). 6,22 У пациентов, получавших лечение на доклинической стадии, может развиться временное повреждение печени, но они полностью выздоравливают. 22
Пациенты, которых не лечат до тех пор, пока не станет очевидным повреждение печени.
имеют переменный прогноз; однако те, у кого есть печеночные
при неудачах смертность составляет от 20% до 40%. 22

Первая фаза наступает через несколько часов после приема внутрь
токсическая доза и длится от 12 до 24 часов. Важно отметить задержку
в появлении симптомов, как должны понимать медицинские работники.
последствия токсичности, которые последуют за этим периодом покоя.Симптомы в течение первых 24 часов не являются диагностическими или специфическими и
включают тошноту, рвоту, потоотделение, анорексию и летаргию,
степень тяжести заболевания будет напрямую зависеть от размера дозы.
проглочен. 8

Во второй фазе, происходящей через 24-48 часов после
при приеме внутрь может возникнуть ложное ощущение выздоровления по мере улучшения желудочно-кишечных симптомов
или исчезнуть. 6,8 Однако, поскольку гепатотоксичность продолжает
могут появиться боли в животе или болезненность в правом подреберье.Кроме того, лабораторные показатели начнут показывать доказательства
гепатотоксичность; печеночные ферменты, лактат, фосфат, протромбиновое время,
а международное нормализованное отношение (INR) резко возрастет. 6,8,12 Большинство пациентов не прогрессируют дальше этой стадии, особенно если вводится антидот ацетилцистеин. 8,12

Некоторые пациенты переходят к третьей фразе, обычно
проводка от 3 до 5 дней. Эта фаза характеризуется
повторное появление или усиление тошноты и рвоты, сопровождающиеся недомоганием,
желтуха и симптомы со стороны центральной нервной системы, включая спутанность сознания, сонливость,
и кома. 6 Серьезный и, возможно, смертельный некроз печени, возможно
происходить. Хотя почечная недостаточность встречается реже, как показано
олигурия, может проявляться в результате индуцированного ацетаминофеном канальцевого
некроз. 6,8,12 Уровни печеночных ферментов достигнут своего пика,
измеряя до 10 000 МЕ / л. Желтуха, гипогликемия, кровотечение и
нарушения коагуляции и печеночная энцефалопатия также будут
очевидно. 8,12 Смерть может наступить в результате
осложнения, связанные с печеночной недостаточностью, в том числе полиорганной
системная недостаточность, отек мозга и сепсис. 15

Наконец, четвертая фаза включает выживание и восстановление, как правило, с восстановлением полноценной функции печени и без долгосрочных эффектов. 6
Примерно 70% пациентов, которые входят в четвертую фазу, полностью выздоравливают.
в то время как у 1-2% пациентов развивается печеночная недостаточность со смертельным исходом. 6 Тяжелая, нелеченная токсичность ацетаминофена приводит к смерти в течение 4–18 дней после приема внутрь. 6

Пациенты повышенного риска

Поскольку механизм токсичности парацетамола происходит через
формирование NAPQI, любые факторы, влияющие на доступность
метаболические ферменты, следовательно, будут влиять на токсичность.Употребление алкоголя,
недоедание и индукция ферментов CYP450 лекарствами, в том числе
длительное лечение карбамазепином, примидоном, рифампицином, эфавиренцем,
и зверобой, могут повлиять на то, как человек реагирует на
ацетаминофен. 23 Пациенты, страдающие любой из вышеперечисленных
факторы должны быть определены, чтобы фармацевты могли их проконсультировать
внимательно о том, как безопасно использовать ацетаминофен.

Этанол служит как субстратом, так и
ингибитор CYP2E1, ограничивающий количество образующегося NAPQI.И наоборот, в
хроническое употребление алкоголя, этанол является индуктором CYP2E1, что приводит к
потенциальное увеличение образования NAPQI при передозировке
парацетамол. Еще одно последствие хронического употребления алкоголя —
истощение запасов глутатиона, что снижает последнюю защиту от
формирование НАПКИ. 17 Нет никаких доказательств того, что
использование ацетаминофена в терапевтических дозах токсично для алкоголика.
человек; поэтому в терапевтических количествах можно использовать ацетаминофен.
безопасно как остро, так и хронически. 23-25 ​​

Хотя это вызывает споры, голодание (длительное голодание) и недоедание являются дополнительными факторами риска отравления парацетамолом. 16,18,23
Подобно хроническому употреблению алкоголя, недоедание вызывает истощение
магазины глутатиона. Однако есть также свидетельства того, что функция CYP2E1
заметно снижается в этой популяции пациентов. Эти эффекты будут
тем самым противодействуют друг другу, потенциально не приводя к изменению
токсичность. 26 Тем не менее, по-прежнему разумно выявлять таких пациентов и предупреждать их об их повышенном потенциале риска.

Менеджмент

При поступлении пациента следует тщательно
оценен. Следует получить подробную недавнюю историю приема лекарств. Сыворотка
Уровень парацетамола в идеале следует определять не позднее, чем через 4 часа после
проглатывание. Фармацевты могут сыграть важную роль, собирая соответствующие
информация, такая как количество принятого лекарства, принятая лекарственная форма,
количество времени, прошедшее с момента последней принятой дозы, и
если были употреблены какие-либо другие препараты.Все эти факторы важны
при анализе концентрации ацетаминофена в сыворотке.

Если пациент поступает в течение часа после приема внутрь,
можно рассмотреть возможность деконтаминации желудка; активированный уголь
рекомендуется только метод обеззараживания ЖКТ. Администрирование активированных
можно рассмотреть возможность применения древесного угля, особенно у пациентов, которые проглотили
препараты ацетаминофена с отсроченным высвобождением или кто употреблял другие
лекарства, замедляющие всасывание парацетамола. 12
Однако из-за быстрого всасывания и распределения парацетамола
фаз, в остальном этот метод не играет большой роли с течением времени. 27-29
Активированный уголь следует вводить только в том случае, если пациент
умственно настороженный с неповрежденными дыхательными путями. Этого также следует избегать в тех
с повышенным риском аспирации, неконтролируемой рвоты или
совместное употребление разъедающих или проконвульсантов. 30

Ацетилцистеин: Основа
Лечение отравления ацетаминофеном — ацетилцистеин. Этот агент
восполняет запасы глутатиона в печени и увеличивает содержание сульфатов
конъюгация, предотвращающая накопление NAPQI. 31
Ацетилцистеин может быть полезен пациентам с
печеночная недостаточность, вызванная ацетаминофеном, поскольку она улучшает гемодинамику и
использование кислорода, уменьшает отек мозга и улучшает митохондриальную энергию
производство. 14,22

Ацетилцистеин может предотвратить печеночную недостаточность из-за
передозировка ацетаминофеном при достаточно раннем введении (в течение 8-10 часов
после острой передозировки), но может иметь значение до 48 часов
после приема внутрь. 6,11,14,31 Стандартный ацетаминофен
номограмму токсичности, номограмму Румака-Мэтью, можно использовать для
определить вероятность серьезного поражения печени.Однако это
оказывается неэффективным при оценке возможной токсичности из-за нескольких
проглатывание с течением времени, когда время проглатывания неизвестно или когда оно изменено
метаболизм происходит. 11 Принимая это во внимание,
ацетилцистеин следует назначать в любом случае острой печеночной недостаточности.
или когда есть какие-либо доказательства токсического действия на печень, при котором ацетаминофен
подозревается передозировка. 11

Ацетилцистеин доступен перорально и внутривенно; выбор зависит от клинического сценария. 21
Пероральный прием может быть полезным для пациентов с доклиническими заболеваниями.
токсические эффекты или повреждение печени, хотя наличие измененных психических
статус и рвота могут ограничить его использование. 22 Режим дозирования
для перорального ацетилцистеина — это ударная доза 140 мг / кг, за которой следует 17
дозы 70 мг / кг каждые 4 часа, всего 72 часа. 11 Пациенты с печеночной недостаточностью должны получать внутривенную терапию. 22
Рекомендуется непрерывная внутривенная инфузия при нагрузочной дозе 150 мг / кг внутривенно.
в 200 мл D5W, вводимого в течение 60 минут с последующей поддерживающей дозой
50 мг / кг в течение 4 часов, после чего следует вторая поддерживающая доза 100
мг / кг в 1000 мл D5W в течение 16 часов. 11 Если
пациент менее 40 кг, жидкость следует отрегулировать в соответствии с рекомендациями
Избегайте перегрузки жидкостью, гипонатриемии и судорог. Если пациент
чувствует себя хорошо, еще не полностью восстановился после рекомендуемой дозировки,
терапию ацетилцистеином можно продолжить, используя последнюю пероральную дозу
или скорость последней внутривенной инфузии. Ацетилцистеин следует продолжать после
продолжительность протокола до тех пор, пока концентрация парацетамола не станет необнаружимой,
уровень АСТ в сыворотке нормализовался или значительно улучшился, и
разрешение любых признаков печеночной недостаточности. 13

Из-за неприятного вкуса и запаха рвота часто возникает при пероральном приеме ацетилцистеина. 31,32
Побочные эффекты, связанные с внутривенным введением ацетилцистеина, включают анафилактоид.
реакции, включая сыпь, кожный зуд, ангионевротический отек, бронхоспазм,
тахикардия и гипертония. 31,32 Кроме того, при использовании
Ацетилцистеин внутривенно, фармацевты должны знать о возможности
ошибки приема лекарств. Сложный режим, длительность терапии и необходимость
для нескольких специалистов в области здравоохранения для введения доз в различных
участки лечения значительно увеличивают риск ошибок. 33 Одно ретроспективное исследование выявило 33% -ную частоту медикаментозных ошибок при внутривенном введении ацетилцистеина. 33
Наиболее частым типом ошибки, обнаруженной в этом исследовании, была задержка
терапия, которая потенциально может снизить эффективность ацетилцистеина.
Другой обнаруженной распространенной ошибкой было ненужное администрирование
ацетилцистеин, что приводит к ненужным расходам. Это важно для
поставщиков медицинских услуг для консультации с токсикологическими центрами в случае
передозировка парацетамолом. Они могут предоставить самую современную дозировку
информация и протоколы для обеспечения надлежащего администрирования
ацетилцистеин.

Маркировка FDA

В надежде на повышение безопасности и снижение токсичности
FDA уже давно обновляет свои рекомендации относительно парацетамола.
использовать. В конце 1990-х годов исследования показали, что ацетаминофен был
ведущая причина острой печеночной недостаточности в США, в большинстве случаев
возникшие в результате случайной передозировки. 34 В 1998 году FDA
выпустила предупреждающую этикетку на продуктах с ацетаминофеном, которая призвала пациентов
кто употреблял более трех алкогольных напитков в день, чтобы проконсультироваться с
врач перед использованием этого лекарства.Шли годы, и
корреляция между парацетамолом и печеночной токсичностью стала еще больше
Очевидно, FDA созвало собрание, чтобы действовать на основании этих выводов. В 2002,
Консультативный комитет FDA рекомендовал, чтобы предупреждение о токсичности печени было
помещается на все продукты, содержащие ацетаминофен. В 2009 году новая маркировка
был разработан, чтобы помочь пациентам легко определить, какие продукты содержат
ацетаминофен, снижающий вероятность случайной передозировки. Черный
Коробка с предупреждением позже была помещена на все рецептурные препараты ацетаминофена.
подчеркивая потенциальный риск серьезного повреждения печени, и предупреждение
при редкой, но серьезной анафилаксии и других реакциях гиперчувствительности
был реализован. 34

В августе 2013 года FDA уведомило потребителей редких, но
серьезные и потенциально смертельные кожные реакции, такие как реакция Стивенса-Джонсона
синдром (SJS), токсический эпидермальный некролиз (TEN) и острый генерализованный
экзантематозный пустулез (AGEP), связанный с употреблением парацетамола. 35
Пациенты должны быть предупреждены о признаках и симптомах кожных реакций.
такие как шелушение, образование пузырей, покраснение и отслоение кожи, при этом
они должны прекратить любое дальнейшее употребление наркотиков и обратиться за медицинской помощью.
немедленно.

FDA также объявило, что с января 2014 г.
количество парацетамола, содержащегося в рецептурных комбинированных продуктах, должно
быть ограниченным до 325 мг на таблетку или капсулу. 36,37 В мае 2011 г.
производители безрецептурных препаратов ацетаминофена добровольно
объявили, что детям-одиночкам дозу жидкого парацетамола (160
мг / 5 мл) будет единственной доступной концентрацией; концентрированный
детские капли больше не будут производиться. 38

Несмотря на достигнутый прогресс, некоторые вещи еще не решены.
определяется.Консультативный комитет FDA проголосовал за многие
изменения, которые, как считается, улучшают безопасность и снижают токсичность, но FDA
еще не приняты меры. Например, при максимальной суточной дозе
ацетаминофен ранее был установлен на уровне 4 г / день, Консультативный комитет FDA
предлагает уменьшить его, чтобы уменьшить передозировку. 37 Это
важно отметить, что некоторые производители уже обновили свои
маркировка, чтобы отразить эти рекомендации, хотя это еще не
обязательно для этого.Также прилагаются усилия для улучшения продукта.
маркировка, повышение уровня образования пациентов, создание универсального педиатрического
рецептуры, исключите комбинированные продукты с ацетаминофеном и уменьшите
сила безрецептурных продуктов ацетаминофена до 325 мг на таблетку с
максимальная разовая доза 650 мг. 37 Пока нет окончательного консенсуса по
любая из этих проблем была решена, медицинские работники должны
информировать своих пациентов о важности соблюдения маркировки
инструкции.

Роль фармацевта

Фармацевты могут эффективно продвигать
безопасное использование парацетамола.Многие пациенты не знают о максимуме
суточная доза парацетамола и потенциальная токсичность. 39 Кроме того, пациенты могут не понимать, что парацетамол содержится в более чем 600 различных продуктах. 39
Все пациенты, получающие рецепт на ацетаминофен,
необходимо проконсультировать продукт, чтобы обеспечить осведомленность об активных
ингредиент. Фармацевты должны играть активную роль в обучении пациентов
которые покупают безрецептурные препараты ацетаминофена. Фармацевты жизненно важны для
предотвращение неправильного использования ацетаминофена, гарантируя безопасное использование препарата
через обучение пациентов и обзор лекарств пациентов
истории.

Кроме того, фармацевты должны рекомендовать пациентам
обратитесь в национальную справочную службу по борьбе с отравлениями, если они подозревают парацетамол
передозировка. Бесплатный номер: 1-800-222-1222. 40 Автор
позвонив по этому номеру, пациенты будут подключены к ближайшему региональному
токсикологический центр со специалистами, доступными 24 часа в сутки, 7 дней в неделю
неделя. Эти специалисты смогут помочь оценить и управлять
потенциальная передозировка ацетаминофена. Такие действия минимизируют риск
неправильного дозирования, дублирования терапии и несоответствующего препарата
использовать.

ССЫЛКИ

1. Кауфман Д.В., Келли Дж. П., Розенберг Л. и др. Недавний
модели использования лекарств амбулаторным взрослым населением
США: обзор Slone. JAMA . 2002; 287: 337-344.

2. Полозе-Рам Р., Хирш Р., Диллон С. и др. Рецепт
и безрецептурное использование анальгетиков среди взрослого населения США: результаты
из третьего Национального исследования здоровья и питания (NHANES
III). Pharmacoepidemiol Drug Saf . 2003; 12: 315-326.

3. Полозе-Рам Р., Хирш Р., Диллон С. и др. Частый
ежемесячное употребление выбранных безрецептурных и ненаркотических средств
анальгетики среди взрослых в США. Pharmacoepidemiol Drug Saf . 2005; 14: 257-266.

4. Берк А., Смит Э.М., Фицджеральд Г.А. Обезболивающее-жаропонижающее
агенты; фармакотерапия подагры. В: Brunton LL, Laso JS, Parker K,
ред. Фармакологические основы терапии Гудмана и Гилмана .11-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 2006: 671-716.

5. Уоткинс П.Б., Капловиц Н., Слэттери Дж. Т. и др.
Повышение уровня амино-трансферазы у здоровых взрослых, получавших 4 грамма
ацетаминофен ежедневно: рандомизированное контролируемое исследование. JAMA . 2006; 296: 87-93.

6. Чун Л.Дж., Тонг М.Дж., Бусуттил Р.В. и др. Гепатотоксичность ацетаминофена и острая печеночная недостаточность . Дж Клин Гастроэнтерол . 2009; 43: 342-349.

7. Бронштейн А.С., Спайкер Д.А., Кантилена Л.Р. и др. 2011 г.
годовой отчет Американской ассоциации центров по борьбе с отравлениями.
Национальная система данных по ядам (NPDS): 29-й годовой отчет. Clin Toxicol . 2012; 50: 911-1164.

8. Шиллинг А., Кори Р., Леонард М. и др. Ацетаминофен: старый препарат, новые предупреждения. Клив Клин Дж. Мед . 2010; 77: 19-27.

9. Нурджа П., Ахмад С.Р., Карвоски С. и др. Оценки передозировок, связанных с ацетаминофеном (парацетамолом), в США . Pharmacoepidemiol Drug Saf. 2006; 15: 398-405.

10. Ларсон А.М., Полсон Дж., Фонтана Р.Дж. и др.
Острая печеночная недостаточность, вызванная ацетаминофеном: результаты США
многоцентровое проспективное исследование. Гепатология . 2005; 42: 1364-1372.

11. Ли В. М., Ларсон А. М., Стравиц Т. Позиционный документ AASLD:
лечение острой печеночной недостаточности: обновление 2011 г., Балтимор, Мэриленд:
Американская ассоциация по изучению заболеваний печени; Сентябрь 2011 г.
www.aasld.org/practiceguidelines/Documents/AcuteLiverFailureUpdate2011.pdf.
По состоянию на 15 декабря 2013 г.

12. Информация о профессиональном продукте Tylenol (ацетаминофен). Форт Вашингтон, Пенсильвания: McNeil Consumer Healthcare; 2010 г.

13. Хендриксон Р.Г.Ацетаминофен. В: Нельсон Л.С., Левин Н.А., Хауленд М., ред. Чрезвычайная токсикологическая ситуация Голдфрэнка . 9 изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 2011: 483-99.

14. Hodgman MJ, Garrard AR. Обзор отравления парацетамолом. Клиника интенсивной терапии . 2012; 499-516.

15. Ларсон AM. Гепатотоксичность ацетаминофена. Clin Liver Dis . 2007; 11: 525-548.

16. Rumack BH. Гепатотоксичность ацетаминофена: первые 35 лет. J Токсикол Клин Токсикол . 2002; 40: 3-20.

17.Нельсон С.Д. Молекулярные механизмы гепатотоксичности, вызываемой парацетамолом. Semin Liver Dis . 1990; 10: 267-278.

18. Ли WH. Гепатотоксичность, вызванная лекарствами. N Engl J Med . 1995; 333: 1118-1127.

19. Fontana RJ. Острая печеночная недостаточность, включая передозировку парацетамолом. Med Clin North Am . 2008; 92: 761-794.

20. Комитет по лекарствам Американской академии педиатрии. Токсичность ацетаминофена у детей. Педиатрия . 2001; 108: 1020-1024.

21.Дарт Р.К., Эрдман А.Р., Олсон К.Р. и др. Ацетаминофен
отравление: согласованное руководство, основанное на фактических данных, для внебольничных
управление. Clin Toxicol . 2006; 44: 1-18.

22. Слышал KJ. Ацетилцистеин при отравлении парацетамолом. N Engl J Med . 2008; 359: 285-292.

23. Ferner RE, Уважаемый JW, Bateman DN. Лечение отравления парацетамолом. BMJ . 2011; 342: d2218.

24. Kuffner EK, Dart RC, Bogdan GM, et al. Эффект
максимальные суточные дозы парацетамола на печень больных алкоголизмом:
рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Arch Intern Med . 2001; 161: 2247-2252.

25. Kuffner EK, Green JL, Bogdan GM, et al. Эффект
ацетаминофен (четыре грамма в день в течение трех дней подряд) на печень
тесты на больных алкоголизмом — многоцентровое рандомизированное исследование. BMC Med . 2007; 5: 13.

26. Rumack BH. Заблуждения об ацетаминофене. Гепатология . 2004; 40: 10-15.

27. Кристоферсен А.Б., Левин Д., Хёгберг Л.С. и др.
Использование только активированного угля или после промывания желудка: имитация большого
интоксикация парацетамолом. Br J Clin Pharmacol . 2002; 53; 312-317.

28. Сато Р.Л., Вонг Дж.Дж., Сумида С.М. и др. Эффективность
позднее введение суперактивированного угля (3 часа) после
передозировка ацетаминофеном. Am J Emerg Med . 2003; 21: 189-191.

29. Спиллер Х.А., Винтер М.Л., Кляйн-Шварц В. и др.
Эффективность активированного угля, введенного более чем через четыре часа после
передозировка ацетаминофеном. J Emerg Med . 2006; 30: 1-5.

30. Chyka PA, Seger D, Krenzelok EP, et al. Документ с изложением позиции: однократный активированный уголь. Clin Toxicol . 2005; 43: 61-87.

31. Козер Э., Корен Г. Управление передозировкой парацетамола: текущие споры. Безопасность лекарств . 2001; 24: 503-512.

32. Сандилендс Э.А., Бейтман Д.Н. Побочные реакции, связанные с ацетилцистеином. Clin Toxicol . 2009; 47: 81-88.

33. Hayes BD, Klein-Schwartz W, Doyon S.
ошибки лечения с внутривенным ацетилцистеином для ацетаминофена
передозировка. Энн Фармакотер . 2008; 42: 766-770.

34.29-30 июня 2009 г .: Совместное заседание Комитета по безопасности лекарственных средств и
Консультативный комитет по управлению рисками в отделении анестезии и жизнеобеспечения
Консультативный комитет по лекарствам и Консультативный комитет по безрецептурным лекарствам
Комитет: информационные материалы FDA. Обновлено 30 июля 2013 г.
www.fda.gov/downloads/AdvisoryCommittees/CommitteesMeetingMaterials/Drugs/DrugSafetyandRiskManagementAdvisoryCommittee/UCM164897.pdf.
По состоянию на 15 декабря 2013 г.

35. Сообщение FDA по безопасности лекарств: FDA предупреждает о редких, но
серьезные кожные реакции с обезболивающим / жаропонижающим средством
ацетаминофен.1 августа 2013 г.
www.fda.gov/Drugs/DrugSafety/ucm363041.htm. По состоянию на 16 декабря 2013 г.

36. Сообщение FDA по безопасности лекарств: рецепт
продукты с ацетаминофеном должны быть ограничены до 325 мг на единицу дозирования; в штучной упаковке
предупреждение укажет на возможность тяжелой печеночной недостаточности. 13 января,
2011. www.fda.gov/Drugs/DrugSafety/ucm239821.htm. Доступ 16 декабря,
2013.

37. Krenzelok EP. Комментарий: Ацетаминофен FDA
Заседание Консультативного комитета. Какое будущее у ацетаминофена в
Соединенные Штаты? Перспектива члена комитета. Clin Toxicol . 2009; 47: 784-789.

38. Паппас М., Брайан К. Отрасль внебиржевой торговли объявляет о добровольном
переход на одну концентрацию однокомпонентной детской жидкости
ацетаминофен лекарства. Потребительские товары для здоровья. 11 мая 2011 г.
www.chpa.org/05_04_11_PedAcet.aspx. По состоянию на 15 декабря 2013 г.

39. Хорнсби LB, Whitley HP, Hester EK, et al. Обзор
знания пациентов, связанные с распознаванием, дозированием и приемом парацетамола
токсичность. J Am Pharm Assoc . 2010; 50: 485-489.
40. Американская ассоциация центров по борьбе с отравлениями. www.aapcc.org. По состоянию на 25 февраля 2014 г.

Чтобы прокомментировать эту статью, свяжитесь с [email protected]

Кислородная токсичность — обзор

8.12.5.3 Легочная кислородная токсичность

Кислородная токсичность — хорошо известное клиническое явление у людей (Gould et al. 1972; Kapanci et al. 1972). Клеточно-кинетические исследования эффектов кислородного отравления у животных дали нам три потенциально важных наблюдения: (1) общая картина восстановления в легких после диффузного альвеолярного повреждения, (2) критическая роль легочного эпителия в восстановлении нормальной ткани и (3) указание на потенциально важные видовые различия.

Воздействие гипероксии на животных в течение нескольких дней (95–100% кислорода во вдыхаемом воздухе) приводит к обширному диффузному поражению альвеол. Раннее наблюдение, сделанное при изучении эффектов гипероксии на структуру легких, относилось к цитотоксическим эффектам кислорода (Evans et al. 1969). Было отмечено, что кислород способен подавлять деление клеток в легких. Показатели маркировки стали значительно снижены в популяциях эпителиальных и эндотелиальных клеток II типа.Однако, когда животные сначала подвергались воздействию кислорода в сублетальных концентрациях, а затем им давали возможность восстановиться на воздухе, анализ кинетики клеток легких показал отчетливую картину восстановления (Адамсон и Боуден 1974; Боуден и Адамсон 1974). Через 2–3 дня после удаления мышей из гипероксической среды общее количество делящихся клеток в альвеолярной паренхиме резко увеличилось. Идентификация меченых клеток показала, что первоначальный всплеск пролиферативной активности произошел в популяции эпителиальных клеток альвеолярного типа II, за которым примерно через 24 часа последовал пролиферативный взрыв эндотелиальных клеток капилляров.Этот паттерн клеточного повреждения и последовательных процессов восстановления стал важной парадигмой для клеточных событий после диффузного альвеолярного повреждения, вызванного несколькими другими токсичными ингалянтами или переносимыми с кровью агентами, такими как BHT (Adamson et al. 1977), хлорид кадмия (CdCl). 2 ) (Martin and Witschi 1985), 3-метилфуран (3-MF) (Haschek et al. 1984) и метилциклопентадиенилтрикарбонил марганца (MMT) (Hakkinen and Haschek 1982). Следует добавить, что во всех этих экспериментах восстановление альвеолярного эпителия происходило только после того, как животные перестали подвергаться воздействию токсичного агента и получали возможность восстановиться на воздухе.

Неблагоприятное воздействие кислорода на деление клеток в легких было более тщательно изучено в нескольких более поздних исследованиях, в которых использовались соответствующие экспериментальные модели. Witschi и Cote (1977) пришли к выводу из биохимических измерений синтеза ДНК в легких мышей, получавших BHT, что делящиеся, в отличие от покоящихся, эпителиальные клетки типа II могут быть особенно уязвимы для кислородного отравления. Это было напрямую подтверждено обнаружением пониженных индексов мечения клеток типа II, когда легкие с активно пролиферирующими популяциями клеток типа II подвергались гипероксии (Hackney et al. 1981; Haschek et al. 1983). Кроме того, было обнаружено, что в легких, поврежденных ингаляционным агентом или агентом, передающимся с кровью, и подвергнутых гипероксической среде, кислород может препятствовать дальнейшей пролиферации эпителиальных клеток (Hackney et al. 1981; Haschek et al. 1983 ). Очевидно, что поврежденное легкое более чувствительно к кислороду, чем нормальное легкое, что потенциально важно для кислородной терапии человека. К сожалению, взаимосвязь между травмой, стадией заболевания и концентрацией кислорода во вдыхаемом воздухе сложна (Witschi et al. 1981).

Одним из особенно важных результатов вмешательства в пролиферацию эпителиальных клеток после диффузного альвеолярного повреждения является развитие фиброзных изменений во всем легком (Haschek and Witschi, 1979), которые могут сохраняться до 1 года и дольше (Haschek et al. 1982; Witschi и др. 1980). Похоже, что взаимодействие между интактным альвеолярным эпителием и лежащей в основе популяцией фибробластов является решающим элементом в контроле развития фиброзных изменений (Adamson and Bowden 1976; Adamson et al. 1990; Brody et al. 1981). Почему делящиеся альвеолярные клетки II типа особенно уязвимы для кислорода, остается неясным. Возможным механизмом воздействия кислородной токсичности на делящиеся клетки может быть задержка митоза, то есть удлинение фазы G 2 клеточного цикла и существенное снижение общей фракции роста (Margaretten and Witschi 1988).

Другой образец пролиферации клеток развивается в легких, которые постоянно подвергаются воздействию нелетальных концентраций кислорода.В атмосфере с содержанием кислорода 65–70% совокупные индексы мечения в легких мышей, измеренные в течение первых 4 недель, были в 4–8 раз выше, чем в контроле. Затем индексы маркировки упали примерно вдвое по сравнению с контрольными. Возможно, это отражает адаптацию, аналогичную той, которая наблюдается у животных, хронически подвергающихся воздействию озона. В проводящих дыхательных путях картина была иной. Совокупные индексы маркировки оставались примерно в 25 раз выше, чем в контроле, в течение всего периода воздействия, что свидетельствует о постоянно высокой текучести.Как только животные были выведены из кислорода в воздух, показатели маркировки как в альвеолярной зоне, так и в дыхательных путях почти сразу снизились до контрольных значений (Lindenschmidt et al. 1986a, b).

Анализ характера пролиферации клеток после кислородно-индуцированного повреждения легких показывает, что разные виды могут по-разному реагировать на один и тот же токсичный ингалянт. Впервые было обнаружено Крапо и Тирни (1974), что крыс можно сделать толерантными к 100% -ному кислороду путем предварительной обработки 85% -ной концентрацией кислорода, тогда как у мышей и хомяков обычно не развивается толерантность при предварительном воздействии низких уровней кислорода.Это предполагало, что реакция крыс могла быть уникальной. Чтобы проверить эту возможность, четыре вида крыс, мышей, хомяков и мартышек подвергались воздействию 100% кислорода в течение 48 часов. Анализ структуры репликации клеток после удаления животных из кислорода показал значительные различия между крысами с одной стороны и мышами, хомяками и мартышками с другой (Tryka and Witschi 1991; Tryka et al. 1986). Исследования по маркировке клеток показали, что у крыс преобладающей популяцией клеток, которая регенерировала после кислородного повреждения, была популяция эндотелиальных клеток капилляров.Это согласуется с наблюдением, что повреждение эндотелиальных клеток является важной особенностью кислородного отравления легких крыс (Crapo et al. 1980). Судя по общей степени поражения, крысы также были наиболее чувствительными к кислороду видами. У мышей, хомяков и мартышек большинство клеток, содержащих тимидин, были преимущественно эпителиальными клетками типа II (Tryka and Witschi 1991; Tryka et al. 1986). Кислородная токсичность у людей характеризуется обширным начальным повреждением популяции клеток альвеолярного типа II, за которым следует пролиферация этой популяции клеток с некоторым восстановлением поврежденного эпителия (Bachofen and Weibel 1977; Gould et al. 1972). Наблюдения показали, что восстановление повреждений может быть видоспецифичным и что мышь может представлять собой хорошую модель для изучения кислородного отравления человека.

Синдромы отравления грибами — Североамериканская микологическая ассоциация

Существует много разных типов микотоксинов. Из 14 различных типов отравлений грибами, обнаруженных во всем мире, на сегодняшний день в Северной Америке наблюдается около 10 различных типов реакций на микотоксины. Однако, поскольку большинство видов грибов едят редко, многие токсины плохо документированы, а синдромы, еще не наблюдаемые в Северной Америке, могут проявиться по мере того, как все больше и больше людей экспериментируют с употреблением лесных грибов.NAMA ведет реестр случаев, когда вы можете сообщать о случаях отравления грибами.

Следующий список не является исчерпывающим. Он представлен здесь в информационных целях и не должен рассматриваться как помощь в диагностике. Изображения показаны только в качестве примеров и не должны использоваться для идентификации. Для экстренной идентификации обратитесь к нашему списку добровольцев . Если вы подозреваете, что съели ядовитый гриб, обратитесь к врачу или в местный токсикологический центр .

После инцидента помогите задокументировать отравление грибами, отправив онлайн-отчет в Реестр случаев отравления NAMA.

Важно подать отчет, даже если результатом было только расстройство желудочно-кишечного тракта. НАМА отслеживает ВСЕХ отравления грибами.

Следующие синдромы рассматриваются ниже (щелкните заголовок, чтобы перейти непосредственно к этому разделу):

Раздражители желудочно-кишечного тракта

Наиболее частая форма отравления грибами вызывается широким спектром раздражителей желудочно-кишечного тракта.Симптомы обычно появляются в течение от 20 минут до 4 часов после приема грибов и включают тошноту, рвоту, судороги и диарею, которые обычно проходят после того, как раздражитель был изгнан. В тяжелых случаях может потребоваться госпитализация. Поддерживающее лечение может включать попытки устранить раздражители. Во всех случаях рвоты и диареи важны меры по восполнению потерянных жидкостей и электролитов. Выздоровление полное, хотя приступ с тяжелым желудочно-кишечным расстройством может отложить когда-либо снова есть грибы! ВАЖНО : Если желудочно-кишечное расстройство начинается через 6–24 часа после приема грибов, существует вероятность очень серьезной токсичности аматоксинов (см. Аманитин).Начало желудочно-кишечного тракта через 4-11 часов с нарушением функции почек может быть связано с алленовым норлейцином (2-амино-4,5-гексадиеновая кислота). Развитие желудочно-кишечного тракта более 24 часов и до 21 дня могло быть связано с орелланином.

наверх

Мускарин

Грибы: Inocybe видов, Clitocybe dealbata и несколько родственников, а также некоторые виды с красными порами Boletus .

Inocybe lanuginosa

Clitocybe dealbata

Boletus eastwoodiae

9252 обычно проявляются в течение 15 минут

, симптомы при проглатывании проявляются в течение 15 минут. непроизвольная нервная система.К ним относятся повышенное слюноотделение, потливость, слезы, лактация (у беременных), а также сильная рвота и диарея. Эти симптомы могут сопровождаться нарушениями зрения, нерегулярным пульсом, снижением артериального давления и затрудненным дыханием. Пострадавшие обычно выздоравливают в течение 24 часов, но в тяжелых случаях может наступить смерть из-за дыхательной недостаточности. Атропин является специфическим антидотом, но его должен назначать врач. Собаки особенно восприимчивы к токсину мускарин.

наверх

Производные изоксазола (мускимол, иботеновая кислота и аналогичные)

Грибы: Amanita muscaria, A.pantherina, A. gemmata, Amanita multisquamosa (син. A. cothurnata), A. frostiana, A. crenulata, A. strobiliformus, Tricholoma muscarium .

Amanita muscaria

Amanita pantherina

Amanita gemmata

9224 mult3

49 токсины и много дезинформации об их лечении.Атропин НЕ показан в случаях отравления иботеновой кислотой или мусцимолом, но часто упоминается в медицинской литературе как средство лечения отравлений A. muscaria, где токсин ошибочно указан как мускарин! Эффекты атропина близки к действию иботеновой кислоты и могут даже усугубить симптомы.

Симптомы появляются в течение от 30 минут до 2 часов после приема внутрь и длятся несколько часов. Тошнота и рвота довольно часты, но основные эффекты действуют на центральную нервную систему: спутанность сознания, искажение зрения, ощущение большей силы, бред и судороги.Сонливость — частый симптом, и многие, кто проглотил эти грибы, засыпают, и их невозможно разбудить. В редких случаях кома может длиться более 24 часов. Этот аспект синдрома может быть особенно пугающим для лечащего врача, поскольку в большинстве случаев речь идет о пациентах, которые прибывают в этом явно коматозном состоянии. Возникающая в результате паническая реакция и чрезмерное лечение обычно не приносят пользы пациенту. У людей нет достоверно задокументированных случаев смерти от токсинов, содержащихся в этих грибах, за последние 100 лет, хотя есть один случай, когда туристы замерзли насмерть, находясь в коматозном состоянии.Собаки и особенно кошки могут умереть от этих токсинов изоксазола, хотя для ветеринара важно не усыплять животное, даже если шансы на выздоровление маловероятны — как только животное выходит из коматозного состояния, выздоровление обычно завершается в течение недели. или так.

Лечение людей и животных в основном является поддерживающим. Меры по снижению тревожности могут включать в себя уверение пациента в том, что эффект носит временный характер. Если была сильная рвота и диарея, меры по замене жидкости и электролитов могут ускорить выздоровление.Обычно выздоровление происходит спонтанно. Повторюсь: мускарин не играет документально подтвержденной клинической роли в отравлениях Amanita muscaria или A. pantherina . Атропин не показан.

наверх

Аманитин (аматоксины)

Грибы: Amanita phalloides, A. ocreata, A. verna, A. bisporigera, Conocybe filaris, Galerina marginata (syn. G. autumnalis), G. venenata, Lepiotia castanea, L. helveola, L. subincarnata (син. L. josserandii) , L.brunneoincarnata , L. brunneolilacea и близкие родственники.

бледная поганка

Amanita Ocreata

Amanita Bisporigera

Conocybe filaris

галерина окаймлённая

Lepiota subincarnata

Чрезвычайно серьезное.Смертность от отравления аманитином составляет около 50% без своевременной квалифицированной медицинской помощи, но составляет около 10% в США и Канаде, где легко доступна хорошая медицинская помощь. Аматоксины вдвойне опасны из-за того, что симптомы откладываются на 6–24 часа после приема внутрь, к этому времени токсины полностью абсорбируются организмом, и после начального состояния желудочного расстройства пациент может выздороветь примерно на второй или третий день и быть отправленным домой.Мониторинг функции ферментов печени имеет решающее значение в случаях отсроченного развития желудочно-кишечного расстройства!

Аманитины представляют собой группу сложных циклических полипептидов, которые повреждают ткани, ингибируя синтез РНК в каждой отдельной клетке. Начало симптомов проявляется в четыре стадии:

  • Первая стадия — это латентный период от 6 до 24 часов после приема пищи, в течение которого токсины активно разрушают почки и печень жертвы, но жертва не испытывает дискомфорта.
  • Вторая стадия — это период около 24 часов, характеризующийся сильной рвотой, кровавой диареей и сильными спазмами в животе.
  • Третья стадия — это период в 24 часа, в течение которого жертва, кажется, выздоравливает (в случае госпитализации пациента иногда выписывают!)
  • Четвертая стадия — это рецидив, во время которого часто возникает почечная и печеночная недостаточность, ведущая к смерти. Пациенты также могут «истечь кровью» и умереть из-за разрушения факторов свертывания крови. Может быть несколько рецидивов.

Если у вас есть основания подозревать, что кто-то проглотил гриб, содержащий аманитин, НЕ ДОЖДИТЕ , пока не появятся симптомы! Противоядия от отравления аманитином нет, и лучшая надежда — срочно доставить человека в больницу, где токсины могут быть удалены до того, как полностью впитаются в организм.

Немедленное обращение за медицинской помощью при подозрении на отравление аматоксином имеет решающее значение. Поскольку симптомы (ПРИМЕЧАНИЕ: в наиболее серьезных случаях тяжелая диарея может начаться всего через 6 часов после приема внутрь) обычно проявляются не раньше, чем через 12 или более часов после приема веществ, содержащих аматоксин, активированный уголь для удаления токсинов из Желудочно-кишечный тракт неэффективен. Во всех случаях, кроме самых тяжелых, агрессивное внутривенное введение жидкости может медленно вывести токсины из организма с мочой.Необходимо внимательно следить за уровнем ферментов печени и факторами свертывания крови. В тяжелых случаях (если судить по уровням ферментов печени и факторам свертывания крови) экспериментальное использование силибинина внутривенно и другие меры могут достаточно помочь, чтобы можно было избежать трансплантации печени. Использование пенициллина больше не считается эффективным. Полный обзор стратегий лечения см. В «Отравлении аматоксинами в Северной Америке, 2015–2016 гг.»

наверх

Гиромитрин

Грибы: Gyromitra esculenta и, возможно, G.ambigua, G. infula. Примечание. Несколько дополнительных Gyromitra spp. , особенно G. montanum, G. gigas, G. fastigiata (= brunnea), G. californica, G. sphaerospora , а также многие родственные аскомицеты, такие как некоторые виды Helvella, Verpa, и Cudonia spp. , даже сморчки могут вызвать расстройство, если их употреблять в сыром или не тщательно приготовленном виде, хотя в большинстве случаев токсины точно не известны.

Gyromitra esculenta

Gyromitra infula

Гиромитрин, использованный, очень токсичный продукт гидролиза ММ, первый каргидразин, не содержащий красителей, представляет собой монометиловый продукт гидролиза, является монометил-гидролизом. за его гиперголические свойства в сочетании с тетроксидом азота.MMH используется НАСА в качестве ракетного топлива, что должно дать некоторое представление о том, что подразумевается под «летучим».

«Летучие» также означает, что гиромитрин имеет низкую температуру кипения, и поэтому грибы, содержащие его, могут не оказывать на одних озадачивающего эффекта, тогда как другие сильно отравлены. В Европе от Gyromitra esculenta умирали только повара. Граница между «безопасной и смертельной дозой» очень тонкая

Симптомы появляются в течение 2–24 часов и включают головные боли, абдоминальное расстройство, тяжелую диарею и рвоту.В тяжелых случаях может произойти повреждение печени, почек и эритроцитов, что может привести к смерти. Лечение в основном поддерживающее, и следует проконсультироваться с врачом.

Гиромитрин также является известным канцерогеном, поэтому употребление менее токсичной дозы также может вызвать проблемы в будущем.

наверх

Задержка поражения почек: орелланин

Грибы: Cortinarius orellanus, C. rubellus (= C. orellanoides, C. speciosissimus, C. rainierensis) и C.gentilis. C. splendens, C. atrovirens и C. venenosus, могут вызывать отравление орелланином.

Cortinarius orellanosus

Cortinarius rubellus

Cortinarius rubellus

паутинник благородный нетоксичен Двойник

Очень серьезно.Симптомы отравления орелланином могут появиться очень сильно (до трех недель), токсин не очень хорошо изучен, а специальные методы лечения недоступны. В финской статье 1975 года неверно сообщалось, что высушенный Cortinarius gentilis вызывал серьезные повреждения при скармливании крысам, но их идентификация C. gentilis была неверной, и более поздние исследования показали, что C. gentilis не содержит орелланин. Первое отравление орелланином в Северной Америке было связано с почечной недостаточностью у женщины из Мичигана, которая съела видов Cortinarius , похожих на Cortinarius orellanus , но обнаруженных под дубами в 2008 году.В 2010 году этот новый вид получил название Cortinarius orellanosus. Второй известный случай орелланина в Северной Америке (2020 г.) касался жителя Квебека, который съел Cortinarius rubellus из сфагнового болота. Синонимы C. rubellus включают Cortinarius rainierensis , Cortinarius speciosissimus и Cortinarius orellanoides .

Симптомы проявляются в течение от 36 часов до 3 недель после приема внутрь (в среднем около 8 дней) и включают тошноту, рвоту, вялость, анорексию, частое мочеиспускание, жгучую жажду, головную боль, ощущение холода и дрожь (лихорадка обычно отсутствует), доказательства или прогрессирующая почечная недостаточность.

Помимо стандартного лечения почечной недостаточности, в случаях отравления орелланином существует лишь поддерживающее лечение. Пациенты с тяжелым, но необратимым поражением могут начать восстанавливать функцию почек через две-четыре недели после появления симптомов. ПРИМЕЧАНИЕ. Соединения, вызывающие этот синдром, демонстрируют очень сильную ультрафиолетовую флуоресценцию. И грибы, и ткани отравленного человека будут проявлять эту флуоресценцию.

наверх

Псилоцибин, псилоцин и другие производные индола

Грибы: около 20 псилоцибов видов, включая P.cyanescens, P. stuntzii, P. cubensis и P. semilanceata , несколько видов Panaeolus , включая P. cyanescens и P. subbalteatus , по крайней мере три вида Gymnopilus , особенно 319 плюс Gymnopilus видов по крайней мере, один Mycena, один , один Pluteus , один Conocybe и один Inocybe .

псилоцибе синеющая

Psilocybe stuntzii

Psilocybe Cubensis

Gymnopilus spectabilis

Эти индолы известны как галлюциногены, и эти грибы сыграли важную роль в религии и медицине в некоторых частях мира, особенно в Южной Америке.Их свойства были «заново открыты» микологами в Оахаке в 1930-х годах и изучены микоэтнографами Гордоном и Валентиной Уоссон в 1950-х; их химия была задокументирована Альбертом Хоффманном.

И псилоцибин, и псилоцин естественным образом содержатся в грибах, хотя их экологическое назначение неизвестно. В организме человека они влияют на серотонинергические системы мозга и проявляют некоторую перекрестную толерантность с такими веществами, как ЛСД.

Начало симптомов обычно происходит в течение часа после приема внутрь, а эффекты обычно длятся до четырех-шести часов.Эффекты в первую очередь психологические и перцептивные, включая повышенное цветовосприятие, эмоциональные эффекты, такие как религиозный экстаз или беспокойство, а иногда и галлюцинации или заблуждения. Как и в случае с любым другим психологически активным веществом, мышление и ситуация могут сильно влиять на субъективные эффекты псилоцибина. Следует проявлять осторожность, чтобы не напугать и не расстроить человека, находящегося под его влиянием, и, если жертва действительно начнет беспокоиться, убедить ее в том, что последствия являются временными. Мало исследований было проведено по антитоксинам, но триптофан может иметь смягчающий эффект.

Тошнота и рвота иногда связаны, но обычно возникают раньше, чем психологические эффекты, и могут быть связаны с другими токсинами, присутствующими у некоторых видов, несущих псилоцибин, а не с самими индолами. Сообщалось об очень небольшом количестве тяжелых реакций, включая лихорадку и летальный исход, при отравлении псилоцибином маленьких детей; Несчастные случаи, связанные с выпасом, малышами следует лечить в больнице.

Возможно, самая большая опасность, которую представляет псилоцибин как микотоксин, заключается в том, что микологически невежественные люди могут, охотясь за «волшебными грибами», потреблять что-то другое и гораздо более опасное. Galerina marginata (Syn. G. autumnalis ) и другие несущие аманитоксин «маленькие коричневые грибочки» могут быть ошибочно приняты за галлюциногенные виды. Сообщалось даже о том, что дети вдыхали споры Lycoperdon puffballs в надежде «получить кайф» только для того, чтобы нанести ущерб своим легким.

наверх

Быстрое повреждение почек

Грибы: Amanita smithiana, A.xima, A. pseudoporphyria . Примечание: Соединение, хлоркротилглицин, также может быть токсичным.

Мухомор смитхана

Мухомор проксимальный

00

Тихоокеанский северо-запад, где его, возможно, ошибочно принимают за популярный Мацутакэ, или «Сосновый гриб» Tricholoma magnivelare , с которым он внешне похож.Многие врачи поспешили связать эти отравления с орелланином, и действительно есть некоторые очевидные сходства в симптомах. Однако симптомы отравления A. smithiana появляются быстрее (от 4 до 11 часов по сравнению с орелланином с периодом от 36 часов до 3 недель). A. smithiana вызывает желудочно-кишечные расстройства, беспокойство, озноб, судороги, дезориентацию, почечную недостаточность, а иногда и недомогание, потливость, слабость, ощущение тепла, олигурию, полимочевину, жажду.Считалось, что токсином является алленовый норлейцин (2-амино-4,5-гексадиеновая кислота). Однако токсин — это еще неизвестное соединение.

Неизвестный токсин. Гриб: Комплекс Paxillus invutus

Фото Тима Сейджа

Комплекс североамериканских видов, напоминающих европейские виды, Paxillus invutus , вызвал отравления в Северной Америке. Это третья по частоте причина желудочно-кишечных симптомов в Восточной Европе, где у него долгая и неудачная кулинарная история.Однако основной токсический компонент в P. invutus вызывает острую иммуноопосредованную гемолитическую анемию.

Гемолитическая анемия возникает в основном у людей, которые в течение многих лет употребляли в пищу P. incolutus без каких-либо побочных эффектов. Поскольку синдром связан с повторяющимся долгосрочным воздействием токсина, отравления, вероятно, могут остаться нераспознанными, с более вероятным диагнозом идиопатическая иммунная гемолитическая анемия.

Возможно, есть основания предполагать, что в случаях идиопатической анемии, особенно у пациентов восточноевропейского происхождения, вопрос о P.инволютус расход поднять.

наверх

Coprine

Грибы с коприном: Coprinopsis atramentaria (= Coprinus atramentarius), C. insignis, C. quadrifidus, C. variegata .

Начало симптомов, подобных антабусу, может начаться через несколько минут после употребления алкоголя человеком, который обычно ел чернильные колпачки ( Coprinopsis atramentaria ). Симптомы включают тахикардию (учащенное сердцебиение) и сердцебиение, покалывание в руках и ногах, тепло и приливы, а иногда и головную боль, тяжесть в конечностях, слюноотделение.Даже употребление алкоголя в течение 5 дней после еды Inky Caps может вызвать реакцию, подобную антабусу.

Другие индуцированные алкоголем синдромы

Грибы: Coprinus comatus, Clitocybe clavipes, Boletus luridus , Morels, Pholiota squarrosa, Armillaria mellea, Pleurotus ostreatus, Boletus

93522 9382 9222 9229 223 223 938 922 9229 223 938 922 922 938 922 922 938 922 9229 223 223 938 938 922 9229 223 223

Coprinus comatus

Clitocybe clavipes

Индивидуумы Pholiota squarrosa

Восприимчивые к GIOTA SQUARROSA

Plena

Задержка до 5 часов. Однако это не синдром Антабуса (см. Выше) чернильного колпачка, включающий учащенное сердцебиение, тепло и покраснение и т.д. является наиболее распространенной грибной причиной отравлений людей в Северной Америке, приводящей к тяжелым желудочно-кишечным расстройствам, иногда с кровью в рвотных массах и экскрементах.
Домашних животных тоже можно отравить.Будьте бдительны, собирайте и утилизируйте все грибы, которые растут во дворе (грибы можно собирать и выбрасывать). Как для людей, так и для домашних животных наиболее важна внутривенная регидратационная терапия, при этом любые другие симптомы лечат на симптоматической основе.

Omphalotus разновидностей

Omphalotus illudens

Omphalotus olivascens

Jack-o-lanterns

illudens

и 9019halotus

и Omphalotus olivascens на западе.Эти виды биолюминесцентны. Долгое время считалось, что это токсин мускарин, но симптомы не соответствуют классическому мускариновому отравлению. Токсины включают сесквитерпины иллюдин М и иллюдин S. Обычно через один-три часа после еды у жертвы возникает тошнота (90% случаев) и рвота (73% случаев) с болями в животе, головной болью, чувством истощения и т. Д. слабость (40%) и головокружение. Иногда будет потоотделение и слюноотделение (15%), диарея (22%). Может сохраняться горький привкус.Восстановление обычно происходит быстро, большинство пострадавших выздоравливают в течение 12 часов. Обычно жертвы думали, что собирают лисички.

Рабдомиолиз. Грибы: Tricholoma equestre (= T. flavovirens), Russula subnigricans .

Tricholoma equestre

Токсичность от Tricholoma equestre не поступала из США, и некоторые задаются вопросом, опасен ли он или нет, но потребление огромных количеств этого вида в Европе, как сообщается, привело к замедленному повреждению почек, отсроченной нейротоксичности , и разрушение мышечных волокон с выбросом миоглобина в кровоток.Европейские случаи рабдомиолиза связаны с респираторными и сердечными (миокардит) осложнениями, ведущими к смерти. Миокардит — это воспаление сердечной мышцы. Рабдомиолиз, наблюдаемый у Russula subnigricans в Японии и на Тайване, происходит по другому механизму, чем у Tricholoma equestre .

Эритромелалгия. Грибы: Clitocybe amoenolens и C. acromelalgia . Подобные виды включают Clitocybe (Lepista) inversa, Clitocybe squamosa, Clitocybe gibba и Hygrophoropsis aurantiaca .

Clitocybe amoenolens

Савюк и Данель (Saviuc P, Danel V, «New Syndromes in Mushroom Poisoning.» Toxicol Rev 2006; 25 (3): 199-209) указывают, что синдром эритромелалгии был описан еще в XIX век в Японии и Южной Корее с Clitocybe acromelalga и с 1996 года во Франции, а затем в Италии с Clitocybe amoenolens . Эритромелалгия возникает в результате неравномерного распределения кровотока по конечностям тела (обычно носу, пальцам рук и ног), требующему большего количества крови и заканчивающемуся таким большим потоком крови через различные открытые сосуды, что руки, ноги и нос получают слишком много и становятся ярко-красными, теплыми на ощупь.Ситуация очень болезненная, и симптомы могут длиться месяцами. Симптомы появляются примерно через 1 неделю после употребления грибов и, по-видимому, вызваны акромелиновыми кислотами, соединениями, структурно имитирующими глутамат нейротрансмиттера.

Энцефалопатия. Грибы: Hapalopilus rutilans (= Hapalopilus nidulans), Pleurocybella porrigens

Hapalopilus nidulans — щелкните изображение, чтобы увидеть
вид сверху перечислены оба вида, но генетическая работа, кажется, указывает на то, что они являются синонимами) может содержать до 40% по сухому весу полипоровой кислоты (производное дигидроксихинона).Полипорная кислота реагирует с КОН, давая диагностический цвет от красного до сиреневого до пурпурного. Hapalopilus nidulans — это маленький, мясистый, тусклый оранжево-красный полипор (иногда с бледно-розоватым оттенком), встречающийся на лиственных породах в восточной части Северной Америки и, как сообщается, на хвойных деревьях в западной части Северной Америки. Неясно, относится ли западный материал к тому же виду, что и восточный материал, но тест КОН указывает на возможное присутствие полипоровой кислоты (хотя есть и другие соединения, которые могут давать ложноположительную реакцию).Проглатывание этого вида может вызвать дисфункцию почек и повреждение головного мозга.

Pleurocybella porrigens

В Японии в 2004 г. прием большого количества Pleurocybella porrigens в больших количествах привел к вспышке судорожной энцефалопатии у пациентов с хронической почечной недостаточностью в анамнезе, что привело к более чем дюжине смертей. Чтобы увидеть более подробное лечение этого открытия, перейдите по этой ссылке …

Сыпь. Suillus spp .а иногда и другие грибы

Простое обращение с грибами в редких случаях может вызвать сыпь и зуд, подобные реакции на яд дуба и ядовитый плющ у чувствительных людей. Наиболее часто встречается у Suillus americanus и подобных видов.

Синдром дерматита шиитаке — токсические и аллергические реакции на сырые и недоваренные шиитаке

Lentinula edodes

У пораженных людей сыпь обычно начинается примерно через 48 часов после употребления сырого или недоваренного шиитаке и длится около 10 дней.Это токсическая, а не аллергическая реакция, и считается, что она возникает в результате лентинана, крахмалоподобного полисахарида, который вызывает расширение кровеносных сосудов и утечку небольших количеств воспалительных соединений прямо под кожу. Сыпь обычно начинается с красных участков, которые не болят и не чешутся. Вскоре образуются красные волдыри, которые затем затвердевают над красными областями, но сыпь изначально не зудит, как при ядовитой дубовой сыпи. Красные полосы затем превращаются в пурпурные приподнятые рубцы, которые сохраняются в течение нескольких дней.Пурпурные рубцы создают впечатление, что жертву пороли или она энергично царапала ядовитую дубовую сыпь. Долгое время считалось, что этот синдром ограничен Азией, поскольку большая часть мирового производства шиитаке [ Lentinula edodes (Berk.) Pegler] приходится на Азию. Однако недавно был зарегистрирован случай из Портленда, штат Орегон, и, возможно, были и другие случаи, которые не были диагностированы. Клинически сыпь напоминает жгутиковый дерматит, вызванный блеомицином, серосодержащим полипептидом, полученным из Streptomyces verticillus .Лентинан разлагается при нагревании, поэтому проблема возникает только при употреблении сырого или частично приготовленного шиитаке. Вероятно, что пострадает только 2% или меньше населения.

Хотя дерматит шиитаке сам по себе является токсической реакцией, а не иммуностимулируемой аллергической реакцией, потребление большого количества сырого шиитаке людьми, которые в противном случае не пострадали бы, может привести к аллергической реакции. Сенсибилизированные люди сильно реагируют на уколы сырым шиитаке, но не приготовленным шиитаке, что указывает на то, что у них развилась аллергия.У некоторых рабочих в выращивании шиитаке появляется сыпь, похожая на экзему, из-за специфического иммуноглобулина шиитаке. Также известны случаи аллергического пневмонита и хронического гиперчувствительного пневмонита, вызванного спорами шиитаке.

наверх

4 МЕТОДА ИСПЫТАНИЙ НА ТОКСИЧНОСТЬ | Пестициды в рационе младенцев и детей

ИССЛЕДОВАНИЯ СУБХРОННОЙ ТОКСИЧНОСТИ

Общее описание

Субхронические воздействия не вызывают эффектов с длительным латентным периодом (например,g., канцерогенность). Тем не менее, они предоставляют информацию об опасностях для здоровья, которые могут возникнуть в результате многократного воздействия пестицидов в течение примерно 30% жизни грызунов. Субхронические тесты также предоставляют информацию, необходимую для выбора надлежащих уровней доз для хронических исследований, особенно для исследований канцерогенности, для которых необходимо выбрать MTD. Согласно EPA (1984), крыс, отобранных для этих исследований, следует начинать с исследуемого материала вскоре после отлучения от груди, в идеале до того, как крысам исполнится 6 и, в любом случае, не старше 8 недель.«Для собак дозирование следует начинать в возрасте от 4 до 6 месяцев и« не позднее 9 месяцев ».

Большинство исследований субхронической токсичности отслеживают клинические или поведенческие (неврологические) признаки токсичности, массу тела, потребление пищи, глазные эффекты, определенные параметры плазмы или сыворотки и мочи, массу органов, а также макроскопическую и микроскопическую патологию. Клинические и поведенческие признаки токсичности наблюдаются и регистрируются ежедневно. Они могут включать активность, походку, испражнения, шерсть, а также режимы кормления и питья.Данные о массе тела и потреблении пищи обычно записываются на протяжении всего исследования с интервалами (обычно еженедельно), определяемыми продолжительностью исследования. Офтальмоскопические исследования проводятся в начале исследования и, как правило, непосредственно перед его окончанием. Обычно исследуемые лабораторные параметры приведены в Таблице 4-5.

Результаты гематологического тестирования показывают, например, влияет ли химическое вещество на образование и выживаемость клеток крови, факторы свертывания и тромбоциты.Результаты клинического химического анализа и анализа мочи могут указывать на возможную функцию или токсичность почек, печени, поджелудочной железы и сердца, а также на любой электролитный дисбаланс. Результаты анализа мочи могут указывать на адекватность функции почек, печени и поджелудочной железы.

После вскрытия трупа также регистрируется вес некоторых органов. Эти органы обычно включают головной мозг, гонады, печень и почки, которые являются четырьмя необходимыми в соответствии с руководящими принципами тестирования EPA (EPA, 1984). Если в результате предыдущего тестирования известно, что токсичность проявляется в другом органе, следует также указать вес этого органа.Например, при токсичности для щитовидной железы следует регистрировать вес щитовидной железы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *