Нормы развития плода по неделям: Течение беременности по неделям

Содержание

Темнокожий мир оказался глобальным ядерным котлом / / Независимая газета

На планете формируется влиятельное сообщество, не укладывающееся в рамки географической локализации и национальной государственности




Сегодня политическая деколонизация вытеснена из мировой повестки сюжетами мультикультурной интеграции. Фото Pixabay



Этот третий мир – игнорируемый, эксплуатируемый, презираемый, подобно третьему сословию, теперь тоже желает стать чем-то.




Альфред Сови




(L’Observateur…, 14.08.1952)




ХХ век – время войн и революций, социального транзита и незавершенного поиска новой композиции мира. Вслед за крахом имперских грез последовали взлет и кризис национальной идеи, произведя на свет многочисленное семейство постимперских и постколониальных ситуаций. К концу столетия перестройка миропорядка и пространственное развитие цивилизации завершились глобализацией – «эффективной оккупацией» планеты Современностью.


Переосмысление глобальной постколониальности как фундаментальной проблемы ведет к перепрочтению исторических и культурных генеалогий не только Африки или Азии, но также Америки и Европы, постигая опыт людей и сообществ, завоевавших призы, осваивая тяготы личной и групповой суверенности. Сегодня политическая деколонизация вытеснена из мировой повестки сюжетами мультикультурной интеграции с привкусом постколониальной интервенции в соответствии с прогнозом: «Если Европа не идет в Африку, Африка придет в Европу».


Цивилизационный транзит


Тектоника Большого социального переворота вполне ощутима, его энергетика осязаема, контуры перемен прорисовываются все отчетливее, но подробности грядущего остаются за линией горизонта. Приоткрывающийся мир из-за неясностей с новой главой земного бытия мы лукаво определяем как Постсовременность.


Мир Современности был основан на секулярном мировидении, постулатах гуманизма, естественно-научном осмыслении жизни и рациональном подходе к практике. В его обустройстве существенную роль сыграли идеи просвещения, прогрессизма, экономического развития, политического конструктивизма, а также представление о прирожденных правах и высоком предназначении человека. События новейшего времени при всех трагических изгибах образуют вектор устремленности к универсальной суверенизации людей и народов: демократизация – деколонизация – десегрегация – легитимация инакости (persity) – утверждение достоинства личности (dignity).


Глобальная трансформация сопровождалась крушением тоталитарных, этатистских режимов, деколонизацией и контркультурной революцией. В ходе и по окончании Первой мировой войны одновременно с рудиментами феодально-классовой сословности уходили в прошлое континентальные империи, количество суверенных стран заметно возросло. Повестка того времени – обустройство модифицированного политического ландшафта, революция масс, индустриальное развитие, соперничество идеологических нуворишей, их балансирование на одной планете с метрополиями, уже обремененными движениями за независимость в управляемых извне странах и территориях.


После Второй мировой войны постепенно уходят в прошлое и морские колониальные империи. Политическое мироустройство во второй половине века представляет биполярную конструкцию, обрамленную конгломератом умножающихся государств третьего мира. В унисон с экспансией идеалов суверенности и демократии нарастает неприятие традиционализма и авторитаризма, империализма и неоколониализма.


Ближайшими целями первому постколониальному поколению представлялись модернизация, гармоничное встраивание в систему мирового разделения труда, успешность догоняющего развития, членство в ООН и других международных организациях, соучастие в коллективных акциях и процедурах.


По окончании третьей, холодной войны распался идеолого-политический imperium на востоке Европы. Возникает стратегическая неопределенность и складывается мозаичная перспектива, рождаются альтернативные сценарии судьбы людей. Глобальная просторность провоцирует массовую миграцию и продуцирует деятельную индивидуацию, смещение социальных стандартов и смешение культур. Происходит переосмысление исторической ситуации. Мир и его грядущие конфигурации видятся сквозь заметно иную интеллектуальную оптику. Исследовательская интуиция фиксирует симптомы цивилизационного транзита, используя для уяснения сути происходящего концепты постиндустриализма, постсовременности, постколониальности.


Предметное поле постколониальности


Постколониальность – фрактальный извод Постсовременности, социальное явление само по себе и одно из характерных качеств возникающего универсума. Ее кредо – колониальность продолжает существовать в постколониальном мире, а борьбу за политический суверенитет замещает изживание социокультурной и персональной ущемленности, связанной с традициями коллективного неравенства и порождаемыми ими личностными и групповыми фрустрациями при доминировании расового нарратива.


В области дисциплинированной рефлексии постколониальность позиционируется как направление исследований, академическая теория и критическая концепция, претендующая на пересмотр параметров дискурса в сфере социогуманитарного знания (деколониальность). Объект интенсивно развивающихся штудий – социокультурная деколонизация людей и сообществ, основной предмет – преодоление рассеянных в глобальном обществе практик господства, морального угнетения, маргинализации, то есть универсальной колониальности, а также обретение личной и групповой независимости, ее завоевание, удержание, развитие.


Среди приоритетных тем – мультиплицированная суверенность: природная, национальная, гражданская, социокультурная, персональная; ревизия имперских стереотипов; художественное наследие и новаторство; пути и методы реабилитации жертв угнетения, «лишавшего возможности действовать» (Гаятри Спивак). Иначе говоря, целью является не конфронтация с «классическим» колониализмом, но «темнокожее возрождение», стремление к терапии изгойства и ренессансу подавленной идентичности, связанной узами психологической подчиненности (subaltern identity).


Предметное поле постколониальных исследований, перманентно расширяясь, формирует комплексную дисциплинарность, критически исследующую:


– интеллектуальное наследие колониализма/имперскости, включая переучет «библиотеки ориентализма» и создание альтернативной «библиотеки постколониальности»;


– колониальность в тексте и контексте современного мира, пути и способы ее преодоления;


– постколониальное состояние личности и общества, перспективы социальной и культурной эволюции;


– горизонты универсальной деколонизации, глобальную трансформацию, связанную с массовой миграцией из стран третьего мира и генезисом космополитичных «темнокожих интеллектуалов»;


– дискурс и эпистему современности, рамки «окна Овертона» при производстве, верификации и трансляции знания в социогуманитарных дисциплинах.


Преодоление постсовременного барьера сопряжено с критическим отношением ко многим плодам эпохи, отрицанием косметически прикрытых метастаз имперскости и колониальности, избавлением от патерналистского синдрома и эскапистских грез, стремлением к реабилитации идентичностей, деформированных как внешними, так и внутренними господствами. Уже на первой, Бандунгской, конференции стран Азии и Африки наряду с осуждением «классического» колониализма звучала критика иных его версий, включая автоколониализм: «Я заклинаю вас не представлять колониализм только в той классической форме, с которой знакомы мы, индонезийцы, и наши братья в различных частях Азии и Африки. Колониализм имеет также современное обличье в виде экономического контроля, контроля над мыслями, фактически полного контроля небольшой, но чуждой интересам общества группы людей внутри страны. Это искусный и упорный враг, он появляется под многими масками» (Сукарно). Как одна из форм колониализма расценивалась на конференции и коммунистическая экспансия: «Раз мы объединились против колониализма, не следует ли нам также открыто выступить против советского колониализма, как мы выступаем против западного империализма?» (Джон Каталавала).


Колониальность истощает культурное разнообразие, политизирует и уплощает творческие ресурсы, педалируя тактические сюжеты за счет отказа от углубления онтологий, оригинальной рефлексии, персональной и групповой самореализации. Имперский спектакль с вынужденным актерством и мимикрией применительно к обстоятельствам порождал «эффект Франкенштейна» – гибридную фальсификацию индивида, чреватую социальными имитациями и личностными деформациями, неспособностью к искренности, отторжением и забвением подлинности. С регенерацией и обновлением индигентной субъектности происходит «зарождение то тут, то там нового интеллектуального и политического сознания» (Эдвард Саид). Расширяется спектр проектов, формирующих «постколониальную библиотеку», венчурную и альтернативную как колониальному супремасизму, так и академическому ориентализму.





Сложившийся баланс устраняет

дискриминацию, основанную на различиях

цвета кожи,  религии, пола, возраста,

физических и психологических особенностей.

«Племена людей».  Гравюра из журнала

«Новый свет», 1882 г., № 18

Методологические аспекты постколониальности


Открывающийся перед цивилизацией горизонт все чаще описывается на языке постсовременных прописей. Концепция постколониальности – плод усложненных взаимосвязей и смешения культур, на ее теорию и практику в той или иной степени повлияли течения мысли, связанные с деятельностным подходом к знанию, а также концепты, вскрывшие заметно более сложный характер природы, общества и человека.


Опираясь на обретаемую силу, постколониальность формирует в русле постклассического подхода оригинальный язык, эпистему, дискурс, вырабатывает собственную позицию и оптику – «способ видеть» (Джон Бергер) и влиять на положение вещей. Стратегическая позиция направления – экзистенциальная включенность и коллективный акционизм. Суть подобной философии активизма сформулировал в свое время Карл Маркс в знаменитом 11-м тезисе о Людвиге Фейербахе: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». Иначе говоря, состояние общества не является данностью, «знание – само по себе сила» (Френсис Бэкон), социальные науки, как и естественные, чреваты технологиями, а социогуманитарная инженерия сегодня демонстрирует высокую инструментальную эффективность.


Макс Хоркхаймер, философ неомарксистской Франкфуртской школы, обосновывал релевантность критической позиции тем, что «представления не есть отраженная реальность, а производное от социокультурных норм». Деятельная ипостась постколониальности в борьбе за идеологическое/интеллектуальное лидерство в коррекции конвенций («новая нормальность») активно использовала философию практики Антонио Грамши, создавая культурное напряжение, ведущее к социокультурному перевороту («молекулярная агрессия контргегемонии»). Из всего этого проистекает генезис «новой этики», нормативность интенциональности (positionality) и естественность субъективизма в битве за грядущее мироустройство.


Картина мира утрачивает былую определенность. Роль сознания в механике бытия зафиксировали в свое время отцы-основатели квантовой физики, обнаружив при этом серьезные расхождения между выявляемыми закономерностями и представлениями о «должном порядке» (e.g. знаменитая «жуткая запутанность» Эйнштейна). А комплексную природу самого человека обосновали в ХХ веке Фрейд и Юнг, создав заодно предпосылки для переосмысления постулатов культурной антропологии. А столь близкая идеям негритюда в прошлом и постколониальности в наши дни критика рационализма из-за склонности к схоластическим обобщениям и оскудения жизненной энергии (elan vital) звучала в философии жизни, герменевтике, экзистенциализме (Ницше, Бергсон, Дилдей, Кьеркегор, Сартр).


Теодор Адорно в негативной диалектике критикует гегелевскую формулу как редуцирующую множественность контртезисов (разнообразие промысленных миров), растворяя их уникальность во всепоглощающей позитивной результативности. Перестройкой эпистемологии занимаются структурализм и постструктурализм, сначала обозначившие зависимость восприятия от структурности культурных форм, а затем представившие сами эти формы как сумму динамических сил. Прописывается также новое понимание режима знания (Мишель Фуко), дискурс-анализ вскрывает социальные основания нормативности эпистемы, деконструкция постулируется как перманентная норма (Жак Деррида), а событие рассматривается как сумма сингулярностей (Жиль Делёз) вместо механистичной разнарядки общего, частного, особенного. В «битву между защитниками унитарной идентичности и теми, кто видит целое скорее как комплекс, нежели как редуктивное единство» (Эдвард Саид) включаются исследователи и институции, развивающие теорию сложности в диапазоне от ее фактического основоположника Эдварда Лоренца до коллективных усилий Института Санта Фе (Муррей Гелл-Манн). Уникальность же получает должную легитимацию в «доктрине одного процента» (Ричард Чейни).


Особым продуктом постколониальной мысли стала деколониальность. Атакуя «казематы культуры», она констатирует обширный кризис европейской академической традиции, указывая на квазисциентистскую мимикрию гуманитарных дисциплин и их нормативную подоплеку. Подобно критической теории рас, деколониальность не только проблематизировала нарратив аналитического подхода, но пробудила дискуссии о новой этике, социокультурном подтексте и трансляционных альтернативах в отыскании и представлении плодов социальной и гуманитарной рефлексии.


От афрополитов к декополитизму


Переход к Постсовременности – транзит к трудно достижимой динамической целостности планетарной Ойкумены. Процессы, стартовавшие на мировом Севере, постепенно захватывают население мирового Юга. Глобализация – промежуточная стадия универсальной интеракции и единения разделенных разнообразными границами людей и сообществ.


Интенсивное пространственное и технологическое развитие Universum Humanum, вселенский коммуникационный интерфейс, ускорение горизонтальной и вертикальной мобильности предопределили освоение номадического стиля бытия. Постколониальность, стимулируя трансграничность и многообразие, провоцирует миграционные инстинкты, выявляет уникальные возможности и продуцирует экзистенциальные риски. В глобальной сети антропотоков доминирует как коллективный, так и индивидуальный исход обитателей Юга на Север, порождая смешение рас, культур и народов. Переселение происходит по разным мотивам: от образовательной, карьерной, экономической эмиграции до спасающихся от голода и войн беженцев. Массовая мобильность и демографическая динамика заметно влияют на дух и содержание эпохи, теперь не только генезис суверенных стран, но сама «темнокожесть» становится вектором и символом глобальной трансформации. На планете складывается многочисленное и многомерное «не имеющее отечества» сообщество, не укладывающееся в прокрустово ложе географической локализации и национальной государственности.


История неевропейских и постимперских культур предстает россыпью сюжетов, странствующих вне прежней дисциплинарной магистрали. Новая субъектность вступает в коэволюционное сопряжение и состязание с такими историческими проектами, как формирование мультикультурной и полиэтничной Америки, глубинное преобразование Европейского союза, tour de force всемирного исламского единения, напоминая и о поглощенной историей идее сотворения советской глобальной общности. Инновационные политические, культурные, расовые ансамбли по-своему интегрируют этнические различия. А отсутствие стойкой национальной идентичности, связанное с иной, социокультурной демаркацией, проводимой поверх прежних границ и барьеров, «представляет определенное преимущество, становясь вызовом глубоко статичному понятию идентичности, когда человека определяют через нацию» (Эдвард Саид). Тайе Селаси, провозвестница идеи афрополитизма (афрокосмополитизм, то есть «чернокожие мира», активно использующие географические и социальные маршруты Постсовременности), так характеризовала свою комплексную, трансграничную идентичность: «Я не знаю, откуда я! Родилась в Лондоне. Мой отец из Ганы, но живет в Саудовской Аравии. Моя мать – из Нигерии, но живет в Гане. Я же выросла в Бостоне».


Пробуждаются грезы и о новом, иначе аранжированном витке мировой революции. Поиск отрицающего сложившийся миропорядок исключенного класса – пролетарии у Маркса, интеллектуалы у Франкфуртской школы – сегодня, кажется, опознает в качестве перспективных иных трансграничное «темнокожее сообщество». Отчуждение, расцениваемое как следствие колониального статуса («туземцы») либо рабства («раб не имеет отечества»), порождает резко критическое отношение к положению вещей с привкусом ресентимента и сумрачными обертонами. Уже на упомянутой выше Бандунгской конференции прозвучали предостережения и призыв «предотвратить пропаганду расового союза, который мог бы привести к гнусности, способной потрясти мир» (Карлос По Ромуло).


Социальное ядро атакующих когорт, обеспечивающее свободу действий, – распределенное по планете множество «культурных гибридов»: интернациональное номадическое племя, подобное былой «невидимой коллегии», шлифовавшей интеллектуальные коды своей эпохи. Можно провести аналогию с процессом обогащения урана: масса мигрантов, будучи активированной, производит денационализированных пассионариев и афрополитов, солидарных в силу именно не национальной, а «темнокожей» (во все более широком смысле) общности. Третий мир «униженных и оскорбленных» становится глобальным ядерным котлом – суммой стратегически реактивных других: миллиарды аборигенов, населяющих десятки постколониальных стран; потоки мигрантов, перемещающихся по планете; и в качестве фермента перемен – деколонизированные политики, профессура, журналисты, писатели и т. п. (декополитизм), способные влиять на правила игры, солидарно изменяя их.


Постсовременность, осваивая языки транзита, экспериментирует с разнообразием путей самореализации. И, ценя личные качества выше национальных, расовых, прочих разделений, делает ставку на творческий потенциал, оказываясь в симбиотическом союзе с постколониальностью. Сложившийся баланс – устранение дискриминации, основанной на различиях цвета кожи, этнической принадлежности, религии, пола, возраста, физических и психологических особенностей, сексуальной ориентации или гендерной идентификации. Речь идет о форсированной коррекции взаимоотношений и утверждении достоинства посредством «нормативной эмпатии». Дальний горизонт – восстановление понесенных утрат и свобода от враждебных «престолов и господств». Физическое отторжение и диффамация призраков прошлого – универсальный феномен, не слишком отличаются волны свержения памятников генералам Конфедерации в США или причастным к торговле рабами – в Европе с рекультивацией среды и упразднением монументов, связанных с имперской колонизацией, на Северном Кавказе, в Татарстане, Центральной Азии или с восточноевропейским, балтийским, украинским «ленинопадом».


Многоликое сообщество, обращая обременение в ресурс, обретает стратегическую субъектность и перехватывает историческую инициативу. Мы видим, как сбывается предвидение Альфреда Сови о роли постколониального мира, потенции которого он почти семь десятилетий назад сравнил с преобразующей силой, некогда отправившей на свалку истории сословный порядок. Тема бремени темнокожего человека, пройдя «долгим маршем» по ступеням панафриканизма, негритюда, движения «черных пантер», афроцентризма и уже в прихожей нового века – акционизма BLM, приблизилась к воплощению симбиоза афрополитизма с рассеянной по планете Постсовременностью, укрепляя солидарные позиции деколонизирующего Современность интегрального космополитизма. 



Данная статья – расширенная версия доклада «Постколониальность: предметное поле, методологические основания, социальная перспектива» на научном семинаре Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН «Постколониальные исследования: основные аспекты и тенденции». Москва, 30 июня 2021 года.

Альфафетопротеин (AFP)

Альфафетопротеин (AFP)

Альфафетопротеин (AFP) — Эмбриональный белок, который указывает на состояние плода во время беременности и является онкомаркером для взрослого человека. В гинекологии один из основных маркеров состояния плода при мониторинге беременности. В онкологии — маркер первичного рака печени. Альфа-фетопротеин принимает активное участие в полноценном развитии плода, и его уровень должен соответствовать гестационному возрасту (возрасту плода с момента оплодотворения). Максимальное содержание данного белка в крови и амниотической жидкости плода отмечается на 13-й неделе, а в крови матери оно постепенно увеличивается с 10-й недели беременности и достигает максимума на 30-32-й неделях. Через 8-12 месяцев после рождения содержание АФП в крови ребенка снижается до следового количества, как у взрослых.

 В организме плода он выполняет функции альбумина взрослого человека: осуществляет транспорт некоторых веществ, необходимых для развития плода, связывает эстрогены, ограничивая их влияние на развивающийся организм, и защищает от негативного воздействия иммунной системы матери. АФП используется как неспецифический маркер состояния плода и акушерской патологии. Совместные тесты на АФП, хорионический гонадотропин и эстриол (так называемый тройной тест) на 15-20-й неделях беременности применяются для проверки плода на дефекты развития и хромосомные аномалии, но не являются абсолютными показателями патологии или нормального развития плода. При этом очень важно точно знать гестационный возраст плода, так как уровень АФП в крови отличается на разных неделях беременности. В организме взрослого человека альфа-фетопротеин отсутствует или обнаруживается в минимальных количествах. Умеренное повышение его уровня может быть вызвано патологией печени, а значительное – низкодифференцированной опухолью – это связано с тем, что некоторые раковые новообразования приобретают свойства эмбриональных тканей и, соответственно, способность к синтезу белков, которые характерны для ранних этапов развития организма. Резкое повышение АФП преимущественно выявляется при раке печени и половых желез.

Подготовка к исследованию

Не принимать пищу в течение 12 часов перед исследованием.

Исключить физическое и эмоциональное перенапряжение за 30 минут до исследования.

 

Показания к исследованию

В акушерстве: пренатальная диагностика врождённых аномалий плода (дефект нервной трубки, синдром Дауна).

В онкологии:

мониторинг течения заболевания, доклиническая диагностика метастазирования и оценка эффективности проводимой терапии первичной гепатоцеллюлярной карциномы, а также злокачественных опухолей яичек, трофобластических опухолей, хориоэпителиомы;

выявление метастазирования в печени;

скрининговые исследования групп риска (пациентов с циррозом печени хроническим HBs — позитивным гепатитом или у пациентов с дефицитом альфа1-антитрипсина).

 

Интерпретация

 Референсные значения:

до 1 месяца-<13064IU/mL

от 1 мес до 1 года-<53. 4IU/mL

1 — 8 лет- <6.05IU/mL

старше 8 лет-<5.5IU/mL

Бер: до 12 недель-<15IU/mL

Бер: 13 — 15 недель-15:60IU/mL

Бер: 15 — 19 недель-15:95IU/mL

Бер: 20 — 24 недель-27:125IU/mL

Бер: 25 — 27 недель-52:140IU/mL

Бер: 28 — 30 недель-67:150IU/mL

Бер: 31 — 32 недель-100:250IU/mL

 

Повышение значений (положительный результат)

гепатоцеллюлярная карцинома (рак печени) (в 70-95 % случаев),

герминогенная несеминома (рак яичек),

метастазы печени (в 9 %),

опухоли других локализаций (рак легкого, кишечника, желудка, почки, молочной железы, поджелудочной железы),

эмбриональные опухоли (тератомы).

Снижение уровня АФП после удаления опухоли считается благоприятным признаком и говорит об эффективности лечения.

      Понижение значений (отрицательный результат)

синдром Дауна (трисомия по 21-й хромосоме),

синдром Эдвардса (трисомия по 18-й хромосоме),

синдром Патау (трисомия по 13-й хромосоме),

внутриутробная гибель плода,

пузырный занос,

ожирение беременной.

P.S. Изолированное использование данного анализа в целях скрининга и диагностики онкологических заболеваний недопустимо! Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. Диагностика любого заболевания строится на основании разностороннего обследования с использованием различных, не только лабораторных методов и осуществляется исключительно врачом!

На результаты могут влиять

Прием пациентом препаратов моноклональных антител может изменить результат анализа.

У представителей негроидной расы материнский АФП на 10-15 % выше среднестатистических показателей, у монголоидов – ниже.

Инсулин-зависимый диабет приводит к снижению АФП в крови беременной.

Пациенты, принимающие высокие дозы биотина (> 5 мг/день), должны сдавать анализ не раньше 8 часов после употребления препарата.

Назначается в комплексе с

РЭА

Общий анализ крови

Бета-субъединица хорионического гонадотропина человека (бета-ХГЧ)

Ассоциированный с беременностью протеин-А плазмы (PAPP-A)

Эстриол свободный

 

узи плода на 29 неделе

Акушерство и гинекология Диагностика УЗИ Узи плода 29 неделя

Стоимость узи при беременности в 3 триместре (с 27 по 40 неделю) составляет 650 гривен. Цена узи при беременности в 3 триместре включает в себя: биометрию плода (все измерения по протоколам), узи сердца плода, допплер артерий пуповины и маточных артерий, узи всех внутренних органов и структур головного мозга, 3D/4D визуализацию. Более высокая цена по сравнению с узи при беременности в первом и во втором триместре обусловлена тем, что к протоколу узи исследования в третьем триместре добавляется допплер сосудов плода, более детальная эхография седрца плода и структур головного мозга. Также в третьем триместре более сложно провести качественную 3D/4D визуализацию из-за относительного уменьшения количества околоплодных вод. Эти особенности требуют большего времени для проведения узи исследования и большей квалификации врача. Поэтому цена узи в третьем триместре выше на 50 гривен.

Ребенку уже достаточно тесно внутри матки, движения ребенка могут стать менее активными. Это нормально. Следите, чтоб вы ощущали не менее 10 эпизодов шевелений плода за два часа в течении суток. Считаются все движений плода, даже минимальные. Если шевелений меньше, доктор может порекомендовать вам провести УЗИ плода в 29 недель беременности для определения внутриутробного состояния плода и оценки темпов его развития.

Фетометрия (размеры плода) при УЗИ плода в 29 недель беременности в норме:

  • БПР (бипариетальный размер). При УЗИ плода в 29 недель беременности бипариетальный размер составляет 70-82мм.
  • ЛЗ (лобно-затылочный размер). При УЗИ плода в 29 недель беременности 86-102мм.
  • ОГ (окружность головки плода). При УЗИ плода в 29 недель беременности окружность головки соответствует 255-295 мм.
  • ОЖ (окружность живота плода)- при УЗИ плода в 29 недель беременности составляет 228 -278 мм.

Нормальные размеры длинных костей при УЗИ плода в 29 недель беременности:

  • Бедренная кость 50-60мм,
  • Плечевая кость 47-55мм,
  • Кости предплечья 40-48мм,
  • Кости голени 47-55мм.

Изменения в организме ребенка при УЗИ плода в 29 недель беременности

Ребенок продолжает свой интенсивный рост и развитие, но матки уже не растет так интенсивно. Ваш малыш стал достаточно сильным, его толчки иногда удивляют вас!

Чаще всего при УЗИ плода в 29 недель беременности определяется та позиция плода, которая остается до родов, ребенку достаточно тяжело перевернуться. Головное предлежание наиболее приемлемый вариант для нормального течения родов.

Если положение плода поперечное или внизу находятся ягодицы плода, ваш доктор может порекомендовать специальные упражнения, повышающие вероятность самостоятельного поворота ребенка. Насильственные повороты плода в настоящее время не практикуются, так как потенциальный риск осложнений очень высок по сравнению с не очень высокой эффективностью.

Костный мозг плода начинает производить красные кровяные клетки – эритроциты.

Большинство внутренних органов уже полностью развиты и функционируют, ребенок активно набирает массу за счет мышц и подкожного жира. Ему еще будет необходимо как минимум удвоить, а иногда и утроить свой вес к моменту родов. Ребенок уже не может совершать большие движения – например, кувыркаться, он только совершает толчки ножками и ручками, тренируя ежедневно свои мышцы. При УЗИ плода в 29 недель беременности вы сами прекрасно увидите это.

Все 300 костей плода развиты и готовы к моменту родов. Некоторые из них соединятся, и во взрослую жизнь человечек сойдет с 206 костями.

Жир, который сейчас интенсивно накапливается – белый жир – отличается по своему предназначению от бурого, который плод накапливал ранее. Бурый жир играет важную роль для процессов терморегуляции (это станет актуально после родов, так как пока околоплодные воды надежно защищают плода от колебаний температуры окружающей среды. Даже если вам холодно или жарко, ребенок не ощутит этого сейчас). Белый жир является источником энергии. Он продолжит откладываться у ребенка и в младенческом периоде для обеспечения дальнейшего интенсивного роста. Но даже сейчас при УЗИ плода в 29 недель беременности вы заметите прелестные щечки у вашего малыша!

Изменения в организме мамы в 29 недель беременности

К этому времени объем циркулирующей крови в организме мамы увеличился в два раза. Кровь увеличивает объем за счет плазмы, поэтому форменных элементов по отношению к все более растущему количеству плазмы становится меньше. Особенно это касается эритроцитов – красных клеток крови. Именно эритроциты переносят кислород, жизненно необходимый как для органов материнского организма, так и для плода. Причем плод получает кислород первым, остаток идет на нужды мамы. Очень важным диагностическим критерием полноценности снабжения кислородом является уровень гемоглобина в крови беременной. В связи с «разбавлением» крови, нормальный уровень гемоглобина для беременной несколько ниже, чем для не беременной женщины и составляет 110 г/л и более. Снижение гемоглобина до 109 г/л и ниже требует лечения препаратами железа и специальной диеты, богатой белками. К сожалению, просто одной диетой полноценно повысить гемоглобин не удается.

При УЗИ плода в 29 недель беременности резко пониженный уровень гемоглобина может вызвать расширение межворсинчатых пространств в плаценте, нарушение кровотока по артерии пуповины, маточным артериям и т.д. Чтоб до такого не дошло- необходимо вовремя лечить анемию, а еще лучше, проводить эффективную профилактику. Акушер-гинеколог, наблюдающий вашу беременность даст вам индивидуальные рекомендации по этому поводу.

Повышение объема циркулирующей крови и механическое давление растущей матки способны еще более усугубить проблему с варикозным расширением вен: на ногах, в прямой кишке (геморрой), в матке. Варикозно расширенные вены проявляются выраженным болевым синдромом, отечностью, и могут представлять опасность. При необходимости врач назначит вам безопасное лечение на фоне беременности и даст рекомендации по ведению родов. Часто на роды требуются специальные компрессионные гольфы или чулки.

Растущая матка может провоцировать сильную изжогу. Старайтесь кушать чаще и маленькими порциями. Не наедайтесь перед сном. Если данные рекомендации не помогают, есть лекарственные препараты, дающие облегчение.

Чувство прилива сил и легкости второго триместра постепенно меняются на повышенную утомляемость т слабость. Нет необходимости противостоять вашим ощущениям. Беременность – не время для рекордов на ниве труда, спорта и т.д. Важно прислушиваться к сигналам своего тела, про все новые, необычные ощущения расскажите вашему доктору.

Измерение артериального давления имеет важное значение с этого периода для выявления связанной с беременностью гипертензией. С высоким артериальным давлением у мамы связаны частые проявления патологии плода: задержка внутриутробного развития, гипоксия и т.д. При коррекции этого состояния проблемы, связанные с задержкой развития плода, отсутствуют.



читайте далее: 30 неделя беременности

Сердцебиение плода: норма

Главный показатель, на основании которого можно оценить жизнеспособность и динамику состояния будущего ребенка — сердцебиение плода. Норма сердечных сокращений существует для каждого срока беременности, начиная с 5 недели, и любое отклонение в состоянии плода может свидетельствовать о развитии неблагоприятной ситуации. Особенно важным моментом является контроль за сердечной деятельностью малыша во время родов, так как на основании данных о частоте и характере сердцебиения плода принимается решение о необходимости вмешательства в процесс родоразрешения.

Причины нарушения сердечного ритма

Тахикардия (учащенное сердцебиение с частотой более 200 уд/мин) может быть вызвано: нервными переживаниями матери, значительными физическими нагрузками, анемией, нахождением в душном помещении. Чаще всего причины нарушения сердечного ритма — развитие кислородной недостаточности у плода. Небольшое учащение сердцебиения плода во время схваток считается нормальным.

Серьезный сигнал – диагностика приглушенного сердцебиения плода. Данная патология может свидетельствовать о плацентарной недостаточности, неправильном предлежании малыша или расположении плаценты, гипоксии, избытке или недостатке околоплодных вод либо чрезмерной двигательной активности малыша. Если беременная женщина имеет избыточный вес, причиной приглушенного сердцебиения может быть ожирение матери.

Еще одно возможное отклонение — слабое сердцебиение. В этом случае во II и III триместрах вероятна гибель плода ввиду развития хронической гипоксии. Если слабое сердцебиение отмечается в первом триместре беременности, причина может быть в неправильном определении ее срока.

Если у эмбриона размером от 5 мм сердцебиение не прослушивается, наиболее распространенная причина – неразвивающаяся беременность или внутриутробная гибель плода. При постановке такого диагноза необходимо проведение УЗИ исследований, и на основании их результатов принимается решение о выскабливании матки, осуществлении искусственных родов либо проведении операции по разрушению плода.

Методы измерения сердцебиения и нормы

Когда измеряется сердцебиение плода, норма определяется с учетом срока беременности, определенного врачом. Для 6-8 недель нормой считается 110-130 ударов в минуту, для срока в 9-10 недель – 170-190 ударов, а с 11 до 42-й недель – от 140 до 160 уд/мин. На разных этапах развития плода динамика сердечных сокращений меняется в результате совершенствования вегетативной нервной системы ребенка и усложнения структуры сердца.

Чтобы диагностировать состояние плода и ход течения беременности или родов, используются следующие методы измерения сердцебиения и нормы. Каждый метод дает абсолютно достоверную информацию, однако выбор наиболее подходящего способа диагностики зависит от срока беременности.

УЗИ

Применение УЗИ аппарата – лучший способ контролировать частоту сердцебиений ребенка в самом начале беременности. Применение трансвагинального датчика позволяет зафиксировать динамику сердечных сокращений эмбриона уже с 5 недель беременности, а использование классического трансабдоминального УЗИ аппарата показывает первые результаты с 6-7 недель.

Аускультация

Выслушивание частоты сердцебиений плода с использованием специальной трубочки – стетоскопа является наиболее простым способом диагностики состояния плода. Акушерская трубка размещается на животе у беременной со стороны широкой воронки. К другой стороне трубки врач прикладывает свое ухо. Услышать сердечную активность плода с помощью стетоскопа можно уже с 18-й недели беременности. В процессе схваток акушер прибегает к аускультации 3-4 раза в час, чтобы контролировать состояние ребенка.

Кардиотокография

Уже с 32-й недели беременности допускается проведение кардиотокографии, которая позволяет одновременно регистрировать и сердечные сокращения плода, и динамику активности матки. Некоторые кардиомониторы позволяют одновременно с этими исследованиями регистрировать двигательную активность ребенка. Кардиотокография может проводиться до родов и в процессе схваток при наличии некоторых патологий в состоянии матери или плода.

Эхокардиография

Надежный способ диагностики сердечной активности плода при сроке беременности от 18 до 28 недель. Эхокардиография проводится комплексно и предусматривает несколько режимов функционирования сканера УЗИ аппарата: М-режим и режим Допплера. В результате удается дополнительно проанализировать структуру сердца и крупных сосудов. Эхокардиография проводится только при наличии у беременной соответствующих показаний.

Индивидуальные модели роста в первом триместре: доказательства разницы в темпах роста эмбриона и плода


Задача:

Оценить индивидуальный рост плода в первом триместре беременности в результате спонтанного оплодотворения и экстракорпорального оплодотворения (ЭКО).


Методы:

Рост 11 плодов, зачатых самопроизвольным оплодотворением (известные даты овуляции) у девяти пациенток и 15 плодов, зачатых ЭКО у 12 пациенток, оценивали с недельными интервалами от 6 недель менструального возраста до 14 недель.Длина плода определялась при каждом обследовании. Измерения длины плода включали длину темени и крестца (CRL), максимальную длину прямой линии (MSLL) и максимальную осевую длину (MAL). Были проведены сравнения CRL и MSLL с MAL. MSLL использовался как мера длины, за исключением случаев, когда MAL был доступен. Линейные и квадратичные функции были подобраны для полных наборов данных отдельных плодов в двух группах. Индивидуальные наборы данных от десяти плодов в каждой группе были затем разделены на раннюю и позднюю фазы роста, и линейные функции были адаптированы к каждому подмножеству данных.Начальные и опорные точки для каждого плода оценивались по коэффициентам этих двух функций. Рост в этих двух группах плодов сравнивали на основе значений наклона.


Полученные результаты:

Оценка меры длины показала, что до 8 недель можно было измерить только MSLL. Через 8 недель можно было получить все три показателя, причем MAL был самым большим.И линейная, и квадратичная модели хорошо работали с отдельными наборами данных (среднее R2 (+/- SD): линейный 98,1 (1,0)%; квадратичный 99,4 (0,4)%), при этом не было обнаружено различий между группами спонтанного и ЭКО (максимально возможные различия в средних уклонах (вероятность 95%): 5-8%). Аналогичные результаты были получены для подмножеств данных ранней и поздней фаз роста. Значения наклона на ранней и поздней фазах роста показали низкую изменчивость (CV: ранний 13,5%; поздний 11,6%), но значительно различались (ранний 0,72 (+/- 0.10 SD) см / нед .; поздно 1,21 (+/- 0,14 SD) см / неделя). Средняя начальная точка составляла менструальный возраст 5,9 (+/- 0,3 SD) недель, а средняя точка опоры составляла 9,2 (+/- 0,7 SD) недели менструального возраста.


Выводы:

Исследования роста отдельных плодов в первом триместре показывают, что наблюдается изменение скорости роста длины между 9 и 10 неделями, т.е. менструальным возрастом. Это соответствует сдвигу в развитии от органогенеза к росту.Эти результаты могут быть использованы для более точной оценки роста в первом триместре и могут помочь в обнаружении проблем плода, которые проявляются как аномалии роста.

Траектории эмбрионального роста человека и связи с ростом плода и массой тела при рождении


Вопрос исследования:

Как эволюционируют траектории эмбрионального роста человека в первом триместре и связан ли рост эмбриона в первом триместре с ростом плода и массой тела при рождении (BW)?


Итоговый ответ:

Темпы роста эмбриона человека увеличиваются между 9 и 10 неделями беременности и связаны с ростом плода в середине беременности и BW.


Что уже известно:

Рост плода связан с риском для здоровья и заболеваний в более позднем возрасте. До недавнего времени дородовой уход и исследования были сосредоточены преимущественно на росте плода во втором и третьем триместрах беременности. Лонгитюдные данные по первому триместру остаются скудными.


Дизайн, размер, продолжительность исследования:

Мы набрали 201 беременность на сроке до 8 недель в проспективном когортном исследовании периконцепции, проведенном в специализированном центре.


Участники / материалы, постановка, методы:

Мы выполняли еженедельное 3D ультразвуковое сканирование с момента регистрации до 13 недель беременности. Для создания траекторий эмбрионального роста были выполнены серийные измерения длины макушки до крестца (CRL) с использованием программного обеспечения V-Scope в BARCO I-Space. Параметры роста плода в середине беременности и BW были получены из медицинских карт. Z-баллы были рассчитаны для CRL, оценочной массы плода в середине беременности (EFW) и BW.Связь между параметрами роста эмбриона и плода исследовали с использованием коэффициентов корреляции Пирсона.


Основные результаты и роль случая:

В течение первого триместра (до 9 недель беременности) мы наблюдали постоянную абсолютную среднюю скорость роста CRL эмбриона 0,99 мм / день (SD 0,10), в то время как относительная скорость роста снижалась. Между 9 и 10 неделями беременности абсолютная скорость роста увеличивалась, а в конце первого триместра (начиная с 10 недель беременности) мы наблюдали постоянную среднюю относительную скорость роста, равную 4. 1% (SD 0,006) в день. В целом, медианные Z-баллы CRL в начале и конце первого триместра сильно коррелировали с EFW в середине беременности (r общий / ранний / поздний = 0,57 / 0,57 / 0,54, P <0,001), но коррелировали только общие и поздние Z-баллы CRL. с BW (r в целом = 0,15, P = 0,04; r в начале = 0,10, P = 0,17; r в конце = 0,17, P = 0,02).


Ограничения, поводы для осторожности:

Это исследование проводилось в специализированной больнице.Следовательно, для подтверждения наших результатов необходимы будущие исследования в других популяциях.


Более широкое значение результатов:

Это исследование показывает различия между ростом эмбриона в начале и в конце первого триместра, совпадающие с изменениями во внутриутробном питании. Установленная связь между ростом эмбриона в первом триместре и размером плода в середине беременности и при рождении подчеркивает, что необходимы дополнительные исследования, чтобы установить важность этих результатов для лечения до зачатия и на ранних сроках беременности.


Ключевые слова:

3D-изображения; длина макушки до крупа; эмбриональное развитие; первый триместр; беременность.

Употребление алкоголя до беременности вызывает пагубное развитие плода и метаболические нарушения у матери

Животные

Самки мышей C57BL / 6 (возраст 6 недель) были получены из лаборатории Джексона (Бар-Харбор, штат Мэн) и подвергались введению этанола в течение 2 недель. до беременности.Животных содержали в помещении с регулируемой температурой (22 ° C) при цикле свет-темнота 12: 12 ч. Индивидуально содержащихся в клетках мышей помещали на обычную жидкую диету Либер-Декарли (Dyets), содержащую 1,0 ккал / мл, из которых 18% были получены из белка, 35% из жиров, 47% из углеводов (контрольный рацион, № 710027) или 11 % из углеводов и 36% из этанола (этанольная диета, № 710260). Этанол вводили постепенно, увеличивая его содержание на 1% (об. / Об.) Один раз в два дня до тех пор, пока мыши не начали употреблять диету, содержащую 5% (об. / Об.) Этанола 11,48,49 .Из-за разницы в количестве пищи, потребляемой каждой мышью, получавшей контрольную диету или этанольную диету (мыши потребляли меньше этанола, чем контрольная диета), контрольные мыши, получавшие диету (n = 8 самок / группу), были попарными. скармливали (ограничивали) такое же количество пищи, которое ежедневно потребляли мышей, получавших этаноловую диету. Процедуры кормления мышей этанолом или парным кормлением проводили с использованием модели 11 Национального института злоупотребления алкоголем и алкоголизмом (NIAAA). Вкратце, трубки для кормления с этанолом или контрольными жидкими рационами меняли ближе к вечеру (между 15:00 и 17:00), отслеживая потребление пищи мышей, получавших этанол, и рассчитывая средний дневной объем на мышь, а затем корректируя объем контрольных диет соответственно каждый день.Объем контрольных рационов для парного кормления первого дня основан на пилотных или предыдущих экспериментах. Для мышей C57BL / 6 мы обычно вводили 10 мл контрольной диеты на мышь. Затем эта диета продолжалась еще 2 недели. Кроме того, чтобы подтвердить влияние метаболизма этанола на нарушение развития плода, вызванное употреблением алкоголя, три раза в день вводили 4-метилпиразол (4-МП; 10 мг / кг массы тела матери), ингибитор фермента метаболизма этанола CYP2E1. неделю через внутрибрюшинную инъекцию в течение 2 недель.После в общей сложности 3 недель этанольной диеты самок мышей спаривали в течение ночи с самцами мышей C57BL / 6 (возраст 10 недель), и беременность была немедленно подтверждена после первой ночи спаривания с помощью вагинальной пробки. Чтобы получить достаточно голов для экспериментов, проводили еще три дня разведения. После подтверждения беременности мышей случайным образом разделили на четыре группы (парное вскармливание, получавшее этанол, получавшее парное питание + 4-МП и получавшее этанол + 4-МП; n = 36 самок / группу), а затем умерщвляли в каждой группе. E0, E11.5 и E15.5 стадия (n = 8 маток / стадия) во время беременности. Остальные мыши поддерживались стадией доставки P0. Среднее количество эмбрионов, статус развития глаз и выживаемость плода были получены от мышей, умерщвленных на E11.5 (n = от 6 до 9 эмбрионов на мать). Количество мышей, используемых в каждой группе и стадии, описано на дополнительном рис. 1а. Родившиеся самки и постнатальное потомство получали обычную пищу в течение 21-дневного периода лактации, а их вес тела измерялся на P0, P7, P14 и P21.Чтобы измерить деформации пальцев стопы, которые определяются как фенотип с очевидным сросшимся пальцем ( Ft ), деформации пальцев ног измеряли путем подсчета количества новорожденных (P0) потомков с явно сросшимися пальцами. Сросшийся палец стопы ( Ft ) представляет собой деформацию пальцев, при которой соседние пальцы рук и / или ног перепончатые, потому что они не могут разделиться во время развития конечности 50,51 . Постнатальную массу тела у потомства мышей, получавших этанол и получавших парное питание (n = 8 самок на группу), измеряли на P0, P7, P14 и P21.Значения послеродовой массы тела представляют собой среднюю массу тела всех потомков на одну самку мышей (n = от 6 до 9 детенышей на одну мать). За всеми животными ухаживали в соответствии с руководящими принципами Корейского национального института здоровья, и все эксперименты на животных были одобрены Комитетом по уходу и использованию животных Корейского национального института здравоохранения (номер разрешения: KCDC-059-14-2A).

Измерение массы тела и потребления пищи

Массу тела и потребление пищи измеряли не реже одного раза в неделю, а также в день начала приема, непосредственно перед дозированием.Потребление пищи измеряли один или два раза в неделю.

Выделение первичных гепатоцитов и поддержание

Для выделения первичных гепатоцитов мышей анестезировали пентобарбиталом натрия (30 мг / кг, внутрибрюшинно) и канюлировали воротную вену в асептических условиях. Печень была перфузирована сначала раствором EGTA (5,4 мМ KCl, 0,44 мМ KH 2 PO 4 , 140 мМ NaCl, 0,34 мМ Na 2 HPO 4 , 0,5 мМ EGTA и 25 мМ трицин; pH 7,2. ), а затем с DMEM (GIBCO, Гейтерсбург, штат Мэриленд), содержащей 0.075% коллагеназы типа I (Sigma) с последующей дополнительной стадией расщепления (0,009% коллагеназы при 37 ° C при перемешивании в течение 15 минут) и центрифугирование, как описано ранее 52 . Затем выделенные мышиные гепатоциты культивировали в среде HepatoZYME-SFM (GIBCO) в покрытых коллагеном пластинах хвоста мыши в течение 24 часов с последующей обработкой лекарственным средством.

Гистология печени

Мышей умерщвляли через 6 часов голодания. Печень немедленно извлекали и фиксировали в 10% нейтральном забуференном формалине в течение 24 часов или хранили свежезамороженными.Фиксированные ткани печени заливали парафином. Мы выполнили окрашивание гематоксилином и эозином (H&E) на залитых парафином срезах печени (толщиной 5 мкм). Кроме того, гистология печени была проанализирована для оценки области стеатоза двумя опытными патологами печени в соответствии с руководящими принципами системы оценки неалкогольного стеатогепатита (НАСГ) сети клинических исследований (CRN), предложенной Кляйнером и др. .: классификация стеатоза, дольчатого / портальное воспаление, гепатоцеллюлярный баллон, фиброз и прочие признаки 53,54 .Мы рассчитали и проанализировали процент площади макро- и микростеатоза в 10 случайно выбранных гистологических и анатомических характеристиках (изображениях) каждого слайда для каждой мыши (10 полей зрения на мышь, n = 8 плотин / группа). Десять случайных полей стеатоза и срезов, окрашенных H, E и IHC, при 10-кратном увеличении оценивали в правой доле каждой печени мыши.

Иммуноблоттинг и иммунопреципитация

Клетки и ткани лизировали в буфере RIPA при 4 ° C, встряхивали и центрифугировали при 13000 об / мин в течение 10 минут при 4 ° C.Супернатант смешивали с загрузочным буфером Лэммли, кипятили в течение 4 минут и затем подвергали SDS-PAGE. Отделенный белок переносили на мембраны из поливинилидендифторида и последовательно подвергали иммуноблоттингу с первичными и вторичными антителами. Мембраны инкубировали при 4 ° C в течение ночи с первичными антителами, после чего их шесть раз промывали трис-буферным солевым раствором, содержащим 0,1% твин-20. Затем мембраны инкубировали с вторичными антителами, конъюгированными с пероксидазой хрена (HRP), в течение 2 часов при комнатной температуре.Антитело против pY (941) IRS-1 (44-820 G, 1: 1000) было приобретено в Thermo Fisher Scientific. Антитела против pY (941) IRS-1 (1: 1000), pS (307) IRS-1 (2381, 1: 1000), IRS-1 (2382, 1: 1000), pAKT (Ser473) (9271 S, 1 : 1000), Akt (9272, 1: 1000), PGC1α (2178, 1: 1000), SCD1 (2438, 1: 1000), GLUT1 (12939, 1: 1000), GCK (3782, 1: 1000), COX2. (12282, 1: 1000), COX4 (4844, 1: 1000), pIκBα (9242, 1: 1000), IκBα (9242, 1: 1000), p-p65 (3039, 1: 1000), p65 (3033, 1: 1000), TLR4 (14358, 1: 1000) и β-актин (4967, 1: 1000) (все от Cell signaling Technology).Антитела против PPARα (ab24509, 1: 1000), FAS (ab133619, 1: 1000), 4-HNE (ab48506, 1: 1000) и CYP2E1 (ab28146, 1: 1000) были приобретены у Abcam. Антитела против SREBP1 (sc-365513, 1: 1000) и GLUT2 (sc-518022, 1: 1000) были приобретены в Santa Cruz Biotechnology. Для повышения специфичности лизаты иммунопреципитировали антителом против субстрата-1 рецептора инсулина (IRS-1), а затем подвергали Вестерн-блот-анализу.

Иммуногистохимия и иммуноцитохимия

Мышей умерщвляли после голодания в течение 6 часов.Печень немедленно извлекали и фиксировали в 10% нейтральном забуференном формалине в течение 24 часов или хранили свежезамороженными. Фиксированные ткани печени заливали парафином. Мы выполнили окрашивание H&E на залитых парафином срезах печени (толщиной 5 мкм). Дополнительно были выполнены иммуногистохимический (IHC) и иммуноцитохимический (ICC) анализы. После фиксации, депарафинизации и промывания тканей печени срезы обрабатывали разбавленной блокирующей сывороткой, содержащей 5% нормальной лошадиной сыворотки в TBST, в течение 20 мин.Срезы инкубировали в течение ночи при 4 ° C в увлажненной камере с антителами, специфичными для инсулина (4590, 1: 250, Cell Signaling Technology.), SREBP1c (sc-365513, 1: 250, Santa Cruz), PPAR-α (ab24509, 1: 250, Abcam) и CYP2E1 (ab28146, 1: 100, Abcam), разведенные в 5% блокирующей сыворотке (нормальная козья сыворотка, ab7481, Abcam). Срезы инкубировали с первичными антителами при 4 ° C в течение ночи и со вторичным биотинилированным антителом против видов-хозяев, используемых для генерации первичных антител, в течение 1 ч при комнатной температуре.Окрашивание проводили с помощью набора Histostain-Plus (Zymed Laboratories, Сан-Франциско, Калифорния) в соответствии с инструкциями производителя. Окрашивание антител оценивали и оценивали с использованием «метода быстрой оценки» 55 . Вкратце, доля положительных клеток была оценена двумя авторами без предварительной консультации или обращения к клиническим, биохимическим или ранее записанным данным. Категории быстрой оценки основывались как на интенсивности, так и на доле коричневых окрашенных клеток.Категории следующие: оценивается по шкале от 1 до 6; 0–4% = 1, 5–19% = 2, 20–39% = 3, 40–59% = 4, 60–79% = 5 и 80–100% = 6. Анти-CD14 (sc-58951 , 1: 100, Santa Cruz) и антитела против F4 / 80 (30325, 1: 100, Cell Signaling) использовали для ICC. После блокирования 5% BSA в PBS при комнатной температуре в течение 30 мин слайды инкубировали в течение ночи при 4 ° C с первичными антителами против CD14 и F4 / 80. Затем слайды обрабатывали вторичными антителами (анти-IgG, конъюгированные с Alexa Fluor, Life Technologies) в течение 30 минут при комнатной температуре.После каждого этапа слайды промывали 0,2% BSA в TBST. Наконец, слайды были установлены, и изображения иммунофлуоресценции были получены с использованием конфокального микроскопа Olympus (Olympus, Center Valley, PA, USA).

Количественный анализ ПЦР

Общую РНК выделяли из замороженных / свежих тканей печени мыши и первичных гепатоцитов с использованием системы очистки общей РНК (Invitrogen, Carlsbad, CA) в соответствии с инструкциями производителя. Обратную транскрипцию проводили с 1 мкг РНК с использованием набора для синтеза кДНК iScript (Bio-Rad Laboratories, Hercules, CA).Затем проводили qPCR с использованием SYBR GreenER qPCR SuperMix (Invitrogen) в соответствии с инструкциями производителя. Уровни экспрессии мРНК были нормализованы к β-актину мыши в качестве внутреннего стандарта. Пары праймеров для конкретных генов-мишеней были сконструированы, как указано в дополнительной таблице S2.

Анализы перекисного окисления липидов

В качестве отражения уровней перекисного окисления липидов в печени уровни малонового диальдегида (MDA) были определены с помощью колориметрического анализа (EMD Biosciences, La Jolla, CA).Пятьдесят миллиграммов ткани печени гомогенизировали в 20 мМ Трис-HCl, pH 7,4 и 500 мкМ 3,5-ди-трет-бутил-4-гидрокситолуола, и колориметрическую реакцию проводили в соответствии с инструкциями производителя.

ROS assay

Внутриклеточное производство ROS определяли с использованием диацетата 2 ’, 7’-дихлородигидрофлуоресцеина (DCFH-DA; молекулярные зонды, Eugene, OR) в конечной концентрации 5 мкМ в соответствии с протоколом производителя. После обработки клетки промывали и инкубировали с DCFH-DA в течение 20 мин при 37 ° C в темноте.Внутриклеточное ROS-опосредованное окисление DCF-DA до флуоресцентного соединения 2 ’, 7’-дихлорфлуоресцеина (DCF). Затем клетки дважды промывали фосфатно-солевым буфером, флуоресценцию контролировали и анализировали с помощью проточной цитометрии (проточный цитометр BD FACSCalibur, FACS101; BIO-RAD Corporation) в соответствии с инструкциями производителя.

Митохондриальный мембранный потенциал

Митохондриальный мембранный потенциал первичных гепатоцитов оценивался с использованием митохондриального красителя с двойной эмиссией JC-1.Клетки инкубировали с красителем JC-1 10 мг / мл в течение 30 мин при 37 ° C, а затем промывали в течение 5 мин в буфере PBS. Процент клеток со здоровыми или разрушенными потенциалами митохондриальной мембраны контролировали с помощью анализа проточной цитометрии с длиной волны возбуждения 488 нм.

Определение уровня АТФ

АТФ в печени оценивали с использованием набора для колориметрического / флуорометрического анализа АТФ (Abcam, ab83355) в соответствии с инструкциями производителя. Вкратце, ткань печени (20–30 мг) замораживали с помощью алюминиевого блока, предварительно охлажденного в жидком азоте, и сразу же погружали в жидкий азот.Образцы печени хранили при -80 ° C. В день анализа образцы печени измельчали ​​в жидком азоте и гомогенизировали с 6% хлорной кислотой. Гомогенаты центрифугировали при 13000 g в течение 5 минут при 4 ° C, супернатанты нейтрализовали до pH 7,8 с помощью 2 M KOH, помещали на лед на 1 час и центрифугировали при 13000 g в течение 5 минут при 4 ° C. Поглощение измеряли при 570 нм после 30 мин инкубации в считывающем устройстве для планшетов (Thermo, Multiskan GO). Концентрацию АТФ рассчитывали с использованием стандартной кривой АТФ и выражали в нмоль / мг белка.

Измерение митохондриальной ДНК

Митохондриальные и ядерные цитозольные фракции выделяли с помощью дифференциального центрифугирования и количественно определяли мтДНК и ядерную ДНК, как описано ранее. 56 . Вкратце, ткани печени осторожно гомогенизировали в 1 мл буфера для выделения (225 мМ маннита, 75 мМ сахарозы, 10 мМ 3- (N-морфолино) пропансульфоновой кислоты, 1 мМ этиленгликольтетрауксусной кислоты и 0,5% бычьего сывороточного альбумина; pH 7,2 ). Затем экстракты центрифугировали с разной скоростью для получения фракций, обогащенных цитозольными и митохондриальными группами.Для количественного определения ДНК РНК из митохондриальной и цитозольной фракций удаляли обработкой РНКазой А (Thermo Scientific, Великобритания), и содержание ДНК определяли спектрофотометрически (Nanodrop ND-1000). Концентрация ДНК в митохондриальной фракции была нормализована к концентрации в цитозольной фракции, чтобы получить соотношение мтДНК / ядерная ДНК.

Статистический анализ

Все результаты выражены как среднее ± стандартная ошибка среднего (SEM) указанного числа независимых экспериментов.Данные были проверены с помощью теста нормальности Шапиро-Уилка (<50 образцов) или теста Колмогорова-Смирнова (n ≥ 50) для определения нормальности. Все данные имели нормальное распределение. Данные из трех или более групп анализировали с помощью дисперсионного анализа с помощью апостериорного множественного сравнительного теста Тьюки или Бонферрони. Данные для трех групп с течением времени анализировали с помощью двухфакторного дисперсионного анализа (ANOVA) с апостериорным тестом множественного сравнения Тьюки. Для повторяющихся измерений мы выполнили двухфакторный дисперсионный анализ с повторными измерениями, за которым последовал апостериорный тест множественного сравнения Тьюки.Анализ двух выборок проводился с помощью двустороннего непарного t-критерия Стьюдента, а статистические данные для количества сросшихся пальцев ног рассчитывались с использованием двустороннего точного критерия Фишера. Различия считались достоверными при p <0,05. Корреляционный анализ проводился с использованием анализа Пирсона или Спирмена. Для всех анализов использовался статистический пакет SPSS (SPSS, Inc., версия 18.0, Чикаго, Иллинойс, США).

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, используйте кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г.,
    браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie
потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт
не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к
остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Период плода | Безграничная анатомия и физиология

Развитие плода

В конце 10-й недели беременности начинается период плода.

Цели обучения

Обозначьте прогрессирование плода с 11 недель до 40 недель

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Хотя на плоды могут оказывать негативное воздействие токсические вещества окружающей среды, они менее чувствительны к ним, чем эмбрионы, поскольку предшественники для большинства органов уже сформированы.
  • В начале внутриутробной стадии плод обычно имеет длину около 30 миллиметров от макушки до крупа и весит около восьми граммов. Голова составляет почти половину размера плода.
  • К моменту начала внутриутробного периода создаются предшественники всех основных органов. Таким образом, период плода описывается как по органам, так и по списку изменений по неделям гестационного возраста.
Ключевые термины
  • меконий : Самый ранний стул младенца млекопитающего.В отличие от более поздних фекалий, меконий состоит из материалов, которые попадают в организм ребенка в течение времени, которое он проводит в матке (кишечные эпителиальные клетки, лануго, слизь, околоплодные воды, желчь и вода).
  • гестационный возраст : Это относится к возрасту эмбриона или плода (или новорожденного). В акушерстве у людей этот возраст часто определяется как время, прошедшее с 14 дней до оплодотворения; это приблизительно продолжительность с начала последней менструации женщины.
  • lanugo : Мягкий пух или тонкие волосы, покрывающие человеческий плод.

У человека внутриутробная стадия внутриутробного развития начинается в начале 11-й недели гестационного возраста, то есть на девятой неделе после оплодотворения. Поскольку к этому времени создаются предшественники всех основных органов, период плода описывается как по органам, так и по списку изменений по неделям гестационного возраста.

Все основные структуры у плода уже сформированы, но продолжают расти и развиваться. Следовательно, плод не так чувствителен к ущербу от воздействия окружающей среды, как эмбрион, хотя токсическое воздействие часто вызывает физиологические отклонения, задержку роста или незначительные врожденные пороки развития.

В начале внутриутробной стадии плод обычно составляет около 30 миллиметров в длину от макушки до крупа и весит около восьми граммов. Голова составляет почти половину размера плода. Четырехкамерное сердце завершает развитие, а зародышевый хвост уходит. Дыхание плода необходимо для стимуляции развития легких, а не для получения кислорода.

  • Неделя 10: Ногти и волосы на пальцах начинают расти. Сердце, руки, ноги, мозг и другие органы присутствуют, но находятся только в начале развития и имеют минимальную функциональность.
  • 11-я неделя: Формируются почти все структуры и органы. Пальцы рук и ног разделены, и гениталии начинают приобретать правильные гендерные характеристики.
  • Неделя 12: Пищеварительная система и функция печени. Поджелудочная железа вырабатывает инсулин.
  • Неделя 13: Плод начинает получать питание из плаценты, а вены и органы видны сквозь кожу.
  • Неделя 14: Почки производят мочу, а печень — желчь.У мальчиков развивается предстательная железа, а у девочек яичники переходят из брюшной полости в таз.
  • Недели 15–16: Сердце выкачивает 25 литров крови в день, и структуры плода выглядят более нормальными.
  • Week 17: Плод начинает двигать суставами, и сетчатка становится чувствительной к свету. Он весит около пяти унций.
  • Неделя 18: Плод начинает слышать и его пугает шум. Его кожа покрывается защитным восковым слоем, а в легких и голосовых связках начинают образовываться крошечные воздушные пространства.
  • Week 19: Мозг определяет области для пяти чувств.
  • Week 20: Плод весит около 10 ½ унций, глотает больше и производит меконий.
  • Week 21: Присутствуют брови и веки, а у плода женского пола начинает формироваться влагалище.
  • Неделя 22: Развиваются крошечные зубные зачатки под деснами. Глаза формируются, но радужная оболочка не имеет пигмента.
  • Неделя 23: Плод весит более фунта.Он может чувствовать движения и слышать звуки. Кровеносные сосуды в его легких развиваются, чтобы подготовиться к дыханию.
  • Week 24: Длина плода почти фут. В легких развиваются ветви дыхательного дерева, а также клетки, вырабатывающие сурфактант — вещество, которое помогает воздушным мешочкам надуваться после рождения.
  • Неделя 25: Количество жира в организме быстро увеличивается. Легкие еще не созрели. Кости полностью развиты, но при этом мягкие и податливые.Формируются таламические связи мозга, которые опосредуют сенсорную информацию. Железо, кальций и фосфор становятся более богатыми. Ногти доходят до кончиков пальцев. Лануго, или тонкие волосы, начинают исчезать, пока они не исчезнут (кроме плеч и плеч). Маленькие грудные зачатки есть у обоих полов. Волосы на голове становятся грубее и гуще.

Рождение неизбежно и происходит примерно на 40-й неделе. Плод считается доношенным между 37 и 40 неделями, что означает, что плод считается достаточно развитым для жизни вне матки.

Тератогены

Тератоген — это соединение, которое необратимо деформирует функцию или структуру развивающегося эмбриона или плода.

Цели обучения

Различать тератогены, которые могут отрицательно повлиять на развитие плода

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Воздействие тератогена на плод зависит от нескольких факторов: активности тератогена, восприимчивости плода к тератогену, дозы и продолжительности воздействия тератогена, степени передачи от материнского кровообращения к плоду и когда во время проявления происходит обнажение.
  • Примерно 10% врожденных пороков развития связаны с факторами окружающей среды, а 20% — с генетическими или наследственными факторами. Остальные имеют неизвестные причины или вызваны сочетанием различных факторов.
  • Центральная нервная и скелетная системы, как правило, больше всего страдают от тератогенов.
  • Компоненты сигарет, алкоголь, кокаин, варфарин, ингибиторы АПФ и аккутан — все это тератогены, влияющие на развитие плода.
Ключевые термины
  • тератоген : Любой агент или вещество, которое может вызвать пороки развития эмбриона или врожденные дефекты.
  • алкогольный синдром плода : любой из ряда врожденных дефектов, возникающих в результате чрезмерного употребления алкоголя матерью во время беременности.
  • микроцефалия : неврологическое заболевание, при котором у человека аномально маленькая голова из-за нарушения роста мозга.

Характеристики тератогенов

Тератоген — это соединение, которое необратимо деформирует функцию или структуру развивающегося эмбриона или плода в утробе матери.В целом степень тератогенности зависит от:

  • Активность препарата как мутагена.
  • Восприимчивость плода к тератогенезу.
  • Доза тератогена.
  • Продолжительность воздействия тератогена.
  • Время выдержки.
  • Степень перехода от материнского кровообращения к внутриутробному.

Глобальный средний показатель всех живорождений, осложненных пороками развития, составляет 6% (Environmental Health Perspectives, (NIH), October 2009).Большинство этих осложнений возникает по неизвестным причинам.

Подавляющее большинство признанных этиологий являются генетическими, и только 10% связаны с экологическими причинами, такими как здоровье матери, инфекции и токсические вещества. В целом больше всего страдают центральная нервная и скелетная системы.

Женщины могут встречаться с рядом тератогенов. Курение, скорее всего, вызывает задержку роста, но оно также связано с предродовым разрывом плодных оболочек, преждевременными родами, отслойкой плаценты, самопроизвольным абортом, перинатальной заболеваемостью и смертностью, а также синдромом внезапной детской смерти.Курение может оказывать свое воздействие через конкурентное связывание окиси углерода с гемоглобином и / или через различные другие компоненты, содержащиеся в сигаретах, которые вызывают неблагоприятные биологические эффекты.

Пример тератогенов

Алкогольный синдром плода: Алкоголь — тератоген. При употреблении во время беременности матери могут родить детей с алкогольным синдромом плода. На фотографии показаны следующие черты лица: небольшое отверстие для глаз, гладкий желобок и тонкая верхняя губа.

Употребление алкоголя во время беременности может привести к алкогольному синдрому плода (ФАС). ФАС встречается примерно у 1% всех рождений. У детей с ФАС наблюдается уплощенная и тонкая верхняя губа, небольшие глазные щели, эпикантальные складки, уплощенная переносица и короткий нос. У них также может быть микроцефалия, умственная отсталость и проблемы с обучением. Неясно, существует ли безопасное количество алкоголя во время беременности.

Кокаин обычно вызывает задержку роста, преждевременные роды, микроцефалию, самопроизвольный аборт, отслойку плаценты, аномалии конечностей и аномалии центральной нервной системы.Кокаин, по-видимому, оказывает ряд своих эффектов через сужение периферических сосудов, что приводит к гипоксии плода.

Женщинам с показаниями к терапии варфарином следует либо воздержаться от беременности, либо перейти на низкомолекулярные гепарины. Варфарин обычно вызывает умственную отсталость, ограничение роста, гипоплазию носа и офтальмологические аномалии.

Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) вызывают у плода почечную недостаточность и маловодие, которые приводят к гипоплазии легких и контрактуре конечностей.Также часто встречаются аномалии черепных костей плода.

Изотретиноин (аккутан), используемый для лечения акне, может вызывать сердечные, оральные, отологические нарушения, нарушения функции тимуса и центральной нервной системы. В четверти случаев это вызывает задержку умственного развития.

Эффекты талидомида : Фотография конечностей ребенка, рожденного от матери, принимавшей талидомид во время беременности.

Другие классы и состояния тератогенных веществ включают

  • Различные лекарства, отпускаемые по рецепту, и дефицит питательных веществ (например,г., недостаточно
    фолиевой кислоты).
  • Химические соединения, такие как метилиодид (используемый в пестицидах) и бисфенол A (используемый в пластмассах), предположительно являются тератогенами.
  • Талидомид (успокаивающее средство, ранее продававшееся в Европе для предотвращения утреннего недомогания) — классический тератоген, вызывающий дефекты конечностей у детей, рожденных женщинами, принимавшими это лекарство в 1960-х годах.

Тесты пренатальной диагностики

Пренатальная диагностика — это способ выявления у плода заболеваний и / или состояний, которые могут увеличить его заболеваемость и / или смертность.

Цели обучения

Сделать вывод о типе пренатального диагностического теста, который следует использовать в конкретном случае

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Пренатальная диагностика позволяет: 1) своевременно вылечить заболевание до или после родов; 2) родители принимают решение о прерывании беременности у плода с диагностированным заболеванием; 3) родители должны подготовиться психологически, социально, финансово и медицински к ребенку с проблемами здоровья или инвалидностью.
  • Типы состояний, на которые обычно проводится скрининг, включают дефекты нервной трубки, хромосомные аномалии (например, синдром Дауна, также называемый трисомией 21) и генетические аномалии (например, болезнь Тея-Сакса, серповидно-клеточную анемию и муковисцидоз).
  • Диагностический скрининг может быть инвазивным (например, амниоцентез) или неинвазивным (например, ультразвуковым). Риски связаны с инвазивными мерами. Часто рекомендуется, чтобы женщины с высоким риском потери беременности из-за преклонного возраста или у которых ранее были дети с врожденными дефектами, прошли инвазивное тестирование.
  • Раннее ультразвуковое сканирование выполняется примерно в шесть недель; они используются для подтверждения гестационного возраста эмбриона и проверки на одноплодную или двойную беременность.
  • Примерно на 10–11 неделе может быть предложено сканирование толщины шеи (NT), которое можно комбинировать с анализами крови, которые коррелируют с хромосомными аномалиями. Результаты анализов крови объединяются с результатами ультразвукового исследования NT, возрастом матери и гестационным возрастом плода, чтобы получить оценку риска.
  • Существуют этические проблемы, связанные с пренатальным тестированием, в том числе вопрос о том, следует ли родителям выбрать прерывание плода с обнаруженными аномалиями, высокий уровень ложноположительных и ложноотрицательных результатов и приведет ли пренатальный скрининг к увеличению числа искусственно созданных младенцев.
Ключевые термины
  • амниоцентез : процедура получения околоплодных вод у беременной женщины путем введения полой иглы через брюшную стенку в амниотический мешок. Он используется для диагностики возможных генетических дефектов и / или акушерских осложнений.
  • Взятие пробы ворсинок хориона : Форма пренатальной диагностики, при которой часть ткани плаценты проверяется на генетические аномалии.
  • Сканирование толщины воротниковой зоны : Ультразвуковое пренатальное скрининговое сканирование (УЗИ) для выявления любых высоких рисков хромосомных дефектов, включая синдром Дауна у плода, особенно для пожилых женщин, которые имеют более высокий риск такой беременности.

Обзор пренатального скрининга

Пренатальная диагностика и пренатальный скрининг — это методы тестирования на наличие заболеваний или состояний у плода или эмбриона до его рождения. Существует три цели пренатальной диагностики:

  1. Для своевременного медикаментозного или хирургического лечения состояния до (терапия плода) или после родов.
  2. Дать родителям возможность принять решение об аборте плода с диагностированным заболеванием.
  3. Чтобы дать родителям возможность подготовиться психологически, социально, финансово и медицински к ребенку с проблемой здоровья или инвалидностью, или к вероятности мертворождения.

Наличие этой информации до родов означает, что медицинский персонал, а также родители могут лучше подготовиться к рождению ребенка с проблемами со здоровьем.

Например, синдром Дауна связан с сердечными дефектами, которые могут потребовать вмешательства сразу после рождения. Другие типы состояний, на которые обычно проводится скрининг, включают дефекты нервной трубки, хромосомные аномалии, генетические заболевания, расщелину позвоночника, волчью пасть, болезнь Тея-Сакса, серповидно-клеточную анемию, талассемию, кистозный фиброз и синдром ломкой Х-хромосомы.

Пренатальный диагноз: Кариотип : Этот кариотип указывает на то, что у плода синдром Дауна, поскольку у него три хромосомы 21 вместо двух.

Скрининг плода также проводится для определения характеристик, которые обычно не считаются врожденными дефектами, таких как определение пола потомства. Первичный метод определения пола — дородовое УЗИ. Также возможно тестирование внеклеточной ДНК плода, при котором кровь матери анализируется для обнаружения небольшого количества свободно циркулирующей ДНК плода.

Инвазивный и неинвазивный пренатальный скрининг

Диагностическое пренатальное тестирование может проводиться инвазивными или неинвазивными методами. Инвазивный метод включает в себя введение зондов или игл в матку, например, амниоцентез (который можно проводить на сроках от 14 недель до 20 недель) и забор проб ворсинок хориона (что можно сделать раньше: между 9,5 и 12,5 неделями беременности). ).

Взятие пробы ворсинок хориона связано с несколько большим риском для плода.Поскольку забор проб ворсинок хориона выполняется раньше, чем амниоцентез, как правило, в течение первого триместра, можно разумно ожидать, что частота выкидышей будет выше после взятия пробы ворсинок хориона, чем после амниоцентеза.

Неинвазивные методы включают обследование матки женщины с помощью ультразвукового исследования и анализа сыворотки крови матери. Доступны анализы крови для избранных трисомий, основанные на обнаружении ДНК плода в материнской крови. Технологии неинвазивного пренатального тестирования снижают риск выкидыша, который может возникнуть при использовании других методов.

Сюда входит использование материнской крови и методов секвенирования ДНК, таких как секвенирование следующего поколения, для определения наличия генетических дефектов. Если неинвазивный скрининговый тест указывает на повышенный риск хромосомных или генетических аномалий, для сбора дополнительной информации можно использовать более инвазивный метод. В случае дефектов нервной трубки подробное ультразвуковое исследование может неинвазивным способом поставить окончательный диагноз.

Амниоцентез : Иллюстрация процедуры амниоцентеза.

Из-за риска выкидыша и повреждения плода, связанного с амниоцентезом и процедурами отбора проб ворсинок хориона, многие женщины предпочитают сначала пройти обследование, чтобы выяснить, достаточно ли высок риск врожденных дефектов у плода, чтобы оправдать риски инвазивного тестирования. Скрининговые тесты дают оценку риска, которая отражает вероятность того, что у ребенка врожденный дефект.

Наиболее распространенный порог высокого риска — 1: 270. Оценка риска 1: 300 многими врачами считается малым риском.Однако компромисс между риском врожденного порока и риском осложнений от инвазивного тестирования является относительным и субъективным. Некоторые родители могут решить, что даже риск врожденных дефектов 1: 1000 требует инвазивного теста, в то время как другие не выберут инвазивный тест, даже если у них будет оценка риска 1:10.

Рекомендации Американского конгресса акушеров и гинекологов в настоящее время рекомендуют всем беременным женщинам, независимо от возраста, предлагать инвазивные тесты для получения окончательного диагноза определенных врожденных дефектов.Поэтому большинство врачей предлагают диагностическое обследование всем своим пациентам, с предварительным обследованием или без него, и позволяют пациенту решать. Инвазивное тестирование требуется в следующих случаях:

  • Женщины старше 35 лет
  • Женщины, ранее родившие недоношенных детей или детей с врожденным дефектом.
  • Женщины с высоким кровяным давлением, волчанкой, диабетом, астмой или эпилепсией.
  • Женщины, у которых есть семейный анамнез или этническое происхождение, склонное к генетическим нарушениям, или у партнеров которых они есть.
  • Женщины, беременные двойней или более.
  • Женщины, у которых произошел выкидыш.

Определение гестационного возраста

Примерно на 6 неделе беременности может быть предложено ультразвуковое обследование, чтобы подтвердить гестационный возраст эмбриона и проверить, существует ли одноплодная или двойная беременность, но такое сканирование не может выявить общие отклонения. Примерно на 10–11 неделе может быть предложено сканирование толщины шеи (NT), которое можно сочетать с анализами крови, которые коррелируют с хромосомными аномалиями.

Затем результаты анализов крови объединяются с результатами ультразвукового исследования NT, возрастом матери и гестационным возрастом плода, чтобы получить оценку риска синдрома Дауна, трисомии 18 и трисомии 13. Другое тестирование может включать анализ крови в первом триместре. один — во втором триместре, чтобы определить, нужно ли предпринимать дальнейшие действия.

границ | Половые различия в питании, росте и метаболизме у недоношенных детей

Введение

Половые различия в исходах родов, таких как вес при рождении и смертность, были впервые описаны Кларком в «Философских трудах» Королевского общества в Лондоне в 1786 году. (1) Он отметил более высокие показатели мертворождения и неонатальной смертности среди мужчин, чем среди женщин.Он также наблюдал более высокую массу тела при рождении у младенцев мужского пола, чем у младенцев женского пола (1). Однако биологические различия между полами становятся очевидными на раннем этапе беременности. Сообщается, что преждевременные роды чаще встречаются при беременности плодом мужского пола. Среди одноплодных белых одноплодных родов превышение численности мужчин на 7,2% (2). Для плодов мужского пола с нормальными хромосомами риск самопроизвольных абортов увеличивается на 30% (3). Показано, что мужской пол является независимым фактором риска неблагоприятных исходов беременности.В начале 1980-х исследователи продемонстрировали, что легочная зрелость плода выше у женщин и что андрогены могут ингибировать выработку сурфактанта (4, 5). Фактические данные показывают, что женщины имеют преимущество перед мужчинами с лучшим исходом в перинатальном периоде, особенно после преждевременных родов (6). Похоже, что у женщин есть преимущество в выживании, что подтверждается тем фактом, что в очень суровых условиях, таких как голод и эпидемии, женщины живут дольше мужчин (7). Из-за голода в Голландии, вызванного военной блокадой во время Второй мировой войны, рождаемость у мужчин снизилась значительно больше, чем рождаемость у женщин, что позволяет предположить, что внутриутробные потери у мужчин были выше (8).Биологические механизмы, участвующие в этих половых различиях, еще предстоит изучить. Поскольку рост, питание и обмен веществ в организме являются фундаментальными биологическими процессами, подробный обзор литературы по этому вопросу может дать важные подсказки.

Этот обзор организован для того, чтобы сначала рассмотреть половые различия в росте от зачатия до внутриутробного и постнатального периодов до раннего и позднего детства. Вторая часть этого обзора касается различий в потребностях в питании и обмене веществ.

Половые различия в росте

Множественные факторы влияют на рост плода при беременности у человека. Многие доказательства получены в результате исследований на животных. Существуют не только половые различия плода в росте; специфические для пола плацентарные, гормональные, антропометрические влияния матери, а также некоторые еще неизвестные факторы, по-видимому, также взаимодействуют множеством сложных способов, влияя на рост плода. Доступные до сих пор научные данные только демонстрируют сложность природы и не дают убедительных доказательств.Поскольку обсуждение всех имеющихся доказательств выходит за рамки настоящего обзора, мы сосредоточимся на областях, в которых имеются более важные клинические данные.

Различия в росте плода

Различия в росте плода в зависимости от пола проявляются на довольно ранних сроках беременности. Первоначальные исследования не смогли определить, проявляются ли различия в первом или втором триместре (9, 10). Однако данные на животных показали, что у мышей на 3,5 дня выше количество клеток в эмбрионах-самцах (11), а эмбрионы-самцы крупного рогатого скота находились на продвинутой стадии развития по сравнению с эмбрионами самок в течение первых 8 дней (12).По крайней мере, одно исследование на людях показало, что длина темени и крестца и бипариетальный диаметр (ПРЛ) у плодов мужского пола были в среднем больше, чем у женщин при первом измерении между 8-й и 12-й неделями (13). Однако недавнее исследование показало, что небольшие, но устойчивые гендерные различия в пренатальном ПРЛ, измерениях окружности головы и живота (выше у плодов мужского пола) были установлены уже на 15 неделе беременности (14). Мур описал значительные различия в траекториях роста головы плодов мужского и женского пола.Он также предположил, что определение гестационного возраста во втором триместре может быть неточным, если измерения БЛД не зависят от пола (15). Недавно исследование «Поколение R» с участием 1782 беременных женщин (проспективное популяционное когортное исследование от эмбриональной жизни до зрелого возраста) пришло к выводу, что длина макушки и крестца была значительно больше у мужчин по сравнению с женщинами в первом триместре (16). В этом исследовании также было отмечено, что у плодов мужского пола, начиная со второго триместра, окружность головы и живота была выше (16).Таким образом, рост плодов мужского пола, кажется, больше, чем рост плодов женского пола с самых ранних стадий беременности.

Половой диморфизм в функции плаценты по сравнению с полом плода в процессе роста

Возможно, что различия в функции плаценты могут влиять на рост плода и программирование плода в зависимости от пола, или пол плода может определять функцию плаценты. Было отмечено, что у плода более высокие показатели плацентарных биомаркеров, специфичных для пола плода, таких как проангиогенный фактор роста плаценты (PlGF) и антиангиогенная растворимая fms-подобная тирозинкиназа 1 (s-Flt1) в первом триместре при беременности плодами женского пола ( 16).Поскольку различия в росте, зависящие от пола, кажутся очевидными, начиная с первого триместра беременности человека, материнские питательные вещества вряд ли будут играть какую-либо роль по крайней мере до 11 недель беременности. Эмбриологические исследования свидетельствуют о том, что в начале формирования плаценты цитотрофобластные пробки облитерируют кончики маточно-плацентарных артерий, препятствуя кровотоку, поскольку такой рост плода вряд ли будет зависеть от гемотрофного питания в первом триместре (13).

В другом исследовании уровень глюкозы натощак у матери был значительно связан с массой плаценты у плодов женского пола, но не у мужчин (17). Одна из гипотез заключается в том, что половые диморфные различия в росте и выживаемости плода опосредованы полоспецифической функцией плаценты человека (18). В модели бабуина с умеренным недоеданием матери, приводящим к ЗВУР, мужские ЗВУР-плоды, но не самки ЗВУР-плодов, показали фиброз левого желудочка, который обратно коррелировал с массой тела при рождении (19).

Глюкокортикоиды (ГК) матери играют важную роль в росте плода и созревании органов. Однако избыток глюкокортикоидов может не только влиять на рост, но также может зависеть от пола, и это, вероятно, опосредуется глюкокортикоидными рецепторами (ГР) в плаценте. Было показано, что избыточный материнский GC приводит к уменьшению длины плацентарных капилляров исключительно у плодов мужского пола (20). Другие показали, что GC может преимущественно увеличивать продукцию активных форм кислорода в плаценте плодов мужского пола (21, 22).Исследования на животных показали, что синтетические ГК могут значительно снизить экспрессию генов, связанных с ростом плода и доставкой питательных веществ только у плодов мужского пола, а не у плодов женского пола (23). Более того, данные свидетельствуют о том, что плаценты у плодов женского пола инактивируют материнские GC более эффективно, чем у мужчин, за счет действия плацентарного 11 бета-HSD2. Снижение активности этого фермента в плаценте наблюдается у плодов мужского пола и связано с повышением уровня кортизола у плода. Это более высокое внутреннее воздействие GC in utero может объяснить, почему у плодов мужского пола более низкие резервы по сравнению с женщинами с любыми осложнениями, связанными со стрессом матери (24).Высокие концентрации GC во время чувствительных окон развития могут подавлять деление и дифференцировку клеток плода, что приводит к снижению развития мозга плода и внутриутробному росту плода (25). Признано, что зародыши мужского пола устойчивы к избытку глюкокортикоидов, тогда как плод женского пола очень чувствителен (26). Это открытие еще более важно, когда повторные дозы ГК в форме материнского бетаметазона (вводимого для ускорения созревания легких плода) могут вызывать не только апоптоз плаценты (26), но также влиять на рост плода за счет снижения циркулирующих IGF и связывающих IGF белков, что приводит к снижению рост плода (27).

Действие GC на ткань плода и плаценты также может опосредоваться через рецептор глюкокортикоидов (GR). В плаценте человека имеется восемь изоформ GR. Плаценты недоношенных женщин с малым размером беременности (SGA) имеют пониженную экспрессию ядерных рецепторов GR-A и GRa-D2. Рецептор GRa-D2 связан со сниженной транскрипцией глюкокортикоидов и может быть связан с усилением воспаления, поскольку эта изоформа GR менее чувствительна к глюкокортикоидам и их противовоспалительным эффектам (28).GRa-C является наиболее мощным активатором апоптоза, индуцированного глюкокортикоидами, и он усиливается как у мужчин, так и у женщин с недоношенной плацентой, и, таким образом, может активироваться до преждевременных родов (29). Влияние на GR может быть связано с различиями изоформ или с эпигенетическими модификациями. Недавно исследование in vitro показало, что дифференциальное метилирование ДНК GR связано с большим гестационным статусом при рождении (30). Это также подтверждает, что GC и дифференциальные действия, опосредованные GR, значительно влияют на рост плода.Была предложена гипотеза о взаимодействии материнского питания, GC и GR. Стресс материнского недоедания увеличивает материнский GC с уменьшением GR и сниженной экспрессией плацентарного 11 бета HSD-2. Фермент 11 бета HSD-2 рассматривается как средство против ожирения, и его пониженная активность связана с увеличением GC и GR плода. С другой стороны, наблюдается повышенная экспрессия родственного фермента 11beta-HSD1 в адипоцитах плода, который повторно усиливает локальные тканевые GC и, таким образом, предрасполагает к липогенезу плода, который является предшественником ожирения у взрослых (31).

Плацентарный транспортер потенциал-зависимый анион-селективный канал белок 1, главный канал транспорта кальция, критический для развития плода, предпочтительно усиливается в мужской плаценте. Эта преимущественно повышенная активность может предрасполагать плоды мужского пола к токсическим веществам, которые могут захватить этот рецептор во время пренатальной жизни (32). Кажется, что плаценты плодов мужского и женского пола имеют разную экспрессию белков и генов, особенно в неблагоприятных условиях. Мужчины обычно отвечают минимальными изменениями генов и белков в плаценте продолжением роста в неоптимальной внутриутробной среде, что подвергает их высокому риску ЗВУР, преждевременных родов или даже смерти в случае возникновения другого острого неблагоприятного события (18).У самок, напротив, экспрессируются множественные плацентарные гены и белковые изменения, которые приводят к более мягкому снижению роста без фактического ограничения роста (> 10-го центиля) (18). Такая адаптация женщин к функциям плаценты и росту, по-видимому, позволяет им лучше подготовиться к другому неблагоприятному событию, которое может еще больше ухудшить снабжение питательными веществами или кислородом (18). Эти наблюдения за плодами подтверждают антропологические наблюдения о том, что женщины переживают невзгоды лучше, чем мужчины.

Половые биомаркеры во время беременности

Большое проспективное исследование плацентарных биомаркеров при осложненных и нормальных беременностях показало, что специфические для пола биомаркеры плаценты становятся очевидными уже в первом триместре (33).В течение первого триместра определенных плацентарных и сосудистых молекул, связанных с ростом, таких как растворимая Fms-подобная тирозинкиназа (s-Flt1), фактор роста плаценты (PLGF), ингибитор активатора плазминогена (PAI-2), выше в плаценте плодов женского пола, так как по сравнению с плодом мужского пола. Однако половые различия исчезли после того, как возникли сосудистые осложнения, такие как преэклампсия или ограничение роста (33).

Половые различия отмечаются даже на уровне экспрессии микроРНК.miRNA составляют высококонсервативный класс малых некодирующих РНК, участвующих в процессах посттранскрипционной регуляции путем модификации экспрессии специфических мРНК. Специфические miRNA регулируют различные аспекты развития плаценты, такие как дифференцировка клеток, адгезия, миграция, апоптоз и ангиогенез. Аберрантная экспрессия связана с патогенезом осложнений, связанных с беременностью (34). Недавнее исследование, в котором изучались внеклеточные микроРНК (миРНК) во втором триместре, обнаружило корреляцию между полом плода и его ростом.В одном исследовании сравнивали производный IGF2 интронный miR-483-3p в макросомной, но недиабетической плаценте и нормальной плаценте беременных. Было отмечено, что miR-483-3p сверхэкспрессируется в макросомной плаценте. Поскольку miRNA играют важную роль в развитии плода и плаценты, регулируя свои гены-мишени, считается, что их сверхэкспрессия способствует пролиферации плацентарных клеток и, как следствие, макросомии (35). Половые различия в уровнях miRNA были отмечены при сравнении матерей с большим для гестационного возраста (LGA) и матерями с большим для гестационного возраста.подходящих для гестационного возраста (AGA), но не для детей с малым для гестационного возраста (SGA) по сравнению с младенцами AGA (36). Большая часть miRNA была активирована у женщин и подавлена ​​у мужчин (36). Дальнейшие исследования могут помочь определить, можно ли использовать эти маркеры для мониторинга роста плода во втором триместре. Другое исследование той же группы показало, что пол плода регулирует экспрессию miR-210 в плаценте через путь NFkB1 и уровни эстрогена у беременных женщин с ожирением, состояние, которое, как известно, является фактором риска беременностей LGA (37).Половой диморфизм миРНК сердца плода в условиях ограничения внутриутробного развития также был связан с путем NFkB1 (16). miRNAs в настоящее время представляют большой исследовательский интерес из-за их возможной роли в антенатальной диагностике трисомий и ассоциации с осложнениями беременности, в дополнение к их роли в росте плода. Однако доказательства находятся на очень ранних стадиях открытия.

Гены, связанные с метаболизмом, такие как гуманин, которые повышают чувствительность к инсулину и связаны с ростом плода, активируются у мужчин.Такая предпочтительная активация может дать представление о более высоких темпах роста, наблюдаемых у плодов мужского пола (38).

Рост плода в зависимости от пола при естественной и вспомогательной репродуктивной беременности

Процесс вспомогательной репродукции вводит некоторые потенциальные стрессоры, в том числе среду in vitro, , обращение с эмбрионами, колебания температуры и света, ИКСИ и длительное культивирование (20). Эти факторы могут повлиять на рост эмбрионов и плодов. Однако недавнее исследование показало, что половые различия в росте сохраняются при вспомогательной репродуктивной терапии; и не преувеличены (39).

Рост плода в зависимости от пола и влияние материнских заболеваний

Когда беременность осложняется астмой легкой степени, рост плода у женщины замедляется, но не до такой степени, чтобы вызывать ЗВУР. Напротив, мужские плоды росли нормально, если только они не осложнялись обострением астмы, что привело к статусу ЗВУР или преждевременным родам (18). Легкая преэклампсия была связана с нормальными траекториями роста плода мужского пола и замедлением роста плода женского пола (40). Это еще раз подтверждает другие наблюдения, которые показывают, как женские плоды сокращают скорость своего роста, возможно, в качестве стратегии выживания при подготовке к множественным травмам в будущем.

Рост плода с учетом пола и влияние материнской антропометрии

Исследователи сообщили о половых различиях в росте плода в зависимости от роста и веса матери. Мужское преимущество в 60 г наблюдалось у новорожденных от самых низкорослых и легких матерей (41). Пол плода как независимый фактор, по-видимому, влияет на массу плаценты с более высоким соотношением плод: плацента у мальчиков (17). Хотя исследования описали сильную связь прибавки в весе во время беременности с послеродовым ожирением (42, 43), только одно недавнее исследование с участием 955 пар мать-младенец показало, что избыточный вес матери до беременности или статус ожирения напрямую связаны с более высоким риском развития ожирения. ожирение у ребенка мужского пола в возрасте 1 года (44).В исследовании, в котором участвовало 9270 женщин с одноплодной беременностью и без предшествующего диагноза сахарного диабета, было отмечено, что ИМТ матери положительно коррелировал с LGA и макросомией как у плодов мужского, так и женского пола. Однако отрицательная корреляция между материнским ИМТ наблюдалась с рождением SGA только у мужчин (45). Следовательно, зависимости от пола между ИМТ матери и массой плода требуют дальнейших более масштабных исследований, чтобы выявить различия.

Материнское питание

Интересно предположить, что питание матери может влиять на рост плода.Однако данные показывают неполное понимание механизма на данный момент. Считается, что плод не зависит от рациона матери, особенно в первом триместре, а, возможно, и во втором триместре, а зависит от накопленных материнскими питательными веществами. Считается, что питание матери может не влиять на рост, но может влиять на программу лечения взрослых заболеваний. Однако добавление белков во время беременности приводило к снижению веса при рождении, и аналогично диета с высоким содержанием белков и углеводов была связана с повышенным кровяным давлением у потомства во взрослой жизни (46).Следовательно, сбалансированная диета, особенно во время беременности, может иметь долгосрочные преимущества. Утверждается, что мужской плод принимает более опасную стратегию, которая подвергает его большему риску недоедания, предпочитая быстрый рост тела и рост мозга, а не сочетание с ростом плаценты. Также предполагается, что мальчики более восприимчивы к нынешнему питанию матери, чем девочки, которые больше реагируют на питание и обмен веществ, которое их мать прожила на протяжении всей жизни (47).

Половой диморфизм в результате отклонений в развитии плода

Исследования показывают, что экстремальные темпы роста плода могут увеличить восприимчивость к заболеваниям взрослых через клеточную память.Исследования показывают, что как ограничение внутриутробного развития, так и чрезмерный рост имели эпигеномные реакции. Оба паттерна роста были связаны с гиперметилированием ДНК, направленным на цис-регуляторные элементы в непосредственной близости от генов, участвующих в гомеостазе глюкозы и функции стволовых клеток (48). Это может объяснить, как ограничение внутриутробного развития и чрезмерный рост могут быть связаны с повышенным риском диабета 2 типа во взрослом возрасте. Интересно, что те же исследователи также отметили половой диморфизм в моделях роста.У самцов с задержкой внутриутробного развития (ЗВУР) и у крупных для гестационного возраста самок наблюдалась эпигенетическая дисрегуляция (48). В других сообщениях показано аналогичное гиперметилирование ДНК в промоторных и энхансерных областях генома в CD3 (+) Т-клетках младенцев мужского пола IUGR (49). Это могут быть биомаркеры, которые потенциально могут предсказать метаболические нарушения, когда эти младенцы станут взрослыми.

В когортном исследовании OBEGEST, в котором изучалась связь между гестационным диабетом (ГСД) и избыточным весом ребенка в возрасте 5–7 лет, было отмечено, что воздействие ГСД является фактором риска избыточного веса у детей у мальчиков, но не у девочек (50). .Удивительно, что самцы и самки по-разному реагируют на одну и ту же внутриутробную среду, и это предполагает фундаментальные биологические вариации, вероятнее всего, на клеточном и молекулярном уровне.

Рост и пол пары близнецов

В крупном наблюдательном исследовании однополых пар близнецов по сравнению с беременностями пар близнецов смешанного пола, у близнецов мужского и мужского пола был более высокий риск респираторного дистресс-синдрома и более низкая частота ЗВУР по сравнению с парами близнецов женщина-женщина (51). Это говорит о том, что помимо внутренних различий между полами плода, гормональные факторы и влияние окружающей среды у близнецов также могут зависеть от пола.Хотя было предложено несколько гипотез для объяснения вышеуказанных различий, убедительных доказательств пока нет.

Половой диморфизм в антропометрии плода и недоношенных детей

Инсулиноподобный фактор роста-1 (IGF-1), основной фактор, способствующий росту во время внутриутробной жизни, выше у женщин, чем у мужчин, наряду с более высокими уровнями IGF-связывающего белка-3 (IGFBP-3) (52, 53) . Хотя его значение неизвестно, уровни IGF-1 коррелируют с краткосрочной скоростью роста и потреблением белка у недоношенных детей (54, 55).В недавнем поперечном когортном анализе 369 новорожденных на инсулин пуповинной крови и инсулиноподобные пептиды IGF-1 был тесно связан с массой тела при рождении у мужчин. Принимая во внимание, что C-пептид коррелировал с массой плаценты женщины и массой тела при рождении. Хотя эти результаты подчеркивают половые различия, их биологическое значение неизвестно. Хорошо известно, что жировая масса (ЖМ) выше, а безжировая масса тела (МТТ) ниже у девочек (56), однако эти антропометрические различия, по-видимому, присутствуют даже у недоношенных детей.Проект Intergrowth-21st показал, что мальчики в среднем имели большую безжировую массу, чем девочки, на всех сроках беременности после 34 недель беременности (57). При рождении FM у мальчиков составлял 9,9% по сравнению с 11,0% у девочек, и разница сохранялась с течением времени (57). Не только жировая масса, но и распределение жира у недоношенных детей разного пола. У недоношенных и доношенных женщин более централизованный характер, а также большее количество подкожно-жировой клетчатки по сравнению с мужчинами (58).

Другие наблюдали, что масса тела, пол и длина тела могут точно предсказать безжировую массу, жировую массу и процентную долю жировой массы с помощью DEXA-сканирования при рождении со значительно меньшей мышечной массой и более высокой жировой массой и процентной жировой массой у девочек (59).Точно так же с помощью плетизмографии с вытеснением воздуха были созданы нормальные контрольные диапазоны для жировой массы, процент жировой массы и безжировой массы (безжировой массы) в зависимости от пола и гестационного возраста, которые также показали аналогичные половые различия, как при сканировании DEXA ( 60). Это исследование также показало, что процент жировой массы увеличился с 36 до 40 недель беременности (60).

Похоже, что внутриутробный рост влияет на подкожный жир, в отличие от внутрибрюшного жира, как показывает магнитно-резонансная томография, что указывает на то, что эти две жировые области находятся под разными физиологическими воздействиями (61).Было показано, что толщина кожной складки коррелирует с общей массой жира и, таким образом, может быть более простым и практичным измерением для клинического использования. Опубликованы нормативные данные об общей толщине кожной складки с учетом пола (по 4 участкам тела) (62).

Исследования, проведенные еще в 1923 году, показали, что количество жировой ткани объясняет вариабельность веса у видов млекопитающих, в то время как количество безжировой массы тела было относительно постоянным и постоянно менялось на протяжении всей жизни (63).В целом новорожденные мужского пола, как правило, имеют более высокую обезжиренную массу, чем девочки.

Половые различия в питании и метаболизме

Хорошо известно, что вес, длина и окружность головы больше у недоношенных мальчиков на всех сроках гестации (64). Возможно, что деление клеток у мужских эмбрионов происходит быстрее, чем у женских эмбрионов (65). Поэтому у нас есть графики роста с учетом пола, такие как Fenton-2013 для недоношенных детей, начиная с 22 недель беременности (64).Интуитивно понятно экстраполировать, что, если темпы роста различны между мальчиками и девочками с ELBW, то их потребности в питании также будут разными. Однако информации по этому поводу нет.

Предварительные доказательства

Не найдя в литературе рекомендаций по потреблению белка и калорий для конкретного пола, мы опубликовали предварительный отчет по этой теме (66). Мы ретроспективно рассмотрели младенцев с низкой массой тела, рожденных в нашем учреждении, чтобы изучить, получали ли младенцы мужского и женского пола разное дневное количество белка и калорий при полном энтеральном питании, чтобы поддерживать статус, соответствующий гестационному возрасту, как для веса (WT), так и для окружности головы (HC). от рождения до выписки (66).Сравнивались белок и калорийность во время энтерального питания и заболеваемость детей с ELBW мужского и женского пола, у которых от рождения до выписки сохранялся статус, соответствующий гестационному возрасту (AGA). Для поддержания статуса AGA как для HC, так и для WT, средние потребности в белке и калориях для мужчин были значительно ниже, чем для женщин [белок (г / кг / день): 3,53 против 3,71 ( P = 0,003) и калорий (кал / кг / день): 118,7 против 123,5 ( P = 0,002)]. Однако результаты выписки не различались между полами, несмотря на различия в содержании белков и калорий во время энтерального кормления, что позволяет предположить, что младенцам с низкой массой тела женского пола может потребоваться больше белка и калорий.

Хотя это исследование не доказывает, что существуют половые различия в потребностях в питании, оно действительно генерирует гипотезу, которую необходимо рассмотреть в более крупном проспективном исследовании. Однако мы понимаем, что будет сложно проспективно изучить различия в потребностях в питании между полами, уделяя особое внимание аспектам, отличным от норм SGA, после предоставления стандартных калорий и белка.

Половые различия в влиянии питательных веществ на послеродовые исходы

Ретроспективное исследование, проведенное в Нидерландах, показало, что повышенное потребление аминокислот и энергии в течение первой недели жизни было связано со статистически значимым краткосрочным улучшением набора веса у мальчиков с очень низкой массой тела при рождении по сравнению с женщинами (67).В другом исследовании с участием недоношенных детей в возрасте <32 недель сравнивали введение одной глюкозы с глюкозой вместе с 2,4 г / кг / сут аминокислот в первые несколько дней после рождения. Наблюдение за развитием нервной системы в возрасте 2 лет показало, что младенцы мужского пола получают больше пользы от раннего введения аминокислот по сравнению с младенцами женского пола (68). Они пришли к выводу, что недоношенные самцы, но не самки, имели нормальный исход развития при введении аминокислот сразу после рождения.

Одно из исследований показало, что даже грудное молоко может по-разному влиять на рост белого вещества у мужчин по сравнению ссуки (69). В этом исследовании было показано, что существует зависимость доза-ответ между ранним потреблением грудного молока недоношенными новорожденными сроком ≤ 30 недель беременности и более поздними показателями IQ в возрасте 7–8 лет, и этот эффект был более выражен у мужчин (69 ). Другое крупное исследование показало, что развитие мужской нервной системы гораздо более чувствительно к раннему росту в отделении интенсивной терапии новорожденных, чем у очень недоношенных новорожденных женского пола (70). Poindexter et al. в своем «исследовании раннего и позднего введения аминокислот» отметили, что у мужчин в группе с поздним введением аминокислот были повышенные шансы иметь субоптимальную окружность головы в 18-месячный скорректированный гестационный возраст; с отношением шансов 3.3 (95% ДИ, 1,4–7,7) для мужчин, имеющих окружность головы менее 5-го процентиля (71).

Половой и материнский метаболизм глюкозы и лептина

Метаболизм глюкозы

Было отмечено, что общий метаболизм глюкозы у эмбрионов крупного рогатого скота мужского пола в два раза выше, чем у эмбриона женского пола (72). Недавно было показано, что пол плода может влиять на уровень глюкозы в плазме крови матери. Наличие плодов мужского пола было независимо связано с повышенным уровнем глюкозы в плазме крови матери натощак и снижением базальной функции β-клеток (73, 74).

Роль лептина

Уровни лептина в пуповинной крови коррелировали с ожирением новорожденных (75). Недавно было обнаружено, что уровни лептина в плазме пуповинной крови у доношенных новорожденных мужского пола ниже, чем у новорожденных женского пола (76). Уровни лептина положительно коррелировали с массой тела при рождении. Поскольку процент жировой массы у девочек выше, чем у мальчиков, более высокий уровень лептина у девочек кажется очевидным. Однако оказалось, что материнский лептин не коррелирует с ожирением новорожденных ни у одного пола, а материнский уровень адипонектина положительно связан с процентным содержанием жировой массы у плодов мужского пола (77).

Созревание тироксина

Имеется немного литературы о половых различиях в созревании щитовидной железы у недоношенных детей. Мы провели пилотное исследование для определения скорректированного гестационного возраста, при котором низкие уровни тироксина (Т4) у недоношенных новорожденных нормализуются в универсальном тесте метаболического скрининга новорожденных (NBS) (57). Из 355 младенцев, включенных в исследование, у 127 был низкий Т4 с нормальным ТТГ на первом NBS. Средний скорректированный гестационный возраст, при котором у всех исследуемых младенцев были нормальные результаты, составлял 31 год.13 недель. При повторных обследованиях ни у одного ребенка не развился высокий уровень ТТГ. Ни одна женщина (0/53) на сроке от 31 до 34 недель гестации не имела низкого уровня Т4 по сравнению с 13,8% младенцев мужского пола (6/45; p = 0,007) в начальном NBS. У недоношенных девочек нормализовался уровень тироксина раньше, чем у мальчиков. Ни у одного из младенцев женского пола не было аномальных уровней Т4 после 30 недель беременности (рис. 1). Тем не менее, эти наблюдения нуждаются в подтверждении более крупными исследованиями.

Рисунок 1 . Половые различия в нормализации Т4 у недоношенных детей.

Выводы

Половые различия в росте очевидны уже в первом триместре (Таблица 1). Появляется все больше свидетельств полового диморфизма в генетических, экологических и эпигеномных реакциях на аберрации внутриутробного развития. Половые различия в антропометрии, кажется, становятся очевидными даже у очень недоношенных детей. Неспособность использовать измерения ПРЛ с учетом пола может привести к ошибкам при свидании во втором триместре. Теперь ясно, что рост плодов мужского пола больше, чем плод женского пола с самых ранних стадий беременности.По-видимому, существует сложное взаимодействие между плацентой и полом плода. Данные указывают на более выраженное проявление плацентарных биомаркеров в плаценте плодов женского пола. Исследования как на животных, так и на людях показывают, что плод женского пола может переносить избыток глюкокортикоидов лучше, чем плод мужского пола. Адаптация женской функции плаценты и ее роста, по-видимому, позволяет им быть лучше подготовленными к неблагоприятным событиям, чем плод мужского пола. Микро-РНК играют важную роль в развитии плода и плаценты, регулируя их гены-мишени; их сверхэкспрессия, как полагают, способствует пролиферации плацентарных клеток и макросомии.Похоже, что большинство miRNAs активируются у женщин и подавляются у плодов мужского пола у матерей с большими для гестационного возраста плодами.

Таблица 1 . Резюме половых различий в росте и метаболизме.

Роль материнского питания в развитии плода до сих пор неясна. Предполагается, что мальчики более восприимчивы к нынешнему рациону матери, чем девочки, которые больше реагируют на питание и обмен веществ, которые их мать прожила на протяжении всей жизни (47). В когортном исследовании OBEGEST было отмечено, что подверженность ГСД является фактором риска избыточной массы тела в детском возрасте у мальчиков, но не у девочек (50).

Существуют графики роста для каждого пола, и результаты роста у недоношенных детей различаются для разных полов. Предварительные данные о потребностях в питании недоношенных детей в зависимости от пола требуют дальнейших исследований. Интересно, что ранние исследования показали, что пол плода может влиять на уровень глюкозы в плазме крови матери.

Таким образом, имеющиеся данные указывают на естественные половые различия нескольких биомаркеров плаценты. Однако их метаболическое значение еще предстоит установить.Мы надеемся увидеть, как эти естественные половые различия в очень раннем возрасте могут повлиять на долгосрочный метаболизм и начало болезни в более позднем возрасте. Такая информация может дать нам ключ к лучшему ведению беременности для здоровой взрослой жизни.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором этой работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

1. Clarke JD. Наблюдения за некоторыми причинами повышенной смертности мужчин над смертностью женщин. Philos Trans R Soc Lond. (1786) 76: 349–64.

Google Scholar

2. Куперсток М., Кэмпбелл Дж. Избыток мужчин при преждевременных родах: взаимодействие с гестационным возрастом, расой и многоплодием. Акушерский гинекол. (1996) 88: 189–93. DOI: 10.1016 / 0029-7844 (96) 00106-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5.Тордай Дж.С., Нильсен ХК, Фенкл Мде М, Эйвери Мэн. Половые различия в созревании легких плода. Am Rev Respir Dis. (1981) 123: 205–8.

PubMed Аннотация | Google Scholar

6. Ди Ренцо Г.К., Розати А., Сарти Р.Д., Кручиани Л., Кутули А.М. Влияет ли пол плода на исход беременности? Gender Med. (2007) 4: 19–30. DOI: 10.1016 / S1550-8579 (07) 80004-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Зарулли В., Бартольд Джонс Дж., Оксузян А., Линдаль-Якобсен Р., Кристенсен К., Ваупель Дж. В..Женщины живут дольше мужчин даже во время сильного голода и эпидемий. Proc Natl Acad Sci US A. (2018) 115: E832–40. DOI: 10.1073 / pnas.1701535115

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Ravelli AC, van Der Meulen JH, Osmond C, Barker DJ, Bleker OP. Ожирение в возрасте 50 лет у мужчин и женщин, перенесших внутриутробный голод. Am J Clin Nutr. (1999) 70: 811–6. DOI: 10.1093 / ajcn / 70.5.811

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9.Pedersen JF. Ультразвуковые доказательства половой разницы в размере плода в первом триместре. Br Med J. (1980) 281: 1253.

PubMed Аннотация | Google Scholar

12. Сюй К.П., Ядав Б.Р., Кинг В.А., Беттеридж К.Дж. Связанные с полом различия в темпах развития бычьих эмбрионов, произведенных и культивируемых in vitro . Mol Reprod Dev. (1992) 31: 249–52. DOI: 10.1002 / mrd.1080310404

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14.Schwarzler P, Bland JM, Holden D, Campbell S, Ville Y. Антенатальные справочные диаграммы роста с учетом пола для неосложненных одноплодных беременностей на 15-40 неделе беременности. Ультразвуковой акушерский гинекол. (2004) 23: 23–9. DOI: 10.1002 / uog.966

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Броэр-Браун З.А., Баан Э., Шалекамп-Тиммерманс С., Вербург Б.О., Джаддо В.В., Стиджерс Э.А. Половые различия в моделях роста плода и младенца: проспективное популяционное когортное исследование. Biol Половые различия. (2016) 7:65. DOI: 10.1186 / s13293-016-0119-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Roland MC, Friis CM, Godang K, Bollerslev J, Haugen G, Henriksen T. Материнские факторы, связанные с ростом плода и весом при рождении, являются независимыми детерминантами веса плаценты и проявляют дифференцированные эффекты в зависимости от пола плода. PLoS ONE (2014) 9: e87303. DOI: 10.1371 / journal.pone.0087303

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18.Клифтон В.Л. Обзор: пол и плацента человека: опосредующие дифференциальные стратегии роста и выживания плода. Плацента (2010) 31 (Дополнение): S33–9. DOI: 10.1016 / j.placenta.2009.11.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Muralimanoharan S, Li C, Nakayasu ES, Casey CP, Metz TO, Nathanielsz PW, et al. Половой диморфизм сердечной реакции плода на ограничение питательных веществ у матери. J Mol Cell Cardiol. (2017) 108: 181–93. DOI: 10.1016 / j.yjmcc.2017.06.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Mayhew TM, Jenkins H, Todd B, Clifton VL. Материнская астма и морфометрия плаценты: влияние тяжести, лечения и пола плода. Плацента (2008) 29: 366–73. DOI: 10.1016 / j.placenta.2008.01.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Старк М.Дж., Ходил Н.А., Райт И.М., Клифтон В. Влияние пола и антенатального воздействия бетаметазона на вазоконстрикторы и микрососуды преждевременных родов. J Matern Fetal Neonatal Med. (2011) 24: 1215–20. DOI: 10.3109 / 14767058.2011.569618

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Старк М.Дж., Ходыл Н.А., Райт И.М., Клифтон В.Л. Влияние пола и воздействия глюкокортикоидов на прооксидантно-антиоксидантный баланс преждевременной плаценты. Плацента (2011) 32: 865–70. DOI: 10.1016 / j.placenta.2011.08.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. О’Коннелл Б.А., Мориц К.М., Робертс К.Т., Уокер Д.В., Дикинсон Х.Плацентарный ответ на избыточное воздействие материнских глюкокортикоидов различается у самцов и самок колючих мышей. Biol Reprod. (2011) 85: 1040–7. DOI: 10.1095 / биолрепрод.111.093369

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Bivol S, Owen SJ, Rose’Meyer RB. Вызванные глюкокортикоидами изменения мРНК глюкокортикоидного рецептора и экспрессия белка в плаценте человека как потенциальный фактор изменения роста и развития плода. Reprod Fertil Dev. (2016) 29: 845–54. DOI: 10.1071 / RD15356

CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Бенесова О., Павлик А. Перинатальное лечение глюкокортикоидами и риск неправильного развития головного мозга. Нейрофармакология (1989) 28: 89–97. DOI: 10.1016 / 0028-3908 (89)

-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. Браун Т., Мэн В., Шан Х., Ли С., Слобода Д.М., Эрлих Л. и др. Раннее лечение дексаметазоном вызывает апоптоз плаценты у овец. Reprod Sci. (2015) 22: 47–59. DOI: 10.1177 / 1933719114542028

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Гатфорд К.Л., Оуэнс Дж. А., Ли С., Мосс Т. Дж., Ньюнхэм Дж. П., Чаллис Дж. Р. и др. Повторное лечение беременных овец бетаметазоном программирует стойкое снижение циркулирующих IGF-I и IGF-связывающих белков в потомстве. Am J Physiol Endocrinol Metab. (2008) 295: E170–8. DOI: 10.1152 / ajpendo.00047.2008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28.Oakley RH, Cidlowski JA. Биология рецептора глюкокортикоидов: новые сигнальные механизмы в здоровье и болезни. J Allergy Clin Immunol. (2013) 132: 1033–44. DOI: 10.1016 / j.jaci.2013.09.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Саиф З., Ходыл Н.А., Хоббс Э., Так А.Р., Батлер М.С., Осей-Кумах А. и др. Плацента человека экспрессирует несколько изоформ глюкокортикоидных рецепторов, которые изменяются в зависимости от пола плода, ограничения роста и астмы матери. Плацента (2014) 35: 260–8. DOI: 10.1016 / j.placenta.2014.01.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Филиберто А.С., Маккани М.А., Кестлер Д., Вильгельм-Бенарци С., Ависсар-Уайтинг М., Банистер С.Э. и др. Вес при рождении связан с метилированием промотора ДНК рецептора глюкокортикоидов в плаценте человека. Эпигенетика (2011) 6: 566–72. DOI: 10.4161 / epi.6.5.15236

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31.Коррейа-Бранко А., Китинг Э., Мартель Ф. Недоедание матери и развитие плода при ожирении: связь глюкокортикоидов. Reprod Sci. (2015) 22: 138–145. DOI: 10.1177 / 1933719114542012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Мартин Э., Смистер Л., Боммарито П.А., Грейс М.Р., Боггесс К., Кубань К. и др. Сексуальный эпигенетический диморфизм в плаценте человека: значение для восприимчивости во время пренатального периода. Эпигеномика (2017) 9: 267–78.DOI: 10.2217 / epi-2016-0132

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Браун З.А., Шалекамп-Тиммерманс С., Таймайер Х.В., Хофман А., Джаддо В.В., Стиджерс Э.А. Половые различия плода в плацентации человека: проспективное когортное исследование. Плацента (2014) 35: 359–64. DOI: 10.1016 / j.placenta.2014.03.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Lycoudi A, Mavreli D, Mavrou A, Papantoniou N, Kolialexi A.миРНК при осложнениях, связанных с беременностью. Expert Rev Mol Diagn. (2015) 15: 999–1010. DOI: 10.1586 / 14737159.2015.1053468

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

35. Li J, Fu Z, Jiang H, Chen L, Wu X, Ding H, et al. MiR-483–3p, происходящий из IGF2, вносит вклад в макросомию посредством регулирования пролиферации трофобластов путем нацеливания на RB1CC1. Мол Хум Репрод. (2018) 24: 444–52. DOI: 10,1093 / мольхр / гей027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

36.Rodosthenous RS, Burris HH, Sanders AP, Just AC, Dereix AE, Svensson K и др. Внеклеточные микроРНК второго триместра в материнской крови и росте плода: предварительное исследование. Эпигенетика (2017) 12: 804–10. DOI: 10.1080 / 15592294.2017.1358345

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Муралиманохаран С., Го С., Мятт Л., Малоян А. Половой диморфизм в экспрессии miR-210 и митохондриальная дисфункция в плаценте при материнском ожирении. Int J Obesity (2015) 39: 1274–81.DOI: 10.1038 / ijo.2015.45

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Muzumdar RH, Huffman DM, Atzmon G, Buettner C, Cobb LJ, Fishman S, et al. Гуманин: новый центральный регулятор периферического действия инсулина. PLoS ONE (2009) 4: e6334. DOI: 10.1371 / journal.pone.0006334

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

39. O’Neill KE, Tuuli M, Odibo AO, Odem RR, Cooper A. Связанные с полом различия в росте присутствуют, но не усиливаются в беременностях с оплодотворением in vitro и беременностях. Fertil Steril. (2014) 101: 407–12. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2013.10.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Старк М.Дж., Клифтон В.Л., Райт И.М. Новорожденные, рожденные от матерей с преэклампсией, демонстрируют специфичные для пола изменения в функции микрососудов. Pediatr Res. (2009) 65: 292–5. DOI: 10.1203 / PDR.0b013e318193edf1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Лэмпл М., Готч Ф., Кусанович Дж. П., Гомес Р., Ниен Дж. К., Фронгилло Е. А. и др.Половые различия в реакции роста плода на рост и вес матери. Am J Hum Biol. (2010) 22: 431–43. DOI: 10.1002 / ajhb.21014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

42. Мамун А.А., Маннан М., Дои С.А. Прибавка в весе во время беременности в связи с ожирением потомства на протяжении всей жизни: систематический обзор и метаанализ с поправкой на систематические ошибки. Obesity Rev. (2014) 15: 338–47. DOI: 10.1111 / obr.12132

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43.Уитакер RC. Прогнозирование ожирения дошкольников при рождении: роль материнского ожирения на ранних сроках беременности. Педиатрия (2004) 114: e29–6.

PubMed Аннотация | Google Scholar

44. Бриджман С.Л., Азад М.Б., Персо Р.Р., Чари Р.С., Беккер А.Б., Сирс М.Р. и др. Влияние избыточной массы тела матери до беременности на избыточную массу тела ребенка в возрасте 1 года: ассоциации и половые различия. Pediatr Obes. (2018) 13: 579–89. DOI: 10.1111 / ijpo.12291

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45.Рикарт В., Лопес Дж., Мосас Дж., Перикот А., Санчо М.А., Гонсалес Н. и др. Статус толерантности матери к глюкозе влияет на риск макросомии у мужчин, но не у плодов женского пола. J Epidemiol Community Health (2009) 63: 64–8. DOI: 10.1136 / jech.2008.074542

CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Delahaye F, Wijetunga NA, Heo HJ, Tozour JN, Zhao YM, Greally JM, et al. Половой диморфизм в эпигеномных ответах стволовых клеток на экстремальный рост плода. Nat Commun. (2014) 5: 5187. DOI: 10.1038 / ncomms6187

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Уильямс Л., Секи И., Делахай Ф., Ченг А., Фулория М., Хьюз Эйнштейн Ф. и др. Гиперметилирование ДНК CD3 (+) Т-клеток из пуповинной крови младенцев, подвергшихся внутриутробной задержке роста. Диабетология (2016) 59: 1714–23. DOI: 10.1007 / s00125-016-3983-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

50. Ле Муллек Н., Фиану А., Майяр О., Шазель Е., Нати Н., Шнебели С. и др.Половой диморфизм в связи между гестационным сахарным диабетом и избыточной массой тела у детей в возрасте 5–7 лет: когортное исследование OBEGEST. PLoS ONE (2018) 13: e0195531. DOI: 10.1371 / journal.pone.0195531

CrossRef Полный текст | Google Scholar

51. Мулла З.Д., Плавшич С.К., Ортиз М., Нувайхид Б.С., Анант К.В. Спаривание полов у плода и неблагоприятные перинатальные исходы при беременности двойней. Ann Epidemiol. (2013) 23: 7–12. DOI: 10.1016 / j.annepidem.2012.10.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

52.Гири MP, Pringle PJ, Rodeck CH, Kingdom JC, Hindmarsh PC. Половой диморфизм оси гормона роста и инсулиноподобного фактора роста при рождении. J Clin Endocrinol Metab. (2003) 88: 3708–14. DOI: 10.1210 / jc.2002-022006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Ibanez L, Sebastiani G, Lopez-Bermejo A, Diaz M, Gomez-Roig MD, de Zegher F. Гендерная специфичность ожирения тела и циркулирующего адипонектина, висфатина, инсулина и фактора роста-I инсулина при доношенных родах: взаимосвязь к внутриутробному росту. J Clin Endocrinol Metab. (2008) 93: 2774–8. DOI: 10.1210 / jc.2008-0526

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Энгстром Э, Никлассон А., Викланд К.А., Эвальд Ю., Хеллстрем А. Роль материнских факторов, послеродового питания, набора веса и пола в регуляции сывороточного IGF-I у недоношенных детей. Pediatr Res. (2005) 57: 605–10. DOI: 10.1203 / 01.PDR.0000155950.67503.BC

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55.Kajantie E, Dunkel L, Rutanen EM, Seppälä M, Koistinen R, Sarnesto A, et al. IGF-I, IGF-связывающий белок (IGFBP) -3, фосфоизоформы IGFBP-1 и постнатальный рост у младенцев с очень низкой массой тела при рождении. J Clin Endocrinol Metab. (2002) 87: 2171–9. DOI: 10.1210 / jcem.87.5.8457

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Mast M, Kortzinger I, Konig E, Muller MJ. Гендерные различия в жировой массе детей 5–7 лет. Int J Obesity Relat Metab Disord. (1998) 22: 878–84. DOI: 10.1038 / sj.ijo.0800675

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57. Вильяр Дж., Апулия Ф.А., Фентон Т.Р., Шейх Исмаил Л., Стейнс-Уриас Э., Джулиани Ф. и др. Состав тела при рождении и его связь с неонатальными антропометрическими соотношениями: исследование состава тела новорожденного в рамках проекта INTERGROWTH-21 (st). Pediatr Res. (2017) 82: 305–16. DOI: 10.1038 / pr.2017.52

CrossRef Полный текст | Google Scholar

58.Родригес Дж., Сампер М. П., Вентура П., Морено Л. А., Оливарес Дж. Л., Перес-Гонсалес Дж. М.. Гендерные различия в распределении подкожного жира у новорожденных. Eur J Pediatr. (2004) 163: 457–61. DOI: 10.1007 / s00431-004-1468-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. Хоукс С.П., Хурихейн Дж.О., Кенни Л.С., Ирвин А.Д., Кили М., Мюррей Д.М. Процент жира в организме при рождении в зависимости от пола и гестации. Педиатрия (2011) 128: e645–51. DOI: 10.1542 / пед.2010-3856

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Родригес Дж., Сампер М. П., Оливарес Дж. Л., Вентура П., Морено Л. А., Перес-Гонсалес Дж. М.. Измерения кожной складки при рождении: пол и антропометрическое влияние. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed. (2005) 90: F273–5. DOI: 10.1136 / adc.2004.060723

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Моултон CR. Возраст и химическое развитие млекопитающих. J Biol Chem. (1923) 57: 79–97.

Google Scholar

66. Алур П., Десаи Дж., Джонсон М., Харви М., Пресли С., Хамфрис Дж. И др. Младенцам с очень низкой массой тела при рождении для нормального роста требуется больше белка и калорий. J Investig Med (2018) 66: 587.

67. Кристманн В., Виссер Р., Энгелькес М., де Граув А.М., ван Гудувер Дж. Б., ван Хейст А.Ф. Загадка достижения нормального послеродового роста недоношенных новорожденных с помощью парентерального или энтерального питания? Acta Paediatr. (2013) 102: 471–9.DOI: 10.1111 / apa.12188

CrossRef Полный текст | Google Scholar

68. van den Akker CH, te Braake FW, Weisglas-Kuperus N, van Goudoever JB. Результаты наблюдений после рандомизированного контролируемого исследования раннего введения аминокислот у недоношенных детей. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр. (2014) 59: 714–9. DOI: 10.1097 / MPG.0000000000000549

CrossRef Полный текст | Google Scholar

69. Исаакс Э.Б., Фишл Б.Р., Куинн Б.Т., Чонг В.К., Гадиан Д.Г., Лукас А.Влияние грудного молока на коэффициент интеллекта, размер мозга и развитие белого вещества. Pediatr Res. (2010) 67: 357–62. DOI: 10.1203 / PDR.0b013e3181d026da

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

70. Фрондас-Шаути А., Саймон Л., Брангер Б., Брангер Б., Гаскоин Г., Фламант С. и др. Ранний рост и исходы нервного развития у очень недоношенных детей: влияние пола. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed. (2014) 99: F366–72. DOI: 10.1136 / archdischild-2013-305464

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

71.Poindexter BB, Langer JC, Dusick AM, Ehrenkranz RA, Национальный институт детского здоровья и развития человека, сеть неонатальных исследований. Раннее обеспечение парентеральными аминокислотами у младенцев с крайне низкой массой тела при рождении: связь с ростом и исходом нервного развития. J Pediatr. (2006) 148: 300–5. DOI: 10.1016 / j.jpeds.2005.10.038

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

72. Тиффин Г.Дж., Ригер Д., Беттеридж К.Дж., Ядав Б.Р., Кинг В.А. Метаболизм глюкозы и глутамина в эмбрионах крупного рогатого скота до прикрепления в зависимости от пола и стадии развития. J Reprod Fertil. (1991) 93: 125–32. DOI: 10.1530 / jrf.0.0930125

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

73. Гэн Х, Гэн Л., Чжан И, Лу Х, Шэнь И, Чен Р. и др. Пол плода влияет на уровень глюкозы в плазме крови матери натощак и базальную функцию бета-клеток у беременных с нормальной толерантностью к глюкозе. Acta Diabetol. (2017) 54: 1131–8. DOI: 10.1007 / s00592-017-1055-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

74.Giannubilo SR, Pasculli A, Ballatori C, Biagini A, Ciavattini A. Пол плода, потребность в инсулине и перинатальные исходы при гестационном сахарном диабете: наблюдательное когортное исследование. Clin Ther. (2018) 40: 587–92. DOI: 10.1016 / j.clinthera.2018.02.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

75. Окдемир Д., Хатипоглу Н., Куртоглу С., Сираз ЮГ, Акар Х. Х., Мухтароглу С. и др. Роль иризина, инсулина и лептина во взаимодействии матери и плода. J Clin Res Pediatr Endocrinol. (2018) 10: 307–15. DOI: 10.4274 / jcrpe.0096

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

76. Сантана М.Г., де Веласко П.С., Оливейра ORC, Санто Р. Э., Спреафико Ф, Алмейда Л. Б. и др. Уровни адипонектина, инсулина и лептина в плазме пуповины новорожденных от подростков и взрослых матерей и их связь с антропометрическими параметрами и полом плода. J Perinatol. (2018) 38: 489–95. DOI: 10.1038 / s41372-018-0053-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77.Castro NP, Euclydes VV, Simoes FA, Vaz-de-Lima LR, De Brito CA, Luzia LA и др. Взаимосвязь между концентрацией лептина и адипонектина в плазме матери и ожирением новорожденных. Питательные вещества (2017) 9: E182. DOI: 10.3390 / nu

82

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

вакцин против COVID-19 и беременность: что нужно знать, если вы беременны, пытаетесь забеременеть или кормите грудью

В августе 2021 года CDC опубликовал новые данные, показывающие, что имеющиеся в настоящее время вакцины от COVID-19 безопасны для беременных, и рекомендовал вакцинировать всех людей старше 12 лет от COVID-19.Это особенно важно в связи с недавними данными, показывающими, что беременные люди подвергаются повышенному риску осложнений от COVID-19, а поскольку в нашей популяции циркулирует более заразный дельта-вариант вируса, риск заражения COVID-19 выше. 23 августа 2021 года FDA предоставило полное разрешение на вакцину мРНК Pfizer-BioNTech, которая теперь будет называться Comirnaty, для лиц старше 16 лет.

Зная, что у многих пациентов возникают вопросы о вакцине, ее эффективности и безопасности, специалисты по репродуктивному здоровью Чикагского университета, специализирующиеся в области материнско-плода, репродуктивной эндокринологии и бесплодия, беременностей с высоким риском и общего акушерства, ответили на общие вопросы о вакцине и беременности.

CDC указал, что вакцину следует вводить беременным.

Вот что Аббе Кордик, доктор медицины, доцент кафедры акушерства и гинекологии; Хоана Р. Лопес Пердигао, доктор медицины, доцент кафедры акушерства и гинекологии; Марьям Сиддики, доктор медицины, доцент кафедры акушерства и гинекологии; и А. Муса Замах, доктор медицинских наук, доцент кафедры акушерства и гинекологии.

Могу ли я получить вакцину от COVID-19, если я беременна, планирую забеременеть или в настоящее время кормлю грудью?

CDC указал, что вакцину следует вводить беременным.Кроме того, несколько профессиональных обществ рекомендовали беременным делать прививки. Однако, если у вас есть конкретные вопросы или опасения по поводу вашего собственного здоровья, вам следует обсудить их со своим лечащим врачом.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует беременным людям с высоким риском заражения (т. Е. Тем, кто живет в районе с высокими показателями передачи инфекции, или кто работает в условиях повышенного риска, например, медицинские работники), рассмотреть возможность вакцинации, потому что о повышенном риске тяжелой инфекции COVID-19 во время беременности и повышенном риске преждевременных родов.Следует отметить, что ВОЗ не дала полной рекомендации не из-за каких-либо конкретных опасений по поводу безопасности вакцины, а из-за отсутствия данных о беременных. Кроме того, ВОЗ заявила, что кормящих людей следует вакцинировать, поскольку нет доказательств того, что вакцинация во время грудного вскармливания оказывает какое-либо негативное влияние на родителя или ребенка, и на самом деле грудное вскармливание может передавать ценные антитела ребенку через грудное молоко, дополнительно защищая их. против COVID-19.

Хотя общий риск тяжелого течения COVID-19 низок, если вы беременны, у вас повышенный риск тяжелого заболевания, если вы заразитесь COVID-19.

Если я не сделаю вакцинацию, каковы риски заражения COVID-19 во время беременности? Как вариант дельты меняет эти риски?

Во время беременности в организме происходит множество изменений, некоторые из которых могут повлиять на силу иммунной системы. Хотя общий риск тяжелого течения COVID-19 низок, если вы беременны, у вас повышенный риск тяжелого заболевания, если вы заразитесь COVID-19.Это означает, что у вас повышенный риск госпитализации, поступления в ОИТ, лечения экстракорпоральной мембранной оксигенацией (ЭКМО) и смерти.

Вопросы и ответы: Как COVID-19 может повлиять на беременность

Последние данные показали, что люди с тяжелыми симптомами COVID-19 имеют более высокий риск осложнений во время и после беременности. По сравнению с бессимптомными пациентами с COVID-19, пациенты с тяжелыми симптомами были подвержены более высокому риску кесарева сечения, преждевременных родов, гипертонических расстройств во время беременности и послеродового кровотечения.Недавнее исследование показало, что у беременных, которые заразились COVID-19, вероятность смерти в 20 раз выше, чем у тех, кто не заразился этим вирусом. Для некоторых людей беременность — не единственный фактор риска для здоровья: они могут иметь избыточный вес или ожирение, иметь сопутствующее высокое кровяное давление или диабет или принадлежать к группе меньшинств, у которых были более тяжелые исходы.

Дельта-вариант SARS-CoV-2 как минимум в два раза более заразен, чем предыдущие штаммы вируса, а это означает, что человек с большей вероятностью заразится вирусом, если / когда он подвергнется воздействию.Поскольку вирус циркулирует в обществе с большей скоростью, риск заражения продолжает расти. Есть некоторые данные, свидетельствующие о том, что дельта-вариант может вызывать более тяжелое заболевание, чем предыдущие штаммы вируса, но необходимы дополнительные исследования. Также возможно, что другие штаммы вируса, которые эволюционировали, такие как вариант mu или другие будущие штаммы, могут представлять дополнительные риски, если новые мутации приведут к повышенной трансмиссивности, снижению защиты от вакцин или более тяжелому заболеванию.

Хотя ни одна вакцина не является идеальной, вакцины COVID-19 и, в частности, вакцины мРНК от Moderna и Pfizer, по-видимому, очень эффективны против инфекции, даже против варианта дельта. Исследование, посвященное данным вакцины Comirnaty (Pfizer) в Израиле, показало, что она на 78% эффективна в предотвращении заражения беременных. Вакцины чрезвычайно эффективны для предотвращения тяжелых заболеваний и смерти среди населения в целом; только очень небольшая часть вакцинированных людей попадает в больницу из-за инфекции COVID-19.Однако пока нет данных о том, влияет ли беременность на эти исходы.

Проверялись ли вакцины COVID-19 на беременных или кормящих людях?

Беременные не включались в клинические испытания; это связано с историческими ограничениями на включение беременных в клинические испытания. Moderna, Pfizer-BioNTech и Johnson & Johnson провели исследования DART на животных моделях, чтобы определить, есть ли какие-либо отрицательные побочные эффекты вакцины COVID-19 во время беременности; Эти исследования часто используются для определения того, какие виды лечения следует предлагать беременным при отсутствии данных клинических испытаний на людях.На данный момент результаты не выявили побочных эффектов стандартной дозы мРНК вакцины на репродуктивную функцию женщин, внутриутробное или постнатальное развитие.

CDC собирает дополнительные данные мониторинга через свое приложение для смартфонов, V-safe и другие системы мониторинга, чтобы запросить отчеты о побочных эффектах после вакцинации. CDC проанализировал эти данные от более чем 150 000 беременных на момент вакцинации от Covid-19 и обнаружил, что не было никаких опасений относительно безопасности беременных людей или их детей, вакцинированных на поздних сроках беременности.Дополнительные данные, касающиеся исходов почти у 2500 беременных, которые получили вакцину мРНК COVID-19 до 20 недель беременности, не выявили увеличения риска выкидыша — частота выкидышей после вакцинации COVID-19 составила около 13%, что аналогично ожидаемому. частота выкидышей в общей популяции.

Если вы проходите курс лечения бесплодия, в настоящее время рекомендуется продолжить лечение и пройти вакцинацию.

Нужно ли мне откладывать беременность или лечение бесплодия, если я планирую сделать прививку?

Текущие рекомендации говорят, что нет причин откладывать зачатие.Если вы забеременели после получения первой дозы вакцины COVID-19, вам не следует откладывать получение второй бустерной дозы в соответствии с графиком. Единственный возможный риск, о котором врачи знают в настоящее время в связи с вакциной, — это возможность повышения температуры после второй дозы, побочный эффект, который испытывают примерно 10-15% реципиентов вакцины. В исследованиях на животных высокая температура на ранних сроках беременности была связана с небольшим повышением риска врожденных дефектов и потери беременности. Если это вызывает беспокойство, в настоящее время рекомендуется принимать безопасные для беременности средства для снижения температуры, такие как тайленол, если у вас поднялась температура после вакцинации.

Если вы проходите курс лечения бесплодия, в настоящее время рекомендуется продолжить лечение и пройти вакцинацию. Американское общество репродуктивной медицины (ASRM) рекомендует вакцинацию людей, планирующих зачать ребенка спонтанно или с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, таких как ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение). Недавнее исследование не показало разницы в результатах успешного ЭКО у людей, которые были вакцинированы или ранее были инфицированы COVID-19. Поговорите со своим врачом и / или специалистом по фертильности, чтобы принять наиболее подходящее для вас решение.

Когда во время беременности мне следует делать прививку?

Чтобы обеспечить максимальную защиту от COVID-19, мы рекомендуем людям пройти вакцинацию, как только она будет предложена.

Может ли вакцина повлиять на мой плод во время беременности или достичь моего ребенка при грудном вскармливании?

Вакцины с мРНК работают, предоставляя вашему организму небольшой набор генетических инструкций для производства шипового белка SARS-CoV-2. Ваше тело вырабатывает белок и позволяет вашей иммунной системе узнать, как выглядит белок, чтобы она могла распознать белок, если вы когда-нибудь столкнетесь с настоящим вирусом SARS-CoV-2, и подготовить иммунный ответ, чтобы вы не заболели.мРНК чрезвычайно короткоживущая и легко разрушается; вот почему вакцину необходимо хранить при таких низких температурах и использовать сразу после приготовления. После того, как вакцина была введена вам в руку, ваше тело либо использует инструкции для создания этих протеинов-шипов, либо быстро расщепляет небольшое количество оставшейся мРНК. Поэтому крайне маловероятно, что какая-либо мРНК сможет попасть в грудное молоко или в плод через плаценту. Кроме того, поскольку она так легко разлагается, она не может выжить в кислой среде желудка вашего ребенка, поэтому сама вакцина не может повлиять на вашего ребенка.

Вакцина состоит из мРНК и не содержит живых вирусов. Следовательно, невозможно заразиться COVID-19 от вакцины или передать вирус другим людям.

Предварительные данные показывают, что вакцинация во время беременности может принести пользу ребенку; вакцина сообщает вашему организму о необходимости выработки антител против вируса, вызывающего COVID-19, которые обеспечивают защиту от болезни. Исследователи обнаружили эти антитела в пуповинной крови у людей, получивших вакцины с мРНК, что указывает на то, что защитные антитела могут передаваться ребенку.Поскольку врачи наблюдают рост числа очень маленьких детей (в возрасте до шести месяцев) с COVID-19 по мере распространения дельта-варианта, для беременных особенно важно пройти вакцинацию, чтобы защитить своего будущего ребенка.

Вызовет ли вакцина бесплодие или повреждение плаценты?

Также нет доказательств того, что вакцина COVID-19 может снизить вашу естественную фертильность или нанести вред плаценте или плоду. Хотя вакцина COVID-19 является новой, механизм действия этой мРНК-вакцины и существующие данные о безопасности подтверждают безопасность вакцины на основе мРНК COVID-19 во время беременности.Недавнее исследование, опубликованное в журнале Fertility & Sterility Американского общества репродуктивной медицины (ASRM), не обнаружило разницы в частоте имплантации у пациентов с предыдущей вакцинацией, предыдущей инфекцией и без предыдущей вакцинации или инфекции.

Президент ASRM заявляет, что «независимо от того, где вы находитесь в процессе создания семьи, вакцина COVID-19 безопасна и спасает жизни».

Передаст ли грудное вскармливание ребенку иммунитет?

Многочисленные исследования, проведенные за последний год, показывают, что вакцины против COVID-19 вызывают иммунный ответ и увеличение антител, которые обнаруживаются в грудном молоке.Этот запас материнских антител в грудном молоке может обеспечить защиту младенцев от болезни. Показано, что, как и в случае с другими вакцинами, использование силы пассивного иммунитета для защиты новорожденных является эффективным способом предотвращения болезней у новорожденных.

Кроме того, другое исследование, проведенное после вакцинации против COVID-19, не показало, что частицы мРНК вакцины в грудном молоке после вакцинации.

Мы считаем, что в подавляющем большинстве случаев преимущества перевешивают риски, и вакцина намного безопаснее, чем заражение COVID-19.

Вы порекомендуете своим пациентам сделать прививки? Вам делают прививки?

За исключением очень редких случаев, когда люди имеют особые проблемы со здоровьем, мы рекомендуем вакцину COVID 19 всем нашим пациентам. Мы считаем, что в подавляющем большинстве случаев преимущества перевешивают риски, и вакцина намного безопаснее, чем заражение COVID-19.

Некоторые из нас кормят грудью, некоторые из нас беременны или планируют забеременеть в ближайшем будущем; у всех нас есть пациенты, друзья и семья, которых мы хотим защитить, и все мы работаем в сфере здравоохранения на передовой.Мы благодарны за вакцинацию и надеемся, что другие воспользуются этой возможностью, чтобы защитить себя, своих детей и других членов своего сообщества, хотя общий риск тяжелого течения COVID-19 невелик, если вы беременным, у вас повышенный риск тяжелого заболевания, если вы заразитесь COVID-19.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *